Поиск

Заметки с парижского Салона рисунка

Тысяча листов в Пале-Броньяр

Заметки с парижского Салона рисунка
Парижский Салон рисунка — главное событие года для всех любителей графики. На него приезжают освежить чувства к сангинам и углю, завести новые знакомства, послушать искусствоведов-экспертов, посудачить об аукционных продажах и, конечно, счастливо купить-продать

По традиции в конце марта в Париже оживляется торговля произведениями искусства. Одновременно проходят Салон рисунка, Салон современного рисунка, ярмарка Art Paris и Павильон искусства и дизайна (PAD). В мегаполисе, переполненном туристами и крупными музейными институциями, шедеврами и шумом вокруг искусства, каким-то мистическим образом галеристы умудряются пролоббировать свои предпочтения, обострить общественный интерес к любимому предмету, сгустить эмоции и на несколько дней увлечь своей темой профессионалов и загипнотизировать ею профанов. 

Парижский Салон рисунка проходит с 1991 года. С 1999-го салон сопровождает богатая на события и, как правило, со вкусом аранжированная Неделя рисунка, а с 2004-го салон гостит в историческом здании Парижской фондовой биржи — знаменитом Пале-Броньяр. Этой весной стенды отстроили 39 галерей из Парижа (французских предприятий — 19), Рима, Нью-Йорка, Лондона, Гамбурга, Барселоны, Брюсселя, Мадрида, Цюриха, Мюнхена, привезено более 1 000 рисунков. Атмосфера вернисажа сочетает искреннюю радость и трогательную камерность: встреча старых друзей в большей мере, чем ярмарка тщеславия, к которой все чаще тяготеют большие салоны. Отчего все так приятно? Любители, собиратели и продавцы графики — особый круг, как ни крути, рисунок собирают интеллектуалы, нувориши могут заскучать, а инвестиционная привлекательность работ на бумаге неочевидна. Этим искусством наслаждаются с глазу на глаз, им трудно кичиться, старинные листы трудно хранить — они боятся дневного света, а рисунок ХХ века и вовсе, как камерная музыка Пауля Хиндемита, требует высокой культуры или доброго аперитива. Заоблачных цен на графику нет, цены до 100 тысяч — расхожая арифметика, до полумиллиона торгуются за очень дорогие и ценные раритеты, дальше идут голубые фишки. Все рекорды вращаются вокруг миллиона. Цены с «вилкой», как говорят французы, чуть больше или чуть меньше миллиона, — тема интимных устных сообщений.

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 1)

Улыбчивый и энергичный нью-йоркский галерист Дэвид Туник, акула бизнеса, подогревал азарт покупателей информацией о том, как давно не появлялись на рынке привезенные им «мастерписы». Карандашный женский портрет Густава Климта не выставлялся с 1918 года, «Строители» Фернана Леже — с 1980. Его стенд — один из самых дорогих на салоне. Среди умеренно дорогого — несколько рисунков Матисса, в том числе «Магнолия» за 77 тыс. евро и «Цветущая ветка» за 72 тыс.

Парижская Talabardon & Gautier очень эффектно смешала эпохи и стили. Здесь предлагали прекрасный рисунок знаменитой французской портретистки Элизабет Виже-Лебрен, которая писала Марию-Антуанетту и портреты русских княгинь. В возрасте 17 лет художница нарисовала портрет брата Этьенна со спины — отличный по композиции, со спиной, передающей характер. Цена — 165 тыс. евро. Тут же были «Тапочки» голландца Хендрика ван дер Бурга за 18 тыс. Особым героем салона в этом году cтал Виктор Гюго — график. Хобби великого французского романиста и поэта посвящена выставка в его Доме-музее. Talabardon & Gautier выставили четыре пейзажа в авторских рамах, так называемые «сувениры» классика: путешествуя по Европе, Гюго рисовал достопримечательности и дарил друзьям. Его Burg au Milieu des Flots, 1857, продавали за 285 тыс. евро.

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 2)

Устроить one man show позволила себе международная Marlborough Gallery, точнее лондонское отделение знаменитой галереи. Весь стенд посвящен Авигдору Арихе — известному рисовальщику и книжному графику, выжившему в нацистских концлагерях благодаря рисункам, спасенному в 14 лет среди других полутора тысяч детей стараниями Красного Креста. Именно в моновыставке Ариха предстал виртуозом угольного карандаша и туши.

Галеристы любят достать из сокровищниц какой-нибудь шедевр на злобу дня. Поводом обычно является юбилей художника или его ретроспектива с афишами по всему городу. В данном случае предложений было два: навстречу всеевропейскому празднованию 125-летия со дня смерти Ван Гога цюрихская галерея Arturo Cuellar  выставила рисунок юбиляра «Задний двор с двумя персонажами» (1882) за 1 млн евро. А парижская Mathieu Neouze в пандан к грандиозному показу творчества Пьера Боннара в Музее Орсе предлагала его эскиз рамки для учебника по сольфеджио 1892 года.

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 3)

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 4)

Рисунок любят за движение мысли. Несколько бесплотных линий — и схвачен образ. Коллекционеры умеют в следах графита угадывать ход рефлексии, они отлично понимают, что такое мгновенная интуиция или удачный каламбур. Кроме всего прочего, покупатели графики интересуются процессом. Ведь большинство рисунков старых мастеров — подготовительные штудии: поиск поз, мотивов, лабораторные работы, репетиции, варианты решения задач. Подготовительные карандашные этюды Шарля Лебрена римские продавцы Francesca Antonacci-Damiano Lapiсcirella Fine Art предлагали за 100 и 200 тыс. евро. Парижская Eric Coatalem привезла лист Джандоменико Тьеполо 1792 года «Обручение Девы Марии» — многофигурную композицию на лестнице: различимы 19 (!) персонажей плюс толпа-мираж, все исполнено в коричневой и черной туши и итальянским карандашом — сокровище происходит из частной парижской коллекции Леона и Поля Сюзоров. За него просили 325 тыс. евро. За энергичный этюд Жерико «Бегущий обнаженный атлет» — 280 тыс., а за небольшой слабо эротичный рисунок Буше — всего 35 тыс. евро.

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 5)

Didier Aaron & Cie продавали профиль молодой Коко Шанель La Jolie Modiste 1912 года работы Поля Элле — за 85 тыс. евро. Супруги, владельцы Damien Boquet Art, обращали внимание на пастель Эдгара Дега Le duо, обозначив цену с огромной вилкой от 300 до 400 тыс. евро. Сама работа способна сорвать аплодисменты: пара в театральной ложе — он зевает во весь рот, она освещена резким светом, оба демонстрируют фирменные приемы Дега. Там же продавался рисунок Джино Северини: голова Полишинеля в черной маске с подробнейшей детективной историей создания. Рисунок Баскии 1982 года — тюремщик у решетки — и невероятно оптимистичная тушь на бумаге Кита Харинга с двумя купальщиками, увидевшими в небе летящего дельфина (320 тыс. евро). Martin Moeller & Cie привезли трогательную акварель «Маленькая лошадка» Франца Марка — за 340 тыс. евро.

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 6)

Де-факто на Салоне рисунка оказалось очень сильное предложение по модернистам. Имена и графические техники на любой вкус: Э. Л. Кирхнер, Х. Хартунг, Ле Корбюзье, A. Озанфан, А. Глез, Ж. Миро, A. Горки, А. Ван де Вельде, М. Эрнст, Ж. Дюбюффе, Ф. Пикабия. И еще один важный момент. Салон рисунка удивительным образом не производит впечатления царства монохрома и дуатона. Цвет нужен вам как воздух? Нет ничего невозможного. Парижская галерея Brame & Lorеnceau увешала стенд фантастической красоты листами для тех, кто предпочитает цветную графику. Гуашь А. Ланского «Композиция в красном» — за 22 тыс. евро. «Змея», гуашь на бумаге А. Колдера, — за 160 тыс. евро или  «Городской вид», 1915, французского кубиста Альбера Глеза — за 75 тыс. евро. Таким же драгоценным и цветным выглядел модернизм в предложении парижской галереи Beres.

Печально, конечно, но ничего не поделаешь — русского искусства на салоне почти нет. Единственное исключение — рисунок Л. Бакста. Римская Galleria Calro Virgilio & C предлагала его эскиз театрального костюма из частной миланской коллекции за 35 тыс. евро.

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 7)

Темой научно-просветительских чтений при Салоне Les Rencontres Internationales стал архитектурный рисунок. Двенадцать докладов, произнесенных за два дня, посвящены архитекторам-рисовальщикам разных эпох: от Андреа Палладио до Ле Корбюзье. Поэтому особым вниманием пользовались две выставки. Одна из них, развернутая под крышей Пале-Броньяр, презентовалась как выставка, приглашенная салоном. Рисунок из собрания отдела эстампов и фотографии Национальной библиотеки Франции. Утопическое видение «Кенотафа Ньютона» работы Э.-Л. Булле и капеллы, базилики Сен-Дени, «планы и разрезы» работы Франсуа Мансара, набросок Шарля Гарнье — вариант фасада Парижской оперы, 1861 года, и фантазия на тему храма Сивиллы в Тиволи Дж. Б. Пиранези — всего 38 архитектурных штудий. Шик экспозиции в разнообразии — от крупного плана (детали капителей, метопы и замковые камни) до панорамных видов парковых ансамблей. Желтоватые листы — красноречивые свидетельства исторической перемены оптики: со временем архитектуру не только придумывают иначе, ее иначе набрасывают и презентуют. Продолжение темы развернуто в Музее Ниссим-де-Камондо в экспозиции «Бумажная архитектура. От Пиранези до Малле-Стивенса». Тут свое собрание  демонстрирует кабинет графики парижского музея декоративно-прикладного искусства. Абсолютными хитами выступили эскиз туринской церкви итальянца Филиппо Юварры 1716 года и проект роскошного загородного дома коллекционера и кутюрье Жака Дусе, нарисованный в 1924 году Робером Малле-Стивенсом.

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 8)

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 9)

По традиции в рамках Салона устраивается выставка трех живущих графиков, номинированных на премию Фонда Даньеля и Флоранс Герлен. В этом году главный приз, 15 тыс. евро, получил шведский рисовальщик Йохум Нордстрем. Томма Абст и Павел Пепперштейн  стали финалистами герленовского конкурса. Все три графика на Салоне были представлены коллекционерам небольшой, но эффектной выставкой. Погрузиться в творчество нельзя, но уловить манеру и распробовать образность каждого вполне возможно. В кулуарах шутили, что Нордстрем выбран потому, что у него «больше архитектуры»,  —  его печальные персонажи часто располагаются на фоне скучноватых муниципальных домов. Неделя рисунка — очень условное название, на самом деле 18 выставок начинаются вразнобой и идут дольше. Среди самых сильных проектов нынешнего года — гастроли коллекции из Государственного музея Франкфурта в изысканных залах Fondation Custodia. Выставка «Рафаэль, Тициан, Микеланджело. Итальянский рисунок 1430—1600 годов» — настоящий подарок и гостям, и участникам салона, и всем парижским туристам, ведь в залах фонда оказались работы отменных рисовальщиков Италии: Филиппино Липпи и Перуджино, Андреа дель Сарто и Понтормо, Корреджо и Пармиджанино. 

Заметки с парижского Салона рисунка (фото 10)

Мария Савостьянова

31 марта 2015, 19:15

  • Фото: Архивы пресс-служб

Оставьте комментарий

загрузить еще