Поиск

«Мне кажется, я занимаюсь предметным дизайном»: познакомьтесь с Динарой Касько, автором распечатанных на 3D-принтере десертов

«Мне кажется, я занимаюсь предметным дизайном»: познакомьтесь с Динарой Касько, автором распечатанных на 3D-принтере десертов

Интервью: Иван Васильев


 

Благодаря инстаграму кондитерское искусство пережило небывалую трансформацию: глядя на сверкающие торты и пирожные самых причудливых форм, цветов и размеров, кажется, что вкус не так важен, как их внешний вид.

«Мне кажется, я занимаюсь предметным дизайном»: познакомьтесь с Динарой Касько, автором распечатанных на 3D-принтере десертов (фото 1)

Динара Касько — украинская кондитерша с архитектурным образованием, взошедшая звезда этого нового искусства, объединившего еду, дизайн и фотографию. У нее 600 тыс. подписчиков в инстаграме, а творческом багаже — изобретенные ею торты, которые стоят по 80 долларов, эксклюзивный десерт для Фонда помощи детям «Обнаженные сердца» Натальи Водяновой и производство сладостей на 3D-принтере. Совсем недавно Касько отметила день рождения, второй раз стала мамой и с BURO. пообщалась, пока ее сын сладко спал.

Во-первых, поздравляем! Скажите, подарили ли вам торт?

Мы праздновали в заведении, и нам пришлось купить торт — со своим нельзя. У них был медовик с бананом и орехами, обычный бисквитный торт, не такой, как я делаю. Совершенно не в моем вкусе, но я весь съела.

А какой в вашем вкусе?

Для меня торт был слишком сладким. В этом кафе торты очень сладкие, в них много шоколада, сахара, печенья «Орео» — такой американский стиль. Для этого стиля торт отличный. А мне нужно, чтобы было не так много сахара, возможно, меньше жира.

Как вы решили стать кондитершей?

Я всем рассказываю, что пошла в профессию, потому что я всеядная — я ем все. Есть такие люди: если им что-то не нравится, они не станут это есть, например, мороженое или шоколад. Вот я не из их числа. Я ем вообще все.

Вы себя кем в большей степени ощущаете:архитектором, кондитером или блогером?

Ну я совсем не блогер, потому что даже когда что-то выкладываю, практически никогда ничего не пишу. У меня нет обратной связи с аудиторией — в инстаграме это чисто моя страница. А архитектор или кондитер? Архитектурой я не занимаюсь, мне кажется, скорее, я занимаюсь предметным дизайном. Просто это дизайн кондитерских изделий. Или даже промышленный дизайн.


Вы занимаетесь специфическим направлением в кулинарном искусстве, которое скорее связано с отображением изделий в инстаграме, чем просто с едой. Можно ли считать это современным искусством?

Почему нет? Если ты делаешь что-то интересное, то это вполне может быть искусством. Безусловно, я работаю в разных направлениях. Мне необходимо создавать красивый контент — это важно для инстаграма. Но сейчас практически все кондитеры делают хороший контент, и стало сложно выделиться. К тому же у инстаграма изменилось ранжирование: можно сделать классную фотку, но ее могут не увидеть.

Плюс я создаю формы для десертов, которые удивляют людей. Еще веду мастер-классы, придумываю рецепты, сейчас разрабатываю меню для ресторанов, и это, безусловно , должно быть вкусно. Мне мало сделать одну картинку — необходимо составить рецепт, который будет работать и нравиться, поэтому я уделяю внимание всем составляющим. Я не могу сделать красиво, но невкусно, или вкусно, но некрасиво.

Как сделать так, чтобы фотография могла передать вкус еды?

Есть разные направления в фотографии. Есть натюрморты с кучей всего в кадре, а есть просто минималистичные, как у меня. Нужно просто выбрать направление, которое нравится, посмотреть видеоуроки и попытаться повторить. На самом деле нет ничего сложного. Ну или нужно нанимать людей, которые будут заниматься этим конкретно для вас.

Но вы-то сами снимаете?

Да, мы снимаем сами с мужем. Я начала фотографировать тогда же, когда и печь, наверное, в 2012 году. Сначала снимала на фотоаппарат без вспышки, просто на столе. Когда начала вести инстаграм, выкладывала как раз эти кадры, у меня их было очень много, примерно штук 300. Потом попала на конкурс, где надо было красиво сфотографировать торт. Мы поставили его на ватман, взяли вспышку, и фотография получилась гораздо лучше. Затем мы взