Поиск

Как культовый художник Тимур Новиков оказался на свитшотах Гоши Рубчинского

Из запасников в мудборды

Главные законодатели современной моды, дизайнеры Демна Гвасалия и Гоша Рубчинский, то и дело обращаются к исторической действительности постсоветского пространства как к главному источнику вдохновения, переосмысливают 80-е и эпоху перестройки. Одной из культовых фигур этого времени был художник Тимур Новиков. Он создал образы, которые цитирует сегодняшняя мода.

Тимур Новиков был лидером одного из главных арт-объединений 80-х — «Новые художники». Вместе с единомышленниками — Иваном Сотниковым, Сергеем Бугаевым Африкой и Олегом Котельниковым, Сергеем Курехиным, группой «Кино» и многими другими — Новиков осознает кризис эпохи, но выражает его в своих работах в очень красочном, едва ли не радостном ключе. «Перемен требуют наши сердца» — этой жизнеутверждающей песней Цоя заканчивается фильм «Асса» о любви Алики, юной героини Татьяны Друбич, и мальчика Бананана — творческого, безмятежного и непосредственного парня. Название «Асса» было позаимствовано режиссером Сергеем Соловьевым у галереи Новикова, а Бананана играет его друг — Сергей Бугаев Африка, на заднем плане мелькает и сам Тимур. Почему наследие Тимура Новикова оказалось не только в запасниках Русского музея и Третьяковки или в выставочных залах Эрмитажа и ММОМА, но и в мудбордах дизайнеров нового видения, – рассказываем в нашем материале.

Как культовый художник Тимур Новиков оказался на свитшотах Гоши Рубчинского (фото 1)

Русский музей и ПТУ

Тимур Новиков родился и вырос в Ленинграде, что ключевым образом повлияло на его творчество. «К окончанию детского сада и переходу в школьный возраст я уже ощутил себя художником. И в дальнейшем никогда не сомневался в своем признании», — пишет он в автобиографии. Первую картину Тимур создает в возрасте шести лет — она называлась «Парад на Двворцовой площади» и была воспоминанием о военных парадах, на которые он ходил смотреть с мамой. Она была машинисткой в Русском музее, куда водила его на занятия и выставки. В школьные годы он отправился с мамой на Новую Землю, где, по его собственным словам, полюбил горизонтальные строения — они лягут в основу его серии «Горизонты» конца 80-х. Школу, а затем и ПТУ Новиков заканчивал уже в Ленинграде, однако Техникум химической промышленности пришлось покинуть «ради сохранения внешнего вида». Тогда Тимур еще был хиппи с длинными волосами, но эпоха нью-вейва — та, иконой которой и стал Тимур и его единомышленники, одетые в черные костюмы с галстуками-селедками, была уже на подходе.

Андеграунд и поп-культура

«Заслуга Новикова в том, что он соединил андеграунд и молодежную культуру, — говорит критик и друг Тимура Новикова Андрей Хлобыстин. Рассуждая о том времени, он добавляет: — Художник становится поп-звездой, ориентируется на новую власть через соблазнение поп-культурой, героем которой он и старается быть». Больше всего Тимур известен благодаря его «тряпочкам» — флагам из двух или более фрагментов ткани, с украшением в виде аппликации или трафарета. Одной из ключевых серий Новикова становятся «Горизонты». Еще при жизни Тимура критики видели связь «Горизонтов» с проведенным на Севере детством.

Тимур появляется на ленинградской сцене на закате нон-конформизма — направления художников, официально не признаваемых властью и открыто противостоящих ей. Начинал он с вполне традиционных станковых вещей с мрачными видами Петербурга, которые сейчас ценятся на рынке даже выше его флагов. Во многом Тимур обращался и к отечественным художникам авангарда — не в поисках конкретных художественных средств, а в стремлении следовать чему-то принципиально новому по своей сути. Гончарова и Ларионов, Малевич и Татлин, Родченко и Степанова — Тимур расписывал лицо подобно авангардистам и следовал их вектору развития в искусстве. «У Новикова была прекрасная черта, ему хотелось, чтобы правильно были расставлены акценты, связанные с появлением в мировых художественных традициях первородных моментов. Он считал достижения русских авангардистов важными и оригинальными, необходимыми для углубления в нашей культуре», — говорит Сергей Бугаев Африка.

Отсутствие полноценного художественного образования тоже сыграло свою роль. «Все в моем искусстве на поверхности», – часто говорил Тимур. Творчество Новикова можно назвать кочевническим или прикроватным: «Целая выставка могла перевозиться в одном чемодане, – рассказывает Хлобыстин. — Это искусство могло поворачиваться самыми разными гранями, превращаясь из флагов в сарафан для мамы Тимура». При этом оно вовсе не требовало особых усилий, как говорил сам Тимур: «Достаточно все делать на четыре процента: сделаешь больше — перенапряжешься, меньше — ничего вообще не произойдет».

Как культовый художник Тимур Новиков оказался на свитшотах Гоши Рубчинского (фото 2)

«Лыжник», 1991 год

Востребованность на арт-рынке

В эфире РБК гендиректор Sothbey's называет главным открытием последних лет Георгия Гурьянова —ударника группы «Кино» и близкого друга Тимура Новикова. Они оба входят в список «Топ 500» современных   художников по версии портала Artprice. Наряду с ними там представлены еще три: Валерий Кошляков, Павел Пепперштейн и, как ни странно, — Константин Разумов. Расцвет искусства Новикова происходит в ту эпоху, когда арт-рынок только формируется в России. В 1988-м году проходят первые торги «Сотбис», а в 1990-м Владимир Овчаренко открывает галерею «Риджина» — там не только начинают продавать все тех же Новикова и Гурьянова, но и собираются главные интеллектуалы Москвы. В это же время проходят и крупные экспозиции Новикова в западных музеях — в 89-м он выставляется вместе с Африкой в Tate в Ливерпуле, в 93-м — в музее Stedelijk в Амстердаме. В начале 90-х работы Новикова были в галереях Берлина, Гамбурга, Парижа, Нью-Йорка и, конечно же, Москвы и Петербурга. В 1998 году состоялась его большая ретроспектива в Русском музее, а в 2002-м — посмертная выставка в Эрмитаже.

Самым известным коллекционером Тимура Новикова на сегодня считается Игорь Маркин, создатель музея и онлайн-аукциона ART4. «Несмотря на большую коллекцию, я бы еще его купил. Сейчас на Christie's и Sothbey's довольно дорого ушли его работы — по 25-35 тысяч евро, я не смог их купить», — говорит Маркин, который собирает картины Тимура с 2000-х. Он считает Новикова главным петербургским художником, важным не только своим творчеством, но и теорией, а также местом, занимаемым в культуре. На вопрос, почему его начали покупать после смерти, а не в 90-е, Маркин отвечает: «Он всегда был интересен, просто рынок был не развит. А сегодня спрос не него очень велик. В ART4 большая коллекция работ Новикова. Часть из них мы выставляем на онлайн-аукцион». Как такой андеграунд попал в музеи и на художественный рынок? «Он не был андеграундом, он был мейнстримом. Вот шестидесятники были андеграундом, потому что их не допускали к официальным выставкам, а здесь совершенно иная история», – отмечает Маркин. Сам он начал собирать Новикова с покупок у Айдан Салаховой, которая занималась художником. После смерти Тимура он купил многие работы у семьи художника. «У них я купил "Пингвинов", долго не хотели продавать. А самую ценную живопись я купил в галерее Raab в Берлине — все это пролежало там десять лет, и никто не хотел покупать».

Как культовый художник Тимур Новиков оказался на свитшотах Гоши Рубчинского (фото 3)

«Пингвины», 1989 год; «Без названия», 1990 год

Рейвы и неоакадемизм

«Вместе с Тимуром Новиковым в СССР впервые появилось искусство, совпавшее с подобными явлениями на Западе — "Ист-Виллиджем" в Нью-Йорке, "Фигурасьон Либр" во Франции, "Нойе Вильден" в Германии,—говорит Хлобыстин. — Влияние Тимура распространялось куда больше, чем на просто среду близких художников — он был частью культурного движения, охватившего молодежь и андеграунд и плавно выходившего в мейнстрим». «Это человек, который увидел вектор развития русского авангарда в определенных динамических условиях. Человек с самого начала не ограничивался своим развитием, он очень много внимания уделял расширению платформы взаимодействия художников с искусством», – говорит о нем близкий друг Сергей Бугаев Африка.

Как культовый художник Тимур Новиков оказался на свитшотах Гоши Рубчинского (фото 4)

Капсульная коллекция Gosha Rubchinskiy x Timur Novikov; «Восход», 1991 год

Новиков был художником и близким другом самой популярной на то время рок-группы «Кино», проектировал авангардные инструменты для «Поп-механики» Курехина, поддерживал техно-музыку и рейвы, расцвет которых приходится на 90-е. С 1988 года его группа «Новые художники» начинает гастролировать по Швеции, Германии, Англии, США, Франции, а с 1989 года запускает пиратское телевидение вместе с режиссером Юрием Лесником и художником Владиславом Мамышевым-Монро. В 90-е интерес к постпанку сменяется на техно, а после и сам Тимур понимает, что «Новые художники» вышли далеко за рамки андеграунда. «Мы поняли, что за что боролись, на то и напоролись: появились коммерческие версии «Новых художников», сотни художников стали работать в такой же манере, возникло огромное количество клуб-промоутеров, дискотеки стали массовым явлением, а не уникальным явлением культуры». Эта декада проходит под знаком неоакадемистов: они организовывали собственные выставки («Ренессанс и резистанс», «Золотой осел», «Пэйнтинг и петтинг»), издавали газету «Художественаня воля», первыми показывали западных фотографов — Роберта Мэплторпа, Брюса Вебера, Карла Лагерфельда. В 1998 году они устроили акцию памяти Савонаролы — публичное сжигание собственных произведений, «не соответствовавших высоким эстетическим требованиям».

Образы Новикова в современной моде

Творчество Новикова развивается в тот период, когда художник буквально становится поп-иконой — ему хотят подражать и следовать. Таким становится и сам Тимур. «Тряпки — это минимал, очень чистое и оригинальное искусство, это главное, что он сделал», — говорит Маркин. Сочетание локальных цветов, разных фактур, обращение к коллажу и трафарету — все это лишь средства, которые мы встречаем сегодня в коллекциях постсоветских дизайнеров. Но главное — принцип, который так востребован и сегодня: комбинирование разных фактур, кажущиеся драгоценными дешевые материалы — бархат и шелк, доведение до уровня искусства простого предмета — прикроватного флага или коврика для медитации. Как и искусство восточноевропейских авангардистов — Малевича или Татлина — оно не про буржуазную культуру, а про идею творчества в своей сути. Сам Новиков тоже был близок к моде: вместе с дизайнером Константином Гончаровым они основали ателье «Строгий юноша», расцветом которого стало производство костюмов для постановки «Золотой осел».

Как культовый художник Тимур Новиков оказался на свитшотах Гоши Рубчинского (фото 5)

Balenciaga весна-лето 2017; «Начало»

Как и Новиков,  Гвасалия и Рубчинский соединяют подростковую культуру и андеграунд и выводят их на совершенно новый уровень. Толстовки с трафаретными серпом и молотом и афишей «Титаника», нарочито нестандартные модели на показах, высокая мода путем простейших средств — все это во многом навеяно той культурной ситуацией, на которую в 90-е повлиял Тимур Новиков. В прошлом году Рубчинский и вовсе выпустил коллекцию, напрямую вдохновленную флагами Новикова. Здесь и знакомые «Пингвины», и солнышки, и кораблики, и контрастные сочетания двух цветов. За явным заимствованием кроется куда более глубокое косвенное, и кроме Демны и Гоши оно распространяется на целое поколение молодых дизайнеров, вращающихся в орбите постсоветского пространства. Бугаев говорит о том, что «современная молодежь считает, что все произошло на Западе, но это очень ущербная политика». И, похоже, времена меняются. Актуальные дизайнеры обращаются к наследию собственной культуры. Так и Новиков в свое время продолжал традиции основоположника авангарда художника Ларионов, по словам Бугаева, в «стремлении самим производить объекты изящного производства наряду с продукцией высокого искусства».

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Полина Козлова

  • Фото: Архивы пресс-службы и Музея АРТ4

Оставьте комментарий

Загрузить еще