Поиск

Интервью с Андре-Марком Делок-Фурко: «Щукин — комета, а хвост кометы — русский авангард»

Екатерина Кибовская поговорила с внуком Сергея Щукина о его наследии, семье, знаменитой коллекции картин и выставке в Louis Vuitton Fondation

Андре-Марк Делок-Фурко — внук великого коллекционера Сергея Щукина. В этом году он выступил историческим консультантом выставки «Шедевры нового искусства» в парижском фонде Louis Vuitton. Специально для Buro 24/7 с Андре-Марком поговорила комиссар Московской международной биеннале молодого искусства Екатерина Кибовская. Buro 24/7 пересказывает содержание видеоинтервью:

Интервью с Андре-Марком Делок-Фурко: «Щукин — комета, а хвост кометы — русский авангард» (фото 1)

О сложном периоде жизни Сергея Щукина

«Это был элегантный богатый денди, у которого было все: красавица жена, дворец Трубецких, фирма люкс, шоу-рум для демонстрации искусства. И, конечно, модные картины. Покупать Моне в 1898 году не было подвигом, а было признаком хорошего вкуса. Покупать Дега было весьма недешево: в собрании именно его картины — самые дорогие. Это была феноменальная сумма даже для конца XIX века. Но коллекция получилась невероятно смелой и элегантной. Щукин — профессиональный счастливчик. 

Вдруг все рушится. Сын Щукина пропал при неизвестных обстоятельствах. Его труп нашли спустя 4 месяца в Москве-реке. Эта трагедия сказывается на жизни Щукиных. В довесок, спустя полгода, в январе 1907-го, внезапно скончалась жена Сергея Ивановича. В ночь смерти Щукин направляется в дом художника Серова, будит его, сообщает о смерти жены и просит нарисовать ее портрет. Серов идет вместе с ним и делает рисунок лежащей Лидии Григорьевны, который существует и по сей день. Его счастливая семья, успешная жизнь — все вдребезги было разбито».


Жизнь после трагедии

«Щукин понимал, что нужно действовать и нельзя останавливаться, чтобы выйти из этой трагичной ситуации. Тогда он завещает свою коллекцию картин Московской Третьяковской галерее. Щукин в тяжелый для себя период придумывает концепт музея современного искусства — чего в начале XX века нигде не существовало. С 1908 года дом-музей Трубецких был открыт для посещений по воскресеньям. Иногда Щукин сам проводил экскурсии, и все говорили, что проводил он их блестяще. Щукин любил объяснять, кто все эти импрессионисты, кто такой Матисс и Пикассо. Со временем коллекция преображается, появляется «столовая Гогена» — у Щукина было порядка 16 картин этого художника, чье творчество стало одним из последних его увлечений.

Сергей Иванович обедал перед картинами. Сама столовая была как музей. Затем он решил, что нужна некая вывеска для декорации лестницы, и ему нужно было что-то совершенно необычное. Тогда Щукин попросил Матисса сделать изысканные вещи — и получил картины «Танец» и «Музыка».

Интервью с Андре-Марком Делок-Фурко: «Щукин — комета, а хвост кометы — русский авангард» (фото 2)

Об отношениях Сергея Щукина и Матисса

«У Щукина были очень необычные отношения с Матиссом, очень доверительные. Матисс был с севера Франции, Le pays textile (страны текстиля). Анри провел все детство среди текстильщиков. Щукины тоже находились в этой среде купцов и воспитывались строгим отцом. Анри Матисс и Сергей Иванович были близки по виду деятельности. Матисс работал, творил под наблюдением Щукина. Это были уникальные отношения, которые иногда складываются между издателем и писателем. Один занимается бизнесом и деньгами, другой — творчеством. Они уважают друг друга, и часто тому, кто творит, художнику, необходимо мнение бизнесмена. Щукину нужна была картина в синих тонах, а Матисс сделал ее красной. Тот подумал, что Сергей Иванович его поймет и согласится с его мнением. У нас сохранилась их дружеская переписка».


Работа над розовой гостиной

«Они считали, что искусство должно быть и в жизни. Матисс всегда делал так, как чувствовал. Иногда не понимаешь, где начинается творчество и где оно кончается, — так они поступили с розовой гостиной: повесили 25 картин Матисса в два ряда на все эти украшения XVIII века рода Трубецких, ковер был вишневого цвета, обивка мебели тоже. Для всех, кто посещал особняк Щукина, это было чем-то чудесным и поразительным, и никто не понимал, где живопись, а где — жилое пространство. Это свойственно идеологии Серебряного века».

Интервью с Андре-Марком Делок-Фурко: «Щукин — комета, а хвост кометы — русский авангард» (фото 3)

О Пикассо

«Рая на земле не существует. А Пикассо олицетворял привлекательность ада. Он, как сейчас говорят, был на dark side (темной стороне). «Авиньонские девицы» такие смелые и так пронзительно глядят в глаза зрителю. Но если посмотреть сбоку — увидишь уродливые африканские маски и догадаешься о ремесле девочек. Когда Щукин попал в мастерскую Пикассо впервые, он не осмелился купить «Авиньонских девиц». Даже для Щукина эта картина была слишком вызывающей и странной. Но потом Пикассо стал для Щукина словно наркотиком. Спустя три с половиной года он выкупил пятьдесят его работ — и в особняке появился «кабинет Пикассо». Нужно понимать, какой шок люди испытывали: они сталкивались со «столовой Гогена», «гостиной Матисса», а потом через маленькую дверь зала проходили в «кабинет Пикассо». Люди никогда такого прежде не видели. Картины были такие узкие, странные, необъяснимые. Еще не было русского авангарда. На выставке в фонде Louis Vuitton будет показана связь между французским и русским авангардом. Когда заходишь в зал, трудно с ходу сказать, где Малевич, а где — Пикассо».

Щукин — западник, который показал искусство того времени в гармонии. Студенты после визита в особняк на Знаменке писали картины жёлтого неба. Конечно, профессора в Академии искусств были очень недовольны. Серов, который там преподавал, говорил: «А-а, я вижу, вы были на Знаменке». Футуризм, конструктивизм, появившиеся в России, объясняются коллекцией Щукина».

О выставке в фонде Louis Vuitton

«Показывать коллекцию Щукина в фонде Louis Vuitton — это связь времён. Сами подумайте: у одного купца показывается коллекция другого купца, но 100-летней давности.

Бернар Арно, по сути, современный Щукин. Правда, немного стеснительный и сдержанный. Почему до сих пор не было выставки? Коллекция Щукина ждала здания фонда Louis Vuitton. Здесь словно произошла магия — будто Щукин сам тут появился. Это шок. Спустя ровно 100 лет звезда возродилась. Мы будто вернули имя Щукину, и он вышел из забвения. Я чувствую дух Щукина на выставке. Щукин — комета, а хвост кометы — это русский авангард».

Интервью с Андре-Марком Делок-Фурко: «Щукин — комета, а хвост кометы — русский авангард» (фото 4)

 

Режиссер/оператор: Christina Abdeeva
Второй оператор / звукооператор: Charlotte Michel
Монтажер/цветокорректор: Jacob Rogers
Визажист: Tina Peters
Музыка: Lilith

Buro 24/7

14 нояб. 2016, 17:13

Оставьте комментарий

загрузить еще