Поиск

«Документа» XIV в Афинах: итоги и тенденции

Независимый куратор Юлия Белоусова об одной из главных выставок современного искусства

В Афинах открылась одна из главных выставок современного искусства «Документа», ставшая четырнадцатой по счету. Это арт-мероприятие проводится раз в пять лет в Касселе с 1955 года, продолжая традицию выставок современного искусства в Германии, прерванную в 1937 году выставкой «дегенеративного искусства». Во многом именно благодаря «Документе» было сформировано современное понятие кураторства. Мы поговорили с независимым куратором Юлией Белоусовой, идеологом проекта Ephemeral Dinner, о важности «Документы», новом месте ее проведения и о том, чего же нам ждать от искусства в ближайшее время.

— «Документа» проводится каждые пять лет и является одной из наиболее важных выставок современного искусства наряду с Венецианской биеннале. Чем она принципиально отличается от других выставок по концепции и отбору художников?

— «Документа» — уникальная в своем роде выставка, которая исторически отличалась от других арт-мероприятий новаторством, свежестью, бесстрашием, любовью к экспериментам. Идея создания «Документы» была вызвана необходимостью, как крик несогласия с бюрократичным и зачастую устаревшим аппаратом государственных институций с одной стороны и коммерческим миром, ярмарками и галереями — с другой.

«Документу» можно сравнить с Венецианской биеннале по размаху и количеству посетителей, но есть ряд существенных отличий. Во-первых, на подготовку выставки в Касселе куратору отводится пять лет (Венецианская биеннале проходит каждые два года. — Прим. редакции). Во-вторых, надо признать, что Венецианская биеннале в некой степени коррумпирована. Бюджеты павильонов поддерживаются галереями — представителями художников, работы до или во время биеннале продают и покупают. Что же до участников, то это, как правило, «бестселлеры» — хорошо известные на рынке художники.

В отличие от биеннале, «Документа» — уникальный прецедент. Только представьте себе, у вас есть 100 дней на то, чтобы изучить выставку 160 художников, отобранных в течение пяти лет ведущим мировым куратором. Это большая ответственность, от него ожидают из ряда вон выходящей концепции выставки, нового творческого решения и имен художников, о которых мы и не слышали. Перед нами своего рода энциклопедия современного искусства, академический подход, вновь открытые забытые художники или молодые и талантливые, не задетые коммерческой стороной мира искусства.

— Традиционно площадкой для «Документы» был Кассель, а в этом году выставку перенесли в Грецию, переживающую экономический кризис. Как вы считаете, почему были выбраны именно Афины?

— Концепция отражает напряженность экономических и социальных отношений в Европе, а соотношение Кассель — Афины, Германия — Греция как нельзя лучше должно подчеркнуть данную проблематику.

Художникам было предложено создать работу для каждого из двух мест, уделив внимание динамическим отношениям между двумя городами. Географически выбор Афин обоснован стремлением новой «Документы» выйти за пределы европейского контекста, ведь Греция является соединяющим звеном между Африкой, Ближним Востоком и Азией. Поэтому дистанция между Касселем и Афинами и физическая, и метафорическая.

— Тема этой «Документы» звучит как «Учась у Афин». Как эта концепция была реализована и чему мы действительно учимся у Афин?

— Хорошо запомнились слова Адама Шимчика, которые он произнес на пресс-конференции: «Великий урок в том, что уроков нет». Лично я слышу в этой фразе некое извинение. «Если "Документа" вам не понравилась, значит, вы не поняли высоко академичной и интеллектуальной концепции — учитесь разучиться». На мой взгляд, заявленные цели этой «Документы» звучат амбициозно и глобально, идеальная цель — спасение мира. Адам действительно представил необычную и новаторскую концепцию, но как насчет соответствующей реализации? Аналогичным примером можно назвать «Манифесту» прошлого года в Цюрихе. Куратор Кристиан Янковски поражает необычностью, помпезностью концепций и желанием удивить, но по факту оказывается, что все уже было. Нынешние кураторы не дотягивают до уровня икс: хотя бы идея выставки должна быть действительно изощренной, чтобы работу художественного руководителя можно было назвать «рок-н-роллом».

— В прессе много пишут о том, что проведение «Документы» в Касселе сродни аттракциону богатых туристов в бедной колониальной стране. Что вы думаете по этому поводу и каким на самом деле был прием критиков и зрителей и атмосфера в Афинах?

— В этом есть доля правды: население Афин не имеет ни малейшего понятия, что такое «Документа» и почему вдруг в апреле город переполнен. Всякий раз в общественном транспорте я заводила разговор на тему «Документы» с попутчиками и ни разу не встретила человека, который до этого слышал о нашей выставке.

Людям не хватает информации, да они и не стремятся понять, что за плакаты развешаны по всему городу. Все заняты более насущными вопросами. Это карусель, которая скачет в своем ритме. Конечно, хотелось бы, чтобы на нее запрыгнули и сторонние люди. Но есть у всего этого и положительный аспект — на перформансах задействованы волонтеры, а в качестве смотрителей в музеях работают молодые ребята из Афин. 

— Адама Шимчика, главного куратора «Документы», часто называют рок-звездой от кураторства. Чем, на ваш взгляд, важен и интересен его подход?

 

— Интересная параллель. Сегодня я общаюсь с молодым поколением, стоящим перед выбором профессии, и убеждаюсь, что желание стать художником объясняется простейшей мотивацией. Сегодня артист действительно звезда рок-н-ролла: быстрые и большие деньги, разгульная и свободная жизнь, фанаты и легкая работа — поставил камень в угол, и вот тебе искусство. Но люди забывают, что у минимализма и концептуального искусства есть свои корни. Из числа так называемых художников единицы добиваются успеха и способны зарабатывать себе на жизнь выбранной профессией. Метафора куратора как рок-звезды мне не кажется целиком положительным сравнением. Я еду на «Документу» за новым искусством, за образованием, за открытиями, а не на концерт с толпой рьяных фанатов (на что «Документа» была действительно похожа в этом году). Но нельзя все видеть в черно-белом свете: было много сильных моментов.

«Документа» XIV в Афинах: итоги и тенденции (фото 1)

— Какие площадки «Документы» вы могли бы особенно отметить и какие художники привлекли внимание? Может быть, что-то стало для вас своего рода открытием?

— «Документа» расположилась на 47 остановках, из которых пять основных площадок — музейного уровня. Моим фаворитом является Odeion, афинская консевартория, построенная греческим архитектором Иоаннисом Деспетопулосом. Она покоряет, как минимум, архитектурным решением. EMST — центр современного искусства, одна из самых удачных комплексных площадок, на которой расположились работы более 77 художников. Жаль, что пространства все же было мало. Пообщавшись с людьми, хорошо знающими афинскую культурную политику, не могу не выразить восхищения. Музей современного искусства, расположившийся в бывшем здании пивной фабрики, пытались открыть с 2004 года. Была бюрократическая путаница с бумагами, музей стоял закрытым и только благодаря «Документе» его удалось открыть публике.

Афины — это тщетная попытка объять необъятное: 160 участников на 47 площадках плюс параллельная программа. Перформансы разбросаны по всему городу, время проведения пересекается, некоторые из точек откроются только в мае. Из участвующих художников мне были знакомы не более 30 процентов, что говорит в пользу открытий. Не хватало контекста, на мраморных дощечках с именем автора работы отсутствует информация о стране происхождения, датах рождения и во многих случаях датах смерти. Даже если это часть концепции, как в случае с выставками Натали дю Паскер, для «Документы» данное решение не работает. Если искусство — это зеркало происходящего, то дата создания непременно дает информацию, бэкграунд для понимания работы. Как же учиться без этого?

 

Отдельные работы и имена сложно выделить, во-первых, ввиду непосильности просмотра всех участников за одну неделю, а во-вторых, ввиду большого количества сильных работ. Инсталляция и видео Hiwa K., перформанс Daniel Knorr, фильм Дугласа Гордона «I had nowhere to go» под 100 минут, основанный на тексте Джонаса Мекаса, писателя, почти без визуального сопровождения, инсталляция о долгах Эмека Огбо «The Way Earthly Things Are Going», живопись греческого художника Андреаса Касаписа, видеоработа «Tripoli Cancelled» (2017) Наима Мохаймана, отснятая на заброшенном аэропорту, перформанс Ибрагима Махама на площади Синтагма, запомнившегося нам по Венецианской биеннале 2015 года в Арсенале инсталляцией с мешками. Есть что перечислить, и однозначно желающие открытий и новых имен смогут вдоволь насладиться программой «Документы».

«Документа» XIV в Афинах: итоги и тенденции (фото 2)

— На предыдущих «Документах» из русских художников были Гутов и Монастырский, выставлявшиеся в разные годы и на Венецианской биеннале, и не только они. Были ли русские художники и институции представлены сейчас?

— В этом году на имя знакомого художника придется как минимум такое же количество или даже больше новых открытий. В EMST представлена работа почти забытого русского композитора Арсения Авраамова «Symphony of Sirens».

— Какую тенденцию можно выделить в качестве главной на «Документе» и что нам ждать от Касселя?

— Сосредоточение внимания на социально-политических темах, которые формируют Европу сегодня, — национализме, кризисе, глобальных бедствиях. «Документа» XIV посвящена иммиграции, перемещению и тотальным катастрофам, которые послужили истоком рождения «Документы» как таковой: Вторая мировая война и холокост. Саунд-арт, перформанс, акционизм и текст преобладают над визуальными работами. Отличный повод отдохнуть после Берлинской биеннале и так называемого пост-интернет-арта, возврат к аналогу.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Полина Козлова

Оставьте комментарий

Загрузить еще