Поиск

В Питере не пить: прочитайте этот текст и подпишите петицию о спасении петербургских баров

В Питере не пить: прочитайте этот текст и подпишите петицию о спасении петербургских баров

Что потеряет Петербург с принятием зверского закона против баров

Текст: Анастасия Павленкова


В третьем чтении в Петербурге приняли закон, согласно которому площадь заведений в жилых домах с лицензией на продажу алкоголя должна составлять минимум 50 квадратных метров. Барная и гастрономическая культура Петербурга от этого сильно проиграет: многие заведения, определяющие ее лицо, пострадают, а ее развитие может замереть. По просьбе BURO. петербургская журналистка и гастрономическая обозревательница Настя Павленкова взялась разъяснить, какую культурную и туристическую ценность рискует потерять город.

Закон не просто формалистский, а оскорбительно ленивый и непрофессиональный. Его задекларированная мишень — шумные разливайки в жилом фонде, подразумеваемая — незаконная продажа алкоголя в ночное время. Лабазы, где с номинальной стойки выдают на руки бутылки открытыми в Петербурге, действительно, не то, чтобы редкость. Вместо продуманных мер, которые решали бы именно эту проблему, законодатели взяли только одну характеристику бара — его площадь и подняли к ней требование, махом предписав закрыться и ответственные заведения с потрясающими духом и концепцией.

Петербургские бары — это не просто суперполезные для города налогоплательщики и работодатели, не только важнейший фактор туристической привлекательности города. Они — его ДНК, его крестражи, в которых хранится душа Петербурга, добровольно поделившаяся для этого на тысячи частичек. Возьмет ли ЮНЕСКО петербургский бархоппинг под защиту как достояние человечества — вопрос не про если, а про когда. Популяция штучных, одинаково любовно сделанных, но абсолютно разных по стилю и гастрономическому наполнению баров в Петербурге велика, как нигде в мире. Это не следствие дурной погоды или магии достоевщины, а вполне себе социоэкономическое явление. Арендные ставки и другие входные инвестиции на рынке не самые агрессивные, как следствие — воплотить любую идею, имеющуюся по части общепита, проще. Так что мечтать можно смелее — как иначе бы у нас появились бар-парикмахерская «Пиф-паф», бар-лекторий «Бакалавриат», бар-прошуттерия AD, бар «На вина!», где моднейшую биодинамику закусывают докторской колбасой?

Возьмет ли ЮНЕСКО петербургский бархоппинг под защиту как достояние человечества — вопрос не про если, а про когда

Списки потерь в рядах петербургских баров еще только составляются, но уже понятно, что по новому цензу не проходит «I Believe», а его суровое спортивное обаяние утешило не одного опоздавшего на мосты петербуржца. Под угрозой «Снежинка» — великое студенческое кафе, которое в дни перед зарплатой годами выручает всю творческую интеллигенцию города. То, что гастробар «Duo», с которого Петербург на сверхскоростях стартовал к нынешнему статусу гастрономической столицы России, в безопасности — счастливый случай объемом в три метра. И да, пострадают не только бары — ресторанам тоже угрожает принятый закон: чтобы наливать гостям тихие и игристые, им нужна лицензия, которую теперь выдадут, только если они впишутся по метражу.

В необарочной ротонде дома Колобовых тоже считают метры — в баре «8», где запросто можно попасть на ироничный конкурс по декламации. Над перепланировкой думает «Bolshoybar», где ставят редчайшие джазовые пластинки в Восточной Европе. Но даже если снести все стены, можно не сохранить «Стирку 40°». Передать градус легендарности этого места с более чем 15-летней историей можно хотя бы тем, что именно сюда как в главную достопримечательность Петербурга всегда водят приезжих рок-звезд. В крошечном баре-прачечной, где молодым поэтам и музыкантам дают опробовать свой голос на публике, отплясывала, скажем, группа Franz Ferdinand всем составом и командор Британской империи, голос Led Zeppelin и один из величайших вокалистов в истории Роберт Плант — говорят, даже успел что-то простирнуть.

Однако большинство имен классных баров, которых убивает принятый закон, мы с вами даже не узнаем — тех, которые не будут построены, потому что на большое помещение у будущих рестораторов может не хватить, а скромное взять нельзя.

В крошечном баре-прачечной командор Британской империи, голос Led Zeppelin и один из величайших вокалистов в истории Роберт Плант, говорят, даже успел что-то простирнуть

Драматичности ситуации прибавляет, во-первых, то, что на федеральном уровне постановление, закрепляющее норму площади, больше которой должно быть помещение, чтобы продавать алкоголь, приняли на уровне 20 квадратных метров. В Москве столичные власти его и оставили, а петербургские решили зачем-то повысить: то есть всего-то было надо ничего не испортить. Во-вторых, законодатель, пролоббировавший закон — не какой-нибудь обмылок советского аппарата; его зовут Денис Четырбок, ему чуть более 30 лет. Как он умудрился если не любить свой город, но даже не знать, что для него жизненно важно, изумляет. Остается надеяться, что губернатор Петербурга, которому закон отдан на подпись, ценит свою вотчину больше. В-третьих, конечно, усугубляет то, что вот это все сразу после пандемии — как-будто у общепита сейчас мало проблем!

Петербург — город Петра, Ильича и Чайковского, как сформулировала главред петербуржского же издания «Собака.ru» Яна Милорадовская. Мы, его жители — визионеры, революционеры и мечтатели. Нам, разумеется, несмотря ни на что, удастся построить и первый в мире VR-бар, и AI-бар, где негрони вам смешает искусственный интеллект, и множество других замечательных заведений. Но как же мучительно жаль, что их может быть меньше, чем того заслуживает самый лучший город на земле!


Подпишите петицию губернатору Беглову с призывом не принимать закон, убивающий петербургские бары

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий