Поиск

Платья из волос и БДСМ-веревки: что нужно знать о стиле «Суспирии» Луки Гуаданьино

Рассказываем, кто занимался образами самого ожидаемого хоррора года

Текст: Алена Галкина


В конце ноября в российский прокат выходит самый ожидаемый хоррор года — «Суспирия» Луки Гуаданьино. Этот фильм — ремейк работы итальянского режиссера Дарио Ардженто 1977 года — рассказывает о балетной школе, которая оказывается пристанищем ведьм. В актерском составе — Дакота Джонсон, Тильда Суинтон и Мия Гот, музыку написал Том Йорк, а одним из продюсеров стала Сильвия Вентурини Фенди. Рассказываем, чем примечателен стиль новой «Суспирии».

Художник по костюмам «Суспирии» — дизайнер Celine

 

Знакомьтесь, Джулия Пьерсанти — художник по костюмам «Суспирии», которая ответственна и за стиль предыдущих фильмов Луки Гуаданьино — «Большого всплеска»
и «Назови меня своим именем». До встречи с режиссером Джулия никогда не пробовала себя в кинематографе. Она окончила Parsons, была дизайнером трикотажа в Lanvin
и Balenciaga, а разработку костюмов для «Большого всплеска» и «Назови меня своим именем» совмещала с работой в Celine.

 

 

Образы вдохновлены съемками журнала Sibylle — «социалистической версии Vogue»

 

Действие «Суспирии» Гуаданьино происходит не во Фрайбурге, как в ленте Ардженто,
а в разделенном Берлине 1976–77 годов — Берлинская стена располагается прямо за окнами танцевальной школы. Одним из важных источников информации о стиле эпохи Пьерсанти называет журнал Sibylle — «социалистическую версию Vogue», которую выпускали в ГДР. Глянец заметно отличался от западных версий: в нем не было кукольных поз, яркого макияжа, на страницах чествовали образы сильных работающих женщин и запрещали любой контент, который намекал на женщин, живущих за счет своих мужей.

 

 

 

 

Принты с частями тела

 

Взяв за источник вдохновения работы Луиз Буржуа, художница по костюмам разработала специальные принты: издалека орнамент напоминает цветочный, а вблизи
в рисунках узнаются руки, ноги, грудь и вагины. Принты напечатали на разных тканях,
из которых для героинь сделали блузки, платья и платки.

 

 

Образы из настоящих волос

 

Пьерсанти, конечно, не первая, кто использует человеческие волосы, но эти комплекты
в новой «Суспирии» получились одними из самых драматичных. В референсах есть и пальто Мартина Маржелы из белокурых париков (коллекция весна-лето 2009), и перформанс немецкой художницы Ребекки Хорн, где она кромсает себе волосы. Гуаданьино снимал сцену шабаша неделю, для нее использовались литры фальшивой крови, а в конце каждого дня волосы отмывали от нее и высушивали.

 

Сотрудничество с Франческо Руссо
и Ermenegildo Zegna

 

Обувью для «Суспирии» занимался Франческо Руссо — известный обувщик в фэшн-индустрии, который работал с Miu Miu и Sergio Rossi и придумал туфли Tribute Yves Saint Laurent и кутюрные кроссовки Dior Fusion. Костюмы и трикотаж для психиатра Йозефа Клемперера Пьерсанти разрабатывала вместе с креативным директором Ermenegildo Zegna Алессандро Сартори. Кстати, именно доктора в костюме играет Тильда Суинтон — перед тем как появиться в кадре в этой роли, актриса проводила в гримерке около четырех часов. Гримом Суинтон снова занимался Марк Кульер, который для фильма «Отель „Гранд Будапешт“» превращал Тильду в 84-летнюю гранд-даму — и взял за это «Оскар».

 

 

Десятки метров красной веревки из секс-шопа

 

Худшая идея для ремейка — цитировать костюмы из оригинального фильма, считает Пьерсанти, поэтому наряды из ленты Гуаданьино никак не пересекаются с комплектами «Суспирии» 1977 года. Так, на леденящие душу платья для кульминационного танцевального номера «Volk» художника по костюмам вдохновили бандажная эротика японского фотографа Нобуёси Араки и работа художников Христо и Жанны-Клод «Свадебное платье»: красные веревки десятками метров скупались в секс-шопах, а затем превращались в комплекты, напоминающие стекающую кровь. Пьерсанти самой пришлось изучать мастерство шибари, чтобы завязать на телах актрис узлы, складывающиеся в ведьминские пентакли.

 

 

 

Оставьте комментарий