Поиск

Обзор Buro 24/7: Moschino, осень-зима 2014

Пощечина общественному вкусу

Обзор Buro 24/7: Moschino, осень-зима 2014
На поклон после показа своей первой большой коллекции для Moschino Джереми Скотт вышел в футболке с надписью "Я не говорю по-итальянски, зато говорю на языке Moschino" — но так ли это?

Нанимая Джереми Скотта, Массимо Ферретти, нынешний глава родительской компании Moschino, объяснил свое решение тем, что марке необходимы перемены  каждый день мода нуждается в переменах и встряске, так же, как в восьмидесятые, когда это делал Франко Москино. Конечно же, он прав. Мы и сами писали об этом, рассуждая о новом назначении и своих опасениях по этому поводу: юмор Джереми Скотта, несмотря на общепринятое мнение, не так уж похож на юмор Франко Москино, принесший славу его марке. Как дизайнер Скотт агрессивен и прямолинеен  так где же заканчивается ирония и начинается дурной вкус? И была ли использована вообще первая опция?

Одно из главных орудий Джереми Скотта, как мы уже писали, — это размноженные поп-культурные образы. Поп-культурой Скотт просто упивается, будто черпая из нее не только идеи, но и вообще жизненные силы. Одним, наверное, из самых успешно продаваемых предметов в его коллекциях был свитер (или костюм) с головами Барта Симпсона —  зачем же придумывать велосипед, если есть так много других популярных желтых человечков? Так одним из главных действующих лиц коллекции Moschino становится Губка Боб Квадратные Штаны: именно его радостная рожица улыбается с сумок, футболок и даже платьев. Мистер Скотт, вы серьезно? О, ну конечно нет!

Знаменитые "бумажные" пакеты, которые на самом деле сделаны из кожи, так любимые Франко Москино объекты для шуток, жакеты в духе Chanel  нельзя сказать, что Джереми Скотт без интереса отнесся к наследию дома. О нет, и мы даже уверены, что работал он с радостью и куражом. И с той же огромной радостью ("Как ребенок утром после Рождества, сидящий с кучей игрушек!") делал костюмы в цветах McDonald's, кутюрные платья из продуктовых оберток и свои любимые swag-версии классических костюмов Moschino. Просто в какой-то момент стоило, что называется, придержать коней. Потому что там, где у Москино были вместо пуговиц золоченые ложки и вилки, у Скотта — цепи толщиной с руку любой из моделей. Там, где можно было остановиться на крутой вынесенной на подносе сумке Happy Meal или остроумной толстовке, объединившей логотипы Moschino и McDonald's с надписью "Over 20 million served", он заходит дальше, переступая ту грань между иронией и дурным вкусом, которую пересекать категорически запрещено.

Ни к какому общему мнению все, посмотревшие этот показ Скотта, не придут: он гарантированно разделит всех зрителей и критиков на тех, кто посчитает это новым прекрасным этапом в жизни Moschino или просто cool, и тех, кто грустно назовет вещи безвкусными. Ирония в том, что будь это коллекция Jeremy Scott, а не Moschino, все было бы безоговорочно круто и на высшем уровне — в этом как раз узнаваемая эстетика Скотта, которого и любят за подобный милый сердцу трэш.

В общем-то, такого результата и стоило ожидать. Такого результата ждал и сам Джереми Скотт, потому что он, очевидно, знал, на что шел. Тон был задан еще до показа, задержанного на целый час из-за опоздания неторопливой поп-певицы Кэти Перри — да любите же поп-культуру так, как  люблю ее я!

Вера Рейнер

21 февр. 2014, 08:30

Оставьте комментарий

загрузить еще