Поиск

Как выбрать психотерапевта: объясняем на примере «Маши»

Как выбрать психотерапевта: объясняем на примере «Маши»

Запускаем серию колонок, задача которых — сориентировать в мире психологической помощи

Текст: Елена Фейгин


Меня зовут Лена Фейгин. Я ученый, психолог, психометрист, управляющий партнер Лаборатории упаковки смыслов, основатель Relationships Research Institute, автор методики [psy-to-nomics] и лектор. В настоящий момент я работаю в докторантуре над диссертацией в Университете Зигмунда Фрейда в Вене. Веду частную практику в индивидуальной и семейной терапии.

Мне часто приходиться сталкиваться со скепсисом относительно моей профессии у взрослого поколения, но и молодые люди нередко считают, что книги в жанре селф-хелп освобождают от необходимости общения с профессионалами. При этом в ситуации, когда человек приходит к специалисту и терапия, по его мнению, не сработала, мнение о ее никчемности только подкрепляется. Однако мы не обращаемся к гастроэнтерологу, если болит зуб, и не ходим к гинекологу, если возникла проблема с глазами. Я не исключаю кросс-функциональности различных медицинских экспертов, но настоящий профессионал переадресует пациента, если он пришел не по адресу.

Успех в решении вопроса напрямую связан с выбором человека, который сможет на него ответить, поэтому первая встреча с терапевтом — всегда взаимное собеседование. На нем врач попытается понять, зачем к нему обратился пациент, и сформулировать гипотезу его запроса. Задача пациента — понять, правильный ли это специалист. Перед тем как начинать поиск, надо определить, что вас беспокоит и чего вы ожидаете от работы. Необязательно искать совпадения с диагнозами из книг или интернета — бывает достаточно запроса на собеседника. Возможно, это потребность поговорить с тем, кто не входит в ваш круг общения и не вовлечен эмоционально. Ведь чем бы вы ни поделились с терапевтом, это не скажется на ваших отношениях: вы не сможете обидеть врача, вызвать в нем чувство стыда или неловкости, обсуждая интимные вопросы.

Выбор терапевта — это процесс, и специалист должен по меньшей мере нравиться клиенту как человек, поэтому первая консультация ни к чему вас не обязывает. Задайте вопрос, как именно будет проходить работа, и уточните ее примерные сроки. Основополагающее правило взаимоотношений врача и пациента — доверие. Не стоит следовать только рекомендациям знакомых — надо проверять образование врача и уточнять, в каких сообществах он состоит. Можно попросить рассказать о профессиональных достижениях, а также подписать одностраничный договор со сводом базовых соглашений — это распространенная практика.

Выбор наиболее подходящей специализации легче рассматривать на условном примере, ведь чаще причиной обращения становится не потребность поговорить по душам, а навязчивая идея, перепады настроения, разрушенные отношения с близкими, начальниками, подчиненными или партнерами по бизнесу. Бывает, что сложно стало договариваться с самим собой.

Итак, представим Машу. Каждое утро она просыпается с чувством дикой усталости и нежелания что-либо делать. Ее тяготит работа и отношения с молодым человеком. Впрочем, с ним всегда было ощущение, что либо она за ним бежит, либо он душит ее присутствием. Когда звонила мама, она предпочитала перезванивать позже, объясняя занятостью. С отцом они разговаривали через маму. Маше казалось, что она не представляет ценности для руководителя и уходила из офиса с чувством полного разочарования. Состояние уныния сменялись ощущениями подъема: в эти моменты Маша могла сутками заниматься чем-то увлекательным. Однако убежденность, что ее никто не понимает в этом мире, не покидала ее никогда. Поэтому она решилась обратиться к специалисту и столкнулась с необходимостью определить направление.

Если сильно обобщить, то можно разделить психотерапию на несколько больших категорий.

Как выбрать психотерапевта: объясняем на примере «Маши» (фото 1)

Психоанализ или психодинамическая терапия

Их прародителем был Зигмунд Фрейд. За время своего существования эта практика претерпела массу изменений. Скажем, интерпретация снов сегодня в ней занимает в разы меньше места, а диалога стало гораздо больше. В фокусе этого подхода остается поиск бессознательных смыслов и мотиваций, которые движут людьми. Он в первую очередь падает на отношения с родителями, детские травмы и интерпретации метафорического мышления. Роль психоаналитика является тут ключевой, поэтому личный комфорт пациента крайне важен.

Взаимодействие подразумевает интенсивные встречи по 2–3 раза в неделю, и чаще всего это классические сцены, где клиент лежит на кушетке, а аналитик сидит за его головой. Такой прием необходим, чтобы не считывались невербальные реакции терапевта, а пациент опирался на собственные чувства и эмоции. Психоанализ подразумевает длительную вовлеченность, которая может занимать несколько лет для глубинного понимания и проработки детских травм.

С психоаналитиком Маша могла обсуждать отношения с родителями, как они повлияли на ее взаимодействие с молодым человеком, руководителем и коллегами, и изменения, несомненно, наступили бы через несколько лет.

Когнитивно-поведенческая терапия

Разделяется на два подхода: поведенческий, прародителями которого были Иван Павлов и Эдвард Ли Торндайк, и когнитивный авторства Альберта Эллиса и Аарона Бека.

Павлов — психолог и первый русский нобелевский лауреат в сфере медицины, работы которого строились на воздействии на внешнюю среду и определении связи стимула с поощрением. По его мнению, человек может адаптироваться, и его тело будет реагировать на стимул и без вознаграждения (помните его эксперимент на собаках?). Ли Торндайк вывел «закон эффекта»: он считал, что поведение, за которым следует удовольствие, имеет большую вероятность повторяться.

Эллис — автор рационально-эмоциональной поведенческой терапии, в которой поведение рассматривается не как следствие, а как интерпретация того или иного опыта. Аарон Бек сформулировал подход лечения депрессии и суицида через рационально-эмоциональный анализ. В 1950-е появилось сочетание их методик — когнитивно-поведенческий подход, где фокус терапевта сосредоточен на проговаривании опыта пациента и на осознанности, которая, в свою очередь, приводит к изменению поведения.

Иными словами, если я что-то делаю, потому что всегда так делаю, не задумываюсь о своих действиях, то я их вряд ли поменяю. При разборе сложившихся поведенческих моделей, когнитивно-поведенческая терапия помогает человеку увидеть рациональную составляющую в отрыве от интерпретаций и чувств, с которыми связано поведение. Наша Маша, проецируя свои отношения с родителями на руководителя или бойфренда, убеждает себя в том, что она не может нормально коммуницировать. Работа со специалистом приведет к тому, что она поймет связь между своими действиями в разном контексте и сможет изменить и свое отношение, и поведенческие паттерны.

Такой подход эффективен в краткосрочной перспективе — им можно точечно решить некоторые ситуации, но он не всегда приводит к проработке глубоких детских травм.

Как выбрать психотерапевта: объясняем на примере «Маши» (фото 2)

Гуманистическая терапия

Фокусируется на способности человека принимать рациональные решения и максимизировать свой потенциал. Забота и уважение к окружающим — важная тема в этом подходе, подразумевающем, что человек есть целостное существо. Прародителем гуманистической терапии был философ Жан-Поль Сартр, а основные представители — Карл Рэнсон Роджерс, Виктор Эмиль Франкл и Фредерик Перлз.

Роджерс считал, что человек — это формирующееся в процессе взаимодействия с окружающей и социальной средой «Я», которое саморегулируется в зависимости от внешней среды. Из его работ вышла клиентцентриентированная психотерапия, отрицающая роль терапевта как авторитета и полагающаяся на внутренний опыт клиента для разрешения задач. Основоположник экзистенциальной терапии Франкл строил свою практику на идее поиска смысла жизни как основополагающего фактора всех действий. Гештальт-терапия Перлза помогает клиенту развить самосознание, осознать важность «здесь и сейчас», принять ответственность за себя и свои действия.

Любой из этих подходов помог бы Маше разобрать ее задачи за несколько лет и пройти трансформацию к состоянию, в котором она становится ответственнее за свои решения.

Интегральная терапия

Ею пользуются специалисты, которые не привязывают себя ни к одной из модальностей и используют какую-то одну или несколько, полагаясь на ее эффективность в каждом конкретном случае.

Скажем, с Машей интегральный терапевт может начать с когнитивно-поведенческих практик, чтобы за короткий срок дать ей инструменты взаимодействия с внешним миром. Дальше она могла бы перейти в системно-семейную терапию, которая потребовала бы присутствия на сессии ее родителей, а также молодого человека. В этом подходе личность рассматривается как часть системы под названием «семья». А для работы с детской травматикой вероятно гештальт-терапия оказалось бы наилучшим методом для разрешения незакрытых историй, которые тянутся за Машей всю жизнь.

Каждая школа имеет свой собственный стиль. Определение лучшей зависит от типа личности пациента и его комфорта, который, к сожалению, можно измерить только личными ощущениями и видимыми изменениями в поведении и качестве жизни. Если трансформации происходят, если меняется структура мышления, то имеет смысл продолжать работу. Если нет — стоит попробовать другой подход.

Часто решение по завершению взаимодействия клиент принимает совместно с терапевтом по достижению поставленных целей. Главное — не стесняйтесь задавать вопросы и узнавать, какие практики и методы в данный момент использует ваш терапевт. И если вы узнаете себя в этой условной Маше, которая уже начала работу со специалистом, то не стоит ждать, когда в луже вы перестанете видеть звезды. Пусть звезды светят всегда, даже если мы смотрим под ноги и видим их в отражении.

Оставьте комментарий