Поиск

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях

"Приводи все отделение": яркие события в мире искусства

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях
Наш колумнист Мария Байбакова делится своими впечатлениями от мира искусства, которые сложились у нее в феврале

В конце 2013 года я начала проводить гораздо больше времени в Лондоне, разрываясь между Туманным Альбионом, Нью-Йорком и Москвой, в надежде уделить каждому из  городов четверть своего времени. Еще одну "четвертинку" я "зарезервировала" для "всех остальных" событий, например, ярмарке Art Dubai или Art Basel Hong Kong, а так же учебе в школе этикета в Швейцарии. К счастью для меня, "резервную часть" пока использовать не пришлось: арт-сезон 2014 года открылся в феврале именно в Лондоне чередой по-настоящему грандиозных выставок, совпавших с первым раундом аукционных торгов современным искусством.

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 1)

Самым ожидаемым лондонским событием стала сольная выставка гротескных искаженных портретов живого классика, создателя стиля "искусственный реализм" Джорджа Кондо в Simon Lee Gallery, которая открылась 10 февраля параллельно с экспозицией его новых работ тушью на бумаге в Skarstedt Gallery. Представленные полотна созданы весной-летом прошлого года, когда сам автор находился в больнице с тройной пневмонией. Я коллекционирую работы Кондо с 2008 года и знаю, что его творчество бывает неровным, но эта выставка была наполнена только полотнами-блокбастерами. Кстати, о блокбастерах! Кодно начал покорять Голливуд. С недавних пор этот реинкарнированный Пикассо на короткой ноге с шоу-бизнесом, он разработал дизайн обложки для альбома Канье Уэста и сумки Hermes Birkin для Ким Кардашьян.

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 2)

О любви арт-мира к живописи Кондо говорит и тот факт, что многие гости выставки пропустили вечерние торги аукционного дома Phillips, предпочтя от души повеселиться вместе с Джорджем в Nobu в районе Mayfair, где прошел ужин в честь открытия. Я же решила убить сразу двух зайцев — прилетев в Лондон из Москвы, прямо из аэропорта я приехала в Simon Lee Gallery, участвуя при этом в торгах Philips по телефону. После ужина в Nobu дружная арт-тусовка отправилась на вечеринку в новый отель Андре Балазса в Marylebone, чтобы обсудить аукционы Sotheby's и Christie's на предстоящей неделе.

Много разговоров было и о живописи концептуалиста Рудольфа Штингеля, который казался несправедливо забытым на фоне таких молодых художников, как Израиль Ланд, Люсьен Смит и Давид Островски. В конце прошлого года в венецианском Palazzo Grassi под покровительством магната Франсуа Пино прошла масштабная экспозиция-инсталляция Штингеля. В художественном споре Востока и Запада страстный любитель ковров разных мастей застелил ими все выставочное пространство. Это был полный восторг! Я считаю, что работы Штингеля надо обязательно покупать. Творчество этого мастера пока еще не достигло пика на рынке, но он, безусловно, случится в скором времени.

Рудольф Штингель. "Без названия", 2010

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 3)

Другой горячей темой для обсуждения стала эволюция рынка искусства и взлет цен на работы таких художников, как как Оскар Мурильо, а так же вышеупомянутых Смита, Островски и Ланда. За последний год мы видели множество спекуляций с произведениями этих молодых художников-абстракционистов (Мурильо — 25 лет, Смиту — 24, Островски — 33, а Ланду — 34). Коллекционеры покупают их работы за $10-25 тысяч на "первичном" рынке в галлереях, а потом перепродают на аукционах в 10-15 раз дороже в течение года. Свидетельство этому — последние лондонские торги. На "первичном" рынке Островски стоит в среднем $25 тысяч, предаукционный эстимэйт — от $16 тысяч до $25 тысяч, при этом на Phillips его работа была продана за $ 142 тысячи!

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 4)

Результаты торгов крайне важны для рынка. По сути, это единственная  "официальная" информация о стоимости той или иной работы, так как галерейные цены не распространяются на публику. Так что не удивительно, что многие покупатели сильно расстроились, когда работа Ланда, которая должна была стать первым лотом дневных торгов Phillips, была неожиданно снята с аукциона. За последний год его творчество сильно поднялось в цене: с $5 тысяч до $150 тысяч в частной торговле. Но, увы, дебютного выхода на открытый рынок в карьере художника пока так и не произошло. Поговаривают, что продавец не имел права выставлять эту работу на аукцион — она является одной из восьми частей серии и просто не может рассматриваться отдельно. Не получив в этом аукционном цикле "официальной" рыночной цены на Ланда, все, затаив дыхание, ждут майские торги в Нью-Йорке.

