Поиск

Лолита, Дивайн и Вивьен Вествуд: как человеческая красота вышла за границы

Лолита, Дивайн и Вивьен Вествуд: как человеческая красота вышла за границы

BURO. рассказывает о женщинах и мужчинах, которые не вписывались в общепринятые представления о красоте и изменили ее восприятие. Все они стали героями в истории поп-культуры, а многие из них — героями кампаний М.А.С Viva Glam

Текст: Антон Данилов


В 2019 году M.A.C празднует 25-летие помады Viva Glam. Ее история — особый случай в индустрии красоты, потому что все доходы перечисляются в фонд, который борется со СПИДом по всему миру. За четверть века он собрал 500 млн долларов и на достигнутом не останавливается. В этом году миссия кампании Viva Glam расширяется и включает в свою программу не только вопросы по борьбе с ВИЧ и СПИДом, но и поддержку уязвимых групп — женщин и ЛГБТ-сообществ.

Легендарная кампания M.A.C Viva Glam отмечает 25-летие вместе с не менее легендарной Лолитой Милявской

В России спикером бренда стала Лолита Милявская. Эта певица доказывает, что носить красную помаду, забыв о стереотипах и предрассудках, может любая женщина. Но глобально выбор Лолиты в качестве символа кампании в России значит, что стандарты красоты остались в прошлом. Сегодня на месте канонов и норм — любовь к себе, самовыражение и здоровое чувство юмора. Красота из недостижимого идеала превращается в неотъемлемое качество каждого человека, и, для того чтобы быть прекрасной, не нужно соответствовать правилам. BURO. рассказывает о женщинах и мужчинах, которые не вписывались в общепринятые представления о красоте и изменили то, как мы воспринимаем прекрасное в человеке.

Росси де
Пальма

Любимейшая актриса патриарха авторского кино Педро Альмодовара, их творческий союз берет начало в 1983 году. Тогда Альмодовар снимал «Нескромное обаяние порока», а де Пальма играла в рок-группе под названием «Хуже невозможно». Они познакомились на концерте, после чего — в этот же день! — режиссер предложил ей первую роль — репортерши в фильме «Закон желания». Росси де Пальма совсем не похожа на каноническую красотку из Испании, о чем ей постоянно напоминали. Особенно доставалось форме ее носа, но актрису мало заботили разговоры. «Нос меня никогда не беспокоил. Может быть, я согласилась бы на операцию, если бы у меня были огромные липкие уши», — сказала она.

Характерные роли и колоритная внешность влюбили в де Пальму трех видных дизайнеров: Жан-Поля Готье, Тьерри Мюглера и Александра Маккуина, у которого она вместе с Наоми Кэмпбелл и Хеленой Кристенсен участвовала в показе первой коллекции высокой моды для Givenchy. «Мы веселились, — вспоминала актриса. — Я вдохновляла дизайнеров, они подпитывали меня — это было взаимно».

Вивьен Вествуд

Не было большей нарушительницы спокойствия в моде 1980-х, чем Вивьен Вествуд: британская икона панк-движения — буквально символ протеста. Сопротивление мейнстриму стало той силой, что двигала мисс Вествуд, — от статуса бедной учительницы, живущей в несчастливом браке, до владелицы магазина с откровенными нарядами «Sex» и, наконец, создательницы империи Vivienne Westwood, политической активистки и обладательницы ордена Британской империи. Стоит ли говорить, что не всем нравилась ее активная позиция и провокации, разрушающие представления не только о стиле, но и о морали? «Мне всегда было наплевать, что ненавистники обо мне думают», — говорила дизайнер.

Сегодня Вивьен 78 лет и она живет так, как хочет: выступает на митингах против опасной добычи нефти, замужем за мужчиной моложе нее на 25 лет. Красота? Кажется, у Вествуд свои взгляды на то, что принято считать привлекательным. «Меня не очень интересует красота. Мне нравятся те, кто понимают сами себя», — сказала она однажды.

Дивайн

Если есть культовые личности в истории ЛГБТ-сообщества, то звание самой яркой из них принадлежит Дивайн — американской дрэг-квин, выступавшей полвека назад. В миру Харрис Гленн Милстед был выходцем из богатой американской семьи и какое-то время работал парикмахером, но все изменилось после его встречи с Джоном Уотерсом. Американский режиссер предложил ему то, что никто из его окружения, включая родителей, понять не мог: Уотерс снимал Гленна в своих фильмах исключительно в женских образах. По мере роста популярности режиссера росла популярность и его протеже: в конце 70-х Милстед становится завсегдатаем «Студии 54», самого богемного клуба Нью-Йорка, гастролирует с ревью и записывает диско-треки.

Гипертрофированный образ Дивайн определил яркий макияж. Культовыми стали размашистые синие тени из фильма «Розовые фламинго», которые артист рисовал буквально на пол-лица. Дивайн сформировала подход к макияжу не только как к способу подчеркнуть достоинства или скрыть недостатки, но и как самоцель, как форму искусства, что во многом опередило и предопределило сегодняшнюю моду.

Кэтрин
Дон Ланг

Буддистка, вегетарианка, борец за права животных, открытая лесбиянка и ЛГБТ-активистка — все это о Кэтрин Дон Ланг, прославившейся под творческим псевдонимом k.d. lang (пишется именно так). Канадская кантри-артистка выиграла четыре «Грэмми» и целую россыпь других наград, записала семь сольных альбомов и открывала Олимпийские игры в Ванкувере в 2010 году. Все это делает ее едва ли не самым влиятельным ЛГБТ-человеком в истории Канады. «Когда женщины строят свой имидж на молодости и сексуальности, а не на интеллекте, это тупиковый путь», — рассказала она о своих взглядах.

В 1996 году Кэтрин также стала лицом кампании Viva Glam, получившей название «non-lipstick lesbian», «лесбиянка, не пользующаяся губной помадой». Постеры с ее портретом напоминали игральные карты, но примечательнее всего не это. Она показывала обновленный оттенок помады не на губах, как это принято, а на щеке — и это революция в рекламе. С одной стороны, прямой намек на лесбийский сюжет, а с другой — необычная презентация продукта, ориентированного на женскую аудиторию.

Ру Пол

Травести-жанр долгое время оставался маргинальной субкультурой. Еще в конце 1980-х шоу дрэг-квин почиталось в основном среди ЛГБТ-сообщества, но менее чем через 30 лет травести стали неотъемлемой частью мейнстрима — во многом это заслуга Ру Пола. В 2009 году артист запускает RuPaul’s Drag Race — одно из самых рейтинговых реалити-шоу, когда-либо снятых в Америке. Спустя 10 лет оно не теряет актуальности: всего год назад окончился 10-й сезон, победу в котором одержала Аквария — еще одна звезда дрэг-сцены.

Для того чтобы к травести-артистам относились без презрения и брезгливости, потребовались годы работы. В 28 лет Ру стал алкоголиком и чуть было не покончил с собой. Но уже через год ему удалось преодолеть себя и добиться звания любимого клубного артиста Нью-Йорка, а еще через пять — в 1994-м — Ру Пол оказался первой дрэг-квин, подписавшей рекламный контракт с косметическим брендом. Это был M.A.C: Ру рекламировал Viva Glam, и рекламный снимок, в котором артист изображает каждую букву из названия помады, сам по себе превратился в мощный символ 90-х годов.

Девон
Аоки

Модельный бизнес остается индустрией, где внешность является ключевым фактором успеха. Взгляните на список самых высокооплачиваемых моделей прошлого года, и вы поймете: успешная — значит, худая и высокая модель. Однако успех Эшли Грэм или, скажем, Девон Аоки вселяет надежду, что даже такой неповоротливый бизнес будет меняться. Аоки смогла добиться статуса одной из самых известных моделей 90-х годов при росте в 165 сантиметров — девушек ниже этой планки в индустрии трудно вспомнить.

Впрочем, невысокий рост тоже может быть конкурентным преимуществом. Успех на подиуме Девон конвертировала в актерскую карьеру. В 2003 году Аоки сыграла в фильме «Двойной форсаж», а через два года — одну из главных ролей в фильме Роберта Родригеса «Город грехов». «Каждый из нас не уверен в чем-то своем, вне зависимости от того, как мы выглядим или как нас воспринимают другие люди, — сказала как-то модель и актриса. — Но иногда люди наделяют свою неуверенность слишком большой властью. Красота — это вопрос мнения. Для меня истинная красота никак не связана с лицом или телом».

Хлоя 
Севиньи

Актерская карьера Хлои Севиньи началась с роли ВИЧ-положительной 16-летней Дженни в драме американского режиссера Ларри Кларка 1995 года. Всего через пять лет Хлоя получает первую номинацию на «Оскар» — за лучшую женскую роль второго плана в картине «Парни не плачут». Сегодня Севиньи — звезда авторского кино, член жюри «Каннского кинофестиваля» и успешная модель: Хлоя выходила на подиумы Miu Miu, Louis Vuitton, Chloè и других гигантов модной индустрии.

На заре своей карьеры Севиньи играла сплошь андрогинных персонажей — к этому располагала ее необычная внешность и нетипичная для Голливуда красота. Сама же она считает, что сегодняшнему обществу нужны разные образцы красоты — даже если кто-то с ними не согласен. «Нам нужно больше женщин, как Фрэнсис Макдорманд или Тильда Суинтон, — говорит актриса в интервью The Guardian. — Они не хотят казаться теми, кем не являются, и не прогибаются под изменчивый мир». В 2004 году Хлоя также стала лицом Viva Glam, отметив таким образом 10-летие запуска рекламной кампании.

Винни
Харлоу

Как ни странно, Винни Харлоу чуть ли не единственная прославившаяся героиня реалити-шоу Тайры Бэнкс «Топ-модель по-американски». В итоговом рейтинге сезона Харлоу заняла шестое место, но это не важно: сегодня именно она суперзвезда.

Харлоу с детства мечтала стать моделью, и успех пришел, даже несмотря на наличие у Винни витилиго — нарушения пигментации кожи, при котором отдельные участки становятся светлее других. Природа витилиго не изучена, но ученые сходятся во мнении, что это расстройство — не приговор. Своим примером канадская модель вдохновляет других людей принимать себя и свое отражение в зеркале: например, в 2014 году она выступила на конференции TED с лекцией, смысл которой прост: красота в глазах смотрящего. В 2019 году Винни Харлоу стала лицом обновленной рекламной кампании M.A.C Viva Glam, повторив знаменитый снимок Ру Пола.

 

Покупая M.A.C Viva Glam, вы тоже становитесь частью этой истории и при этом поддерживаете программы по борьбе со СПИДом: М.А.С перечисляет общественным организациям 100% доходов (за вычетом НДС) от продажи помады Viva Glam. За 10 лет существования кампании Viva Glam в России было собрано и передано около 200 миллионов рублей в российские фонды.