Поиск

Основательница Центра им. братьев Люмьер — о скандальных выставках и новых проектах

Наталья Григорьева-Литвинская: «Мы никогда не стремились быть в тренде, всегда были независимыми и самодостаточными»

В ближайшие дни в Центре фотографии им. братьев Люмьер пройдет Photobookfest, первый в России фестиваль фотографической книги, а в июне откроется проект фотографов мирового уровня, посвященный Северной Корее. Мы поговорили с директором центра Натальей Григорьевой-Литвинской о том, изменилось ли отношение зрителей после скандала с выставкой Джока Стерджеса, почему Мартин Парр и Филипп Шансель отправились снимать в КНДР и как правильно коллекционировать фотографии.

— После всех скандальных событий, связанных с закрытием выставки фотографа Джока Стерджеса, заметили ли вы какие-нибудь принципиальные изменения в отношении посетителей к фотографическому искусству?

— На протяжении первых трех месяцев творилось что-то невообразимое. Теперь же скандалы утихли, и стало ясно, что ничего не изменилось — ни со стороны посетителей, ни со стороны СМИ, которые нас любят и помогают нам.

— Что происходило в наихудший период?

— Наши выставочные планы не поменялись, у галереи всегда был свой посетитель, который нас любил, а все аномальные негативные вещи происходили отнюдь не с его стороны. Аналогично и с медиа: новость появляется, и все бросаются на нее, это законы СМИ. Мы никогда не стремились быть в тренде, всегда были независимыми и самодостаточными. Делаем то, что интересно мне, моим кураторам и нашим посетителям, пока можем себе это позволить. За это нас и ценят.

— Вы могли предвидеть, что с выставкой Стерджеса произойдет такое?

— Абсолютно нет. Мы не защищены от человеческой глупости. Уверенность в том, что мы занимаемся правильным делом, помогает принимать правильные решения. Если бы мы хоть немного сомневались, нам бы было по-настоящему тяжело. Но я с первого дня знала, что мы сделали хорошую выставку, и я не собиралась никому нанести ни моральный, ни материальный ущерб. Уверенность, которая у меня была, позволила мне с достоинством из этого выйти. За годы, пока мы существуем, я ни разу не прочитала письмо или отзыв, в котором говорилось бы, что мы кого-то обидели. Кроме того, мы существуем в законодательном поле и обязательно указываем возрастной ценз. На сайте музея всегда есть информация, из которой вы сами поймете, хотите вы пойти на выставку или нет, интересна ли она вам и кого вы хотите взять с собой.

— Все-таки это была запланированная акция?

— Невозможно сказать. В последние годы музейные сотрудники приложили столько усилий, чтобы молодежь культурно проводила свой досуг вместо прогулок по торговым центрам и ресторанам, а из-за подобных событий все наши старания сводятся на нет. Это значит просто убить двадцать лет работы — нашей и наших коллег. Я рада, что здравый смысл все-таки восторжествовал. 

Основательница Центра им. братьев Люмьер — о скандальных выставках и новых проектах (фото 1)

— В июне в Центре им. братьев Люмьер откроется выставка, посвященная Северной Корее. Расскажите, в чем состоит ее концепция?

— Выставок, посвященных этой теме, не так много: за последние пять лет были аналогичные проекты в Museum of Contemporary Photography в Чикаго, The Hong Kong Arts Centre, Hong Kong, SeMA, Seoul Museum of Art, Seoul, South Korea, Huis Marseille, Museum for Photography Amsterdam. Я назвала самые знаковые, шире всего эта тема раскрывается в Азии, она их, безусловно, волнует больше. Наша концепция объединяет фотографов со всего мира, запечатлевших современную жизнь Северной Кореи. Среди них — китайские, французские, голландские авторы, в том числе Ванг Гуофенг с огромными панорамными работами и именитый Мартин Парр, Филипп Шансель, Эрик Лафор, Оливье Вуанерай и другие. Нам захотелось языком современной, актуальной во всем мире фотографии рассказать о стране, во многом закрытой для нас и вызывающей немало противоречий. Это абсолютно художественный проект, в нем нет никакой идеологии. Стоит помнить, что все эти снимки были сделаны в строго определенных местах с разрешения правительства Северной Кореи, которое жестко контролирует работу иностранных фотографов на своей территории.

