Поиск

Неделя мужской моды в Париже: Raf Simons, осень-зима 2016

Хорроры и их герои

Неделя мужской моды в Париже: Raf Simons, осень-зима 2016
Пока другие дизайнеры посвящали свои весенне-летние коллекции Дэвиду Боуи, Раф Симонс думал о другом Дэвиде — Линче. Первый показ дизайнера для собственной марки после громкого прощания с Dior, посвященный в том числе и «Твин Пиксу», выпал на день рождения знаменитого режиссера. Как говорит сам Симонс, это вышло случайно

На смерть Дэвида Боуи многие бренды отреагировали неожиданно быстро. Самым оперативным оказался Алессандро Микеле: он, например, представил шерстяной кардиган с замысловатым рисунком на спине, в который была вписана фамилия музыканта. Трудно сразу решить, как на подобное реагировать. С одной стороны, это может выглядеть как искренняя попытка отдать дань уважения человеку, вдохновлявшему миллионы. С другой — как такая же искренняя попытка привлечь внимание к собственному бренду, вовремя ухватившись за крупный информационный повод. И, конечно, заработать на этом деньги. Вопрос в любом случае сложный, поэтому раздавать оценки мы не будем. Обсуждалось в последние дни и другое событие, на этот раз радостное: Дэвиду Линчу, знаменитому режиссеру, автору «Твин Пикса» и «Малхолланд Драйва», исполнилось 70 лет. И это событие на неделе моды осталось бы незамеченным, если бы не Раф Симонс. Именно на день рождения Линча выпал и показ Симонса — к тому же первой коллекции его собственной линии, вышедшей после ухода из Dior. И коллекция эта была посвящена в том числе и «Твин Пиксу».

Раф Симонс по всем его интервью и вообще любым публичным выступлениям производит впечатление человека очень искреннего и оттого ужасно трогательного. Поэтому в искренности этого жеста сомневаться тоже не получается. К тому же, по его словам, он вовсе не рассчитывал на такое совпадение, потому что и вовсе не знал о том, что Дэвид Линч отмечает свой день рождения 20 января. Но раз уж так вышло, «хотел бы думать, что посвящает это шоу ему» — так дизайнер прокомментировал этот счастливый случай в разговоре с журналистами WWD. Дэвид Линч к моде имеет весьма опосредованное отношение (хотя и пробовал себя даже на дизайнерском поприще), но, надеемся, новую коллекцию Raf Simons теперь все-таки посмотрит. Потому что то, что делает Симонс, внимания стоит всегда.

Заинтересовал дизайнера не только сериал 90-го года, но и тема ужасов вообще: ночные кошмары, столкновения с паранормальным и необъяснимым, «ужасная» серия Синди Шерман Untitled Horrors и фильмы-хорроры попроще Линча — те, в которых запуганных или, наоборот, слишком самоуверенных героев вырезает одного за другим ужасный маньяк. Героями большей части таких картин не зря становятся именно подростки: в стандартных простых сюжетах многие видят метафору взросления. В пору юности, переходный период между детством и взрослым миром, люди особенно уязвимы. И здесь-то их и настигают сомнения по поводу собственного будущего и собственной ценности, неприятные обязанности, неизбежность взросления и превращения в «такого же, как все» и слишком важные решения — и маньяки с топором, по сути, единственные спасители, которые на самом деле могут избавить героя от всего этого, позволив навеки остаться юным и избежать взросления. А для Рафа Симонса, одного из дизайнеров, явно очарованных юностью и вечно вытягивающих на свет какие-то из собственных воспоминаний, это время — самая питательная среда.

Но он при этом вовсе не из тех, кто выбранную тему раскрывает максимально прямолинейно. Никаких вещей, изрезанных перчаткой Фредди Крюгера, здесь, например, нет. Пытаться объяснить для себя увиденное можно только на уровне ощущений. За основу Раф Симонс берет части школьной формы — той одежды, в которой его герои-подростки, собственно, проводят половину своего времени. Вязаные жилеты поверх рубашек, джемперы с полосками, вышитыми на груди буквами и эмблемами воображаемых школ, пиджаки, простые брюки — но все выглядит совершенно не так, как мы привыкли видеть в кино. Буквы уползают с груди и оказываются в совершенно других точках, эмблемы рассыпаются по плоскости, не держась на положенном месте. Пропорции всех вещей капитально нарушены: жилеты оказываются слишком маленькими, рубашки торчат из них во все стороны, брюки слишком коротки и открывают резинки носков, как будто тело их хозяина резко пустилось в рост. Другие предметы, наоборот, слишком велики и даже огромны. Но oversize, который обычно дает ощущение уюта и защищенности, напоминает о мягком и безопасном коконе, в который можно спрятаться от всего, здесь выглядит совершенно иначе. И вызывает абсолютно другие эмоции. Когда из ребенка вдруг в одночасье превращаешься в подростка, когда перестаешь узнавать себя и свое тело, смотря в зеркало, и каждый день в отражении видишь нового, незнакомого человека, быстро приходит и понимание того, что от всех ужасов окружающего мира больше не получится, как в детстве, спрятаться под одеялом. И огромная отцовская куртка, и весь взрослый авторитет — они тоже больше не гарантируют тебе безопасности. Именно это ощущение нестабильности, неустойчивости будет сопровождать тебя ближайшие много лет, и именно его удается передать Рафу Симонсу прямо с подиума парижской недели моды. Хрупкие молодые люди в гигантских свитерах, поеденных молью, и куртках выглядят потерянными — и неважно, пугают их слухи о монстре, притаившемся в городских закоулках, или бесконечная неопределенность будущего.

Вера Рейнер

21 янв. 2016, 10:00

  • Фото: Imaxtree

Оставьте комментарий

загрузить еще