Но вернемся к галереям, где искусством не торгуют, как на бирже, и где художников искренне поддерживают. Днем, между аукционами, я проехалась по своим любимым местам. Я начала с района Ист-Энд на восточной стороне Лондона, где располагаются наиболее авангардные галереи. Мне очень нравятся работы Даниэля Лефкорта, представленные в галерее Campoli Presti. Я и многие мои знакомые с интересом наблюдаем за Даниэлем с прошлого Базеля, и он продолжает превосходить себя.

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 5)

Одной из моих следующих остановок стала галерея Modern Art, где дилер Стюарт Шейв представлял новые работы Марка Флада. Марк один из тех авторов, которые обладают непосредственным чувством юмора, но при этом относятся с особой щепетильностью к выбору материалов и экспериментам с техникой. Его фирменный знак — живопись, созданная с использованием измазанных в краске кружев. Хотя я сторонник покупки искусства через интернет, работы Флада нужно непременно увидеть своими глазами, чтобы понять всю сложность, множественность их текстур. Я из тех людей, кто страстно охотится за его произведениями.

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 6)

Несмотря на то, что очень много великого современного искусства сейчас находится в Лондоне, недавно я поняла, оно может создать вам немало проблем с соседями. Пару недель назад, выходя из своей новой квартиры в Ноттинг-Хилл, я неожиданно поймала на себе взгляд одного из соседей, который делал фотографии моего дома, стоя через улицу. Зачем? Почему? Весь день тревожные мысли не давали мне покоя. Вечером у двери я обнаружила записку, в которой "сосед с фотоаппаратом через дорогу" настоятельно просил меня перестать включать и выключать "красный свет" в окне, который делает мой дом похожим на публичный! В противном случае он "будет вынужден обратиться в городской совет и полицию". Я была ошарашена! "Красный свет", который так возмутил моего соседа, — не что иное, как произведение Шезада Давуда. Яркая неоновая надпись "Аллах суверенен" на арабском языке заключена в перекати-поле. Придерживаясь принципов разумного потребления энергии, я каждый раз выключаю ее, прежде, чем покинуть дом. Но, кто бы мог подумать, что за эту работу меня могут обвинить в занятии проституцией. Благими намерениями проложена дорога в ад.

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 7)

Как такое возможно, что в городе, откуда родом Трейси Эмин и ее прекрасные неоновые надписи, у современного и с виду состоятельного мужчины красный неоновый свет в окне квартиры на первом этаже дома в викторианском стиле в Ноттинг-Хилле ассоциируется с улицей красных фонарей в Амстердаме? С другой стороны, у меня появился повод вновь связаться с Шезадом, чью работу я показывала в Москве в Baibakov Art Projects в феврале 2009-го. Оказалось, что в апреле у него открывается сольная выставка в лондонском Parasol Unit. Возможно, в знак примирения мне следует пригласить на нее моего соседа? Воспользуюсь случаем и предложу ему привести с собой на открытие весь городской совет и британскую полицию. Думаю, пресса будет в восторге! Как пел Женя Лукашин в "Иронии Судьбы": "Приводи все отделение!"

Финальным аккордом моей лондонской арт-недели стал вечер в доме элегантного и интеллигентного коллекционера Яны Пил, который она организовала вместе с Натальей Водяновой в преддверии открытия выставки Казимира Малевича в галерее Tate этим летом. На камерном званом ужине, сидя за столом, присутствующие обсуждали come-back Малевича: легендарный художник стремительно вернулся в сознание публики, благодаря церемонии открытия Олимпиады в Сочи. Многие из гостей приехали в Лондон как раз с зимних Игр и делились впечатлениями от "Красного Квадрата" в постановке Константина Эрнста.

Мария Байбакова о своих февральских культурных впечатлениях (фото 8)

Уже через неделю, 19 февраля, я сама полетела в Сочи, чтобы на несколько дней "отступить" от мира искусства в сторону профессионального спорта. Но, видимо, от судьбы не уйдешь. Искусство нашло меня и здесь. Признаюсь честно, при виде оживших абстрактных форм и талантливой реконструкции странных миров Казимира Малевича, Василия Кандинского и Марка Шагала на церемонии закрытия Олимпиады у меня в глазах застыли слезы. Спасибо организаторам за этот важный пробуждающий культурный "звоночек" для всего мира и возможность увидеть другую Россию в отрыве от Pussy Riot, Эдварда Сноудена и Украины. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Мария Байбакова Наталья Старостина

5 марта 2014, 09:00

Оставьте комментарий

загрузить еще