В отличие от других западных институций, мы добавим в проект работы наших репортеров, которые приезжали с правительственными делегациями СССР и снимали Северную Корею того времени. Мне кажется интересным показать посетителю срез разных временных периодов и взгляды людей абсолютно разных поколений. Любая выставка — это разговор внутри того, кто пришел ее увидеть. Мы выстраиваем экспозицию, а вы сами делаете выводы и размышляете. Кроме того, выставку будет сопровождать программа фильмов, которые снимались в разных странах, но все они посвящены Северной Корее.

— Почему идея проекта о Северной Корее появилась именно сейчас?

— Это та тема, о которой не говорят, не освещают широко в СМИ, хотя она заслуживает большого внимания, как и сами работы — они сильные и яркие. Мы специально делаем этот проект летом, когда в Москву приезжают много туристов, не только зарубежных, но и российских. Мы — демократичное и открытое общество и должны поднимать подобные проблемы. Думать о них и открыто обсуждать.

— К фотографии в России обращаются не так часто. В чем роль и ценность именно Центра им. братьев Люмьер?

— Мы занимаемся только фотографией, у нас нет других видов искусства. Для нас в приоритете — показывать то, что было сделано в ХХ веке. К примеру, мы много сил за эти 16 лет отдали советскому фотоискусству. Важную часть занимает и наш издательский фестивальный проект, посвященный фотокниге, который стартует в мае. Мы даем возможность посетителю развиваться и выбирать то, что ему лично нравится в фотографии. Сегодняшний зритель — совершенно не тот, что был 20 лет назад. Молодежь ездит по миру, они сами знают, что хотят увидеть, поэтому и работать стало намного интереснее, чем раньше. У нас всегда есть диалог с посетителем, мы развиваем его, а он помогает нам развиваться.

— Расскажите, как вы работаете с кураторской командой. Все проекты очень разные, как происходит отбор?

— Моя душа — в ХХ веке, но я стараюсь показывать и то, что важно и актуально сейчас. Фотография — эмоциональный, демократичный и понятный вид искусства, поэтому мне хотелось бы начать с того, на чем люди могут составить фундамент своих знаний. У нас есть три зала, где мы показываем персональные проекты, тематические, актуальные групповые выставки и т. д. Я понимаю, что как галерист или коллекционер я могу уходить в дебри экспериментов, но здесь я должна показывать классику, чтобы образовывать зрителя и уже с ним впоследствии идти дальше. Кураторская команда состоит из шести человек — некоторые специализируются на классике ХХ века, другие занимаются западными проектами, третьи — современными, есть команда, которая делает Photobookfest. Финансовая составляющая здесь также играет немаловажную роль, особенно когда мы выходим на международный рынок и привозим известные западные проекты. В то же время мы не можем назначить слишком высокую цену на входной билет, прекрасно понимая, что для многих это будет ограничением. Мы делаем порядка 20 выставок в год в Москве и около 10 — в регионах РФ.

Основательница Центра им. братьев Люмьер — о скандальных выставках и новых проектах (фото 2)

— Какие проекты были наиболее удачными?

— Как и в любом бизнесе, здесь есть разные составляющие — репутационная, коммерческая, и они не всегда совпадают. Для меня лично в этом году была очень важна выставка в память Игоря Гневашева, недавно ушедшего из жизни. Я работала с его творчеством последние 15 лет, и он как человек был мне очень близок. Несколько лет назад была выставка «Советское фото» на основе одноименного журнала: были представлены все топовые обложки, редакционные материалы, культовые работы советской эпохи. Это был большой исследовательский проект, и я до сих пор жалею, что у нас тогда не получилось издать каталог. Большая часть выставки состояла из коллекции Центра фотографии, которую мы собираем все 20 лет. Важным был и проект «Антология советской фотографии. 60–70», который мы показали еще в ЦДХ. Все тогда занимались авангардом, а на шестидесятников никто не обращал внимания. Очень хорошо помню открытие, на него приехали фотографы и художники, которые не видели друг друга по 20–30 лет. Тогда я поняла, что действительно сделала что-то хорошее. На вторую часть этой выставки, которая прошла уже здесь, на Красном Октябре, люди стояли часами. Еще один проект — литовская школа фотографии, одна из главных школ на территории бывшего СССР, которая привлекает сейчас большое внимание в мировом контексте. Это были вещи, за которые нас благодарили.

Если говорить про зарубежные проекты, можно вспомнить и проект «Малкович Малкович Малкович», который побил все рекорды в прошлом году, и ретроспективу Арнольда Ньюмана, которого никто до нас не привозил, и Эллиота Ирвитта в цвете. А еще ретроспективу Арно Минкеннина, которая в следующем году будет нами показана в Петербурге. Фотография — тот вид искусства, который имеет достаточно сильный национальный оттенок, и важно то, о каких социальных проблемах хочет поведать автор. Разнообразие наших выставочных проектов позволяет нам почувствовать то, как сильно каждый социум отличается от другого. Единственный жанр, который мы не показываем часто, — репортажная фотография, но ее и так достаточно в массовых СМИ. Мы же стремимся призывать людей к размышлению и созерцанию.

— А вы как коллекционер что больше всего любите собирать?

— У меня есть семейная коллекция, в ней много разных вещей. Каждая работа — мой набор личных ощущений. У меня есть и литовцы, и Гущин, и Херст, и Ритц, и Ньютон. Но я отношусь к тем коллекционерам, кто не стремится покупать бренды. Любая покупка — это моя личная история и мой личный выбор, иногда профессионализм мешает, а иногда помогает. Коллекционирование в нашей стране — явление довольно молодое, но есть и действительно хорошие частные коллекции фотографий, к которым мы обращаемся, когда делаем выставки. Если говорить о подобных процессах 30-летней давности, то речь идет скорее о собирательстве.  

Коллекция появляется тогда, когда рождается ее идея: вы посещаете выставки, путешествуете, ходите на ярмарки, общаетесь с искусствоведами, рассказываете друзьям о новых приобретениях за бокалом шампанского. Это становится стилем и образом жизни. Возвращаясь к вопросу о топовых работах, которые так любят российские коллекционеры,  — они ликвидны, но будут ли расти в цене через год-два — большой вопрос. Поэтому, даже нанимая куратора, следует понимать, что скупка топовых работ ни к чему не приводит — они уже есть в чьих-то коллекциях. Профессиональный куратор отслеживает молодых авторов, следит за тем, что происходит в фондах, держит руку на пульсе происходящего на рынке.

— Совсем скоро откроется еще один проект Центра им. братьев Люмьер — Photobookfest. Расскажите, как к вам пришла эта идея?

— Здесь все лежит на поверхности: подобные фестивали проходят по всему миру, а бурный рост начался шесть лет назад. Здесь важную роль сыграло развитие современной фотографии. В нее влились фотографы и художники, а мест, где человек может заявить о своем проекте, всегда не хватает. Фотографическая книга не курируется издательством, а издается непосредственно художником — мини-серии, дизайн, содержание и текст которых позволяют легко считывать идею художника. Есть много содержательных моментов помимо дизайна и исполнения. Книга не объемное помещение, где можно играть исключительно на принципах экспонирования. Подобные мероприятия направлены на поддержание фотографической книги в целом. Честно говоря, я собиралась сделать этот фестиваль лет пять, и наконец это произошло.

У Photobookfest большая программа — около шести выставок, гранты, номинации, финалисты мировых конкурсов — все это мы будем показывать здесь. Кроме того, будет и параллельная программа. Относительно ожидаемого успеха сложно сказать — запускаем первый раз, а тема довольно узкая. У нас будет и своя грантовая программа: кто-то ведь должен протягивать руку помощи художникам и фотографам, которым так сложно реализовать себя в России.   

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Полина Козлова

  • Фото: Лиза Мелина

Оставьте комментарий

Загрузить еще