Поиск

Цветы жизни на карантине родителей. Как в заботе о личных границах детей не потерять свои собственные

Цветы жизни на карантине родителей. Как в заботе о личных границах детей не потерять свои собственные

Мама, автор блога об осознанном родительстве «Мать года» и колумнистка BURO. рассказывает об эволюции своих отношений с сыном за шесть недель, что они провели взаперти


Запертая во время карантина с трехлетним Костей, лавируя между новыми главными вопросами бытия — а именно, является ли мороженое ужином и почему ОКР не случилось со мной раньше, — я сделала удивительное открытие. Мы, современные родители, так заботимся о личных границах наших детей, что часто размываем собственные. Как у нас было до самоизоляции: я — работающая мама, встаю в 7–8 утра вместе с сыном, в 10 ухожу на работу, в 8 возвращаюсь, в 11 укладываю сына спать. Все время своего активного материнства без отягчающих обстоятельств в виде коронавируса надо мной висело чувство вины, что я мало времени провожу с сыном, поэтому ребенку можно все, что не опасно для него и не мешает другим. Но я почти не думала, что Я — тоже те самые другие.

Первая неделя самоизоляции была относительно окей: мы оба болели и лежали тряпочками. Вторая оказалась сложнее: мы также вдвоем до коронавируса провели все новогодние праздники, но там были прогулки и походы в гости, поэтому в самоизоляции концентрация друг на друге повысилась. Я не имею ничего против мультиков — это еще один вид совместного досуга с ответами на вопросы и комментариями. Например, мы посмотрели «Вперед», в котором есть сложная тема смерти, и смогли немного об этом поговорить, посмотрели мультики Наташи Ремиш, посмотрели «Гарри Поттера», «Трансформеров», «Злых птичек», «Троллей»… Мне понравилось все, а Косте — почти все. Мультики не спасали — к концу второй недели он одичал: бил меня и кусался, и ничем его было не отвлечь, никак не остановить. К вечеру я без сил садилась работать за компьютер, напоминая себе ленивца на ресепшен из «Зверополиса».

На седьмой неделе самоизоляции я могу работать только после отбоя ребенка, но границы в наших отношениях уже приняли какие-то вменяемые очертания. Я научилась четче артикулировать, что именно нужно мне, в то время как раньше могла по первому зову бросить дела и побежать строить что-то из лего. Сегодня я позволяю себе сказать, что устала или что мне нужно что-то доделать и я занята. Да, это не всегда работает, но с детьми ничто не работает сразу, поэтому повторяем. Да, сын стал видеть больше моих эмоций, и не все из них положительные. Однако теперь я понимаю, что важно не растить розу под колпаком и быть в ответе — значит быть честным.

«Подумай, что у тебя это есть, — и оно у тебя будет» — татуировка с такой сентенцией выбита на ноге моей подруги телеведущей Маши Командной. Я стала размышлять, что мне надо вообразить, чтобы обрести равновесие в отношениях с Костей. Стало понятно, что это не послушность и не тишина, а возможность донести до него свои желания, рассказать ему о том, как удобно мне. У стремления быть понятым ребенком есть три основания: надо говорить спокойными словами, повторять бесконечно и быть последовательным. Например, наш прогресс по кусанию: я каждый раз говорю, что мне больно, я расстроена, я побуду в своей комнате одна. Иногда я успеваю предупредить о том, что будут последствия, и порой он меня не кусает. Формула «сказать о чувствах, показать последствия и повторить» дает результаты.

Я точно благодарна карантину, что он позволил нам с маленьким Костей запустить процесс взаимного уважения границ, а не только его границ и желаний. Идет седьмая неделя, и мне ощутимо легче. Мне проще ему объяснять, что не так, как мы вместе можем помочь друг другу и почему я устаю. Я не боюсь сказать ему, что мне нужно мое время: я крашу ногти, читаю или просто лежу. Не могу сказать, что я узнала своего ребенка еще лучше, чем раньше, — я давно и плодотворно с ним общаюсь. А вот он совершенно точно ближе познакомился со мной.

Родительство, как ни крути, — two way road, два человека узнают друг друга. И, представляя себе, что такое терпение, осознанность и эмоциональный интеллект, мы забываем о своих потребностях и зоне комфорта. Нам говорят, родительство — жертва и тяжелый труд. Но можем ли мы научить ребенка уважению к границам, не показывая свои? Биологически родительство действительно предполагает уступки своим желаниям в пользу продолжение рода, но это точно не заклание жизни на алтаре сиюминутных желаний вашего отпрыска. Это осознанный процесс, где взрослый знает жизнь все-таки лучше и ведет ребенка по дороге ненасильственных, но все-таки правил.

А отвечая на вопросы из начала текста: мороженое — подходящий ужин, если он экономит ваши нервные клетки. В карантине — как на войне: нет правил и все средства хороши. А как возвращаться в привычное русло, мы подумаем завтра. Или послезавтра. Короче, когда самоизоляция закончится.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий