Поиск

Фаундеры.ру: истории российских предпринимателей, которые успешно покоряют Кремниевую долину

4 истории

Фаундеры.ру: истории российских предпринимателей, которые успешно покоряют Кремниевую долину
Стартаперы из России рассказали Buro 24/7 о своем опыте здесь и там: о бизнес-инкубаторах, клонах и знакомствах в «большой деревне»

Татьяна Федорова, GOODdler и AMBAR 
(приехала и живет в Долине с 2012 года)

Моя семья еще в конце 90-х выиграла Green Card-лотерею и переехала в Калифорнию. Я на тот момент не уехала, потому как у меня и в Москве все было прекрасно. Я вообще считаю себя патриотом и до сих пор думаю, что мой дом в Москве, — даже до сих пор по ошибке иногда парк Голден Гейт в Сан-Франциско называю парком Горького. Многие годы я ездила сюда в гости туристом — повидаться с семьей и Америку посмотреть. А в очередной мой приезд, в 2012 году, так получилось, что обратно я уже не поехала. Но я до сих пор не называю это переездом!

Были тогда определенные обстоятельства в Москве личного характера — просто хотелось развеяться. Все-таки Сан-Франциско — это такое уникальное место с океаном и мощной энергетикой от воздуха, концентрации интеллекта, людей и разных культур. Приехала в гости к семье с маленьким чемоданчиком и билетом с открытой датой, предполагая, что недели через две вернусь обратно. Но обстоятельства сложились так, что здесь пошла какая-то активность, появилась куча разных идей и я начала их воплощать. И, кстати, с тех пор я так в Москве еще и не была.

У меня на тот момент была своя достаточно успешная юридическая консалтинговая компания, но бизнес-среда в России уже стала стремительно меняться не в лучшую сторону, появилось дополнительное давление со стороны государственных органов. Энтузиазм у предпринимателей в таких обстоятельствах снижается, особенно на контрасте с тем, что видишь здесь: множество открытых дверей, налаженная экосистема.

Я за этой экосистемой достаточно долго наблюдала во время своих наездов. Поражалась тому, как у людей загораются глаза, как только они слышат о какой-либо проблеме. Начинают тут же мечтать, как эту проблему можно решить, вместо того чтобы всем вместе горевать о трудностях. Общаясь с людьми здесь, начинаешь думать иначе — хочешь не хочешь, а мощный позитив к тебе приклеивается.

Всегда удивляло меня и то, насколько смело люди здесь говорят о своих провалах в бизнесе, открыто анализируют свои ошибки, учатся на опыте друг друга. Даже провал на фоне обсуждения полученного от него опыта и энтузиазма делать следующие проекты с новыми знаниями звучит оптимистично.

Фаундеры.ру: истории российских предпринимателей, которые успешно покоряют Кремниевую долину (фото 1)
Я еще до приезда сюда в 2012 году, когда в России уже появились стартап-площадки, пыталась привезти в Россию один инкубатор, но еще раз убедилась, что любые связанные с технологиями начинания лучше делать из Долины. При этом очень хотелось как минимум частичку этой продвинутой экосистемы (все же Долина — № 1 по всем показателям во всем мире до сих пор) перенести в Россию, которая так богата умами, в том числе и предпринимательскими, но нет таких возможностей довести интересные идеи до реализации.

Так вот, во время того приезда в 2012 году я познакомилась с Анной Дворниковой и Стасом Хирманом (основателями AMBAR), у которых уже была серьезная репутация в Долине. Именно они привозили знаменитую группу венчурных капиталистов в Россию и принимали здесь Дмитрия Медведева во время его президентского визита. Анна и Стас предложили мне возглавить AMBAR, потому как оказалось, что интересы наши по смешиванию предпринимательских экосистем сильно совпали.

Я человек безумно любопытный и всегда хочу все попробовать. Вот так я и осталась помогать сплочению русскоязычного бизнес-сообщества в Долине и помогать русскоязычным стартапам приезжать сюда и пропитываться здешней энергетикой, получать необходимую информацию. У меня уже были здесь какие-то связи и сложилось понимание, как лучше это делать. У AMBAR на тот момент был некий спад в активности, и мы сразу провели две конференции для предпринимателей. Cейчас мы продолжаем делать ежегодную конференцию Silicon Valley Open Doors, SVOD.

Параллельно я начала собирать информацию про благотворительные процессы в США — мне всегда было очень интересно направление, которое называют «умная благотворительность». Определенное время занял анализ информации и международного рынка гуманитарной помощи, но идея моего проекта GOODdler у меня на тот момент уже сформировалась. Вернее даже — она зрела на протяжении многих лет моей вовлеченности в филантропическую деятельность в России и в Долине наконец-то стала реальностью.

Мы запустили проект в 2014 году, и сейчас в нем зарегистрировано уже порядка 50 американских проектов. Помимо этого, мы тестируем рынки в 8 других странах, включая Россию, а у проекта появились первые инвесторы (раунд еще не закрыт, потому как мы тщательно отбираем партнеров и ищем не просто деньги, а так называемые smart money — инвесторов, кто хорошо разбирается в нашей индустрии).
GOODdler — это платформа, задача которой — изменить существующую систему гуманитарной помощи. Связать локальные некоммерческие организации, которые решают проблемы на местах, с локальными же магазинчиками, которые зачастую находятся за пределами интернета и не принимают интернет-оплаты. 

Мы делаем диджитализацию их товаров, создаем онлайн-каталоги, и местные некоммерческие организации могут выбрать товары, которые им нужны, и создать свои «списки желаний». А затем мы работаем над тем, чтобы вовлечь международные сообщества в решение проблем своих стран, и выстраиваем удобный процесс оказания помощи напрямую конкретным локальным организациям. Нужен кому-то мешок риса, а вы хотите помочь? Зашли на GOODdler и заплатили конкретно за мешок риса для кого-то.

Старая система гуманитарной помощи действует уже веками: кто-то где-то собирает деньги, потом происходит какое-то событие и на эти деньги закупаются товары, которые везутся порой через весь мир. Они проходят таможню, потом едут в какие-то международные гуманитарные организации, которые распределяют товары, и на каждом этапе урезаются какие-то куски денег на расходы всех участвующих в процессе. А товары, которые приезжают в итоге из-за границы, могут оказаться и вовсе не пригодны к местным условиям (скажем, после землетрясения в Непал привозили рис, который на высоте не варится). Через GOODdler мы и гуманитарные проблемы решаем, и местную экономику поддерживаем.

Я хотела бы сделать GOODdler крупнейшим игроком на рынке гуманитарной помощи, заменив старую систему новыми технологиями. Лет через пять я представляю себе, что GOODdler напрямую ассоциируется с любой гуманитарной и благотворительной помощью. Мы хотим, чтобы наша платформа стала главной для всех благотворительных виш-листов, как для отдельных людей (скажем, малоимущих семей, у которых не хватает средств на школу), так и крупнейших благотворительных организаций.

Фаундеры.ру: истории российских предпринимателей, которые успешно покоряют Кремниевую долину (фото 2)
К глобальному масштабированию мы пока не готовы, так как все еще тестируем систему. Но уже заключаем партнерства с разными организациями, которые помогут нам глубже понять все процессы и нюансы этого рынка, чтобы в дальнейшем интегрироваться в процессы Red Cross, USAID, программы ООН и т. д. В приоритетах у нас Африка, там очень сложные задачи, которые означают большой рыночный потенциал. В будущем обязательно будем работать и с Россией — мне очень интересно везде путешествовать и развивать самые разные международные направления.

Все мои занятия — это своего рода хобби, и я вообще не считаю, что это работа. Люди привыкли разделять работу и личное время, но я выбрала свои основные интересы и желания в жизни и теперь просто их монетизирую.

При этом еще и все мои друзья тем или иным образом оказываются втянутыми в то, чем я занимаюсь. Сестра — сооснователь моего стартапа, ее муж — один из партнеров конференции SVOD.

Наверное, из-за того, что здесь живет вся моя семья, мне сразу в Калифорнии было комфортно. Если бы я назвала свое «предприятие» переездом, то, возможно, заметила бы и сложности. Но любые потенциальные сложности вовсе и не кажутся такими, когда есть ощущение, что всегда можешь вернуться. У меня, можно сказать, есть своя квартирка (по нашим меркам) в доме старшей сестры в Уэстлейк, недалеко от Сан-Франциско. Все процессы в Америке выстроены удобно и логично, не нужно тратить время на какую-то бесполезную борьбу, поэтому я гораздо эффективнее здесь трачу свое время и успеваю по стандартным понятиям делать три работы одновременно.

И вообще, Кремниевая долина — место, где намешаны культуры и акценты, очень легко интегрироваться, есть самая разная кухня на любой вкус, много интересных событий. Так как AMBAR — это русскоговорящее сообщество, то много и русскоговорящих друзей. И есть ощущение, что ты можешь отсюда идти на любые рынки. Помимо различных бизнес-мероприятий, мы организуем через AMBAR походы на культурные события, слушаем классическую музыку, когда приезжают русские исполнители. Русские не держат так дистанцию, как американцы, и дружат по-другому.

Я вообще считаю себя патриотом и ни в коем случае не призываю кого-либо иммигрировать. Более того, мне очень жалко, что идет такая утечка мозгов из России. К сожалению, не вижу каких-либо возможностей лично на это повлиять с учетом политической и экономической ситуации в стране. Но с другой стороны, предпринимателям ни в коем случае нельзя закрываться внутри одной страны. Сейчас мир глобальный, и переезд — это такое условное понятие, на мой взгляд. Важно ничего не бояться, слушать внутренние желания.

Можно сюда приехать и начать подражать — высасывать из пальца какой-нибудь новый стартап. Но маловероятно, что он получится, в силу кучи причин. Важнее услышать свой внутренний голос и понять, что реально хотелось бы делать. А чтобы это услышать, можно просто даже приехать, а не переехать.

У всех нас есть какие-то склонности к чему-то, и важно вложить в это призвание все свое время и энергию. Провести здесь просто несколько месяцев, отключившись от своей ментальности, не пытаться оценивать что-либо или сравнивать. Впитывать информацию, не анализируя ее, как делают дети.

Фаундеры.ру: истории российских предпринимателей, которые успешно покоряют Кремниевую долину (фото 3)

Месяца через три (при условии, что человек, конечно, активно здесь общается и получает много новой информации) открываются, как мне кажется, какие-то внутренние клапаны. Человек начинает адекватно принимать всю получаемую информацию, понимать, как здесь все работает.

Например, многие предприниматели приезжают и просят меня подписать договор о неразглашении информации — абсурдная идея, с учетом того, что я могу под любую такую идею, скорее всего, назвать пятьдесят уже существующих аналогов стартапов, которые уже даже подняли инвестиции. Так что предприниматели здесь на месте быстро понимают, что принято, а что нет.

Кто-то приезжает и думает: «Я вас тут сейчас научу всему». Кто-то, наоборот, уверен, что здесь все наверняка умнее и лучше. На самом деле в Долине умы те же самые, просто выше концентрация людей, обладающих знаниями, выстроена экосистема и больше доступа к информации. Здесь столько всего происходит, что меняются какие-то парадигмы мышления.

Важно погрузиться в эту атмосферу по максимуму. Не снять комнату и ждать, когда к тебе придут, как я это наблюдала с некоторыми инженерами (посидеть в комнате можно и у себя в родном Иркутске!), а постараться понять, что же делает Кремниевую долину таким известным мировым брендом. Можно даже, например, подстроить свой приезд под конференцию SVOD, которая для этого специально и сделана, так как мы привозим кучу инвесторов и успешных предпринимателей со всего мира.

Большинство членов AMBAR — русскоговорящие, поэтому можно даже просто забить дни встречами, общаться и стараться ничего не «впаривать». Просто вести диалог — в таком общении наверняка найдутся какие-то совпадения или проявятся общие интересы. В общем, после этих условных трех месяцев ты начинаешь понимать, так ли ты все делаешь. А затем я рекомендую включить свой старый опыт и знание и начать уже заниматься тем, к чему действительно лежит душа.

 

 

Ирина Ефремова

11 июля 2016, 17:48

Оставьте комментарий

загрузить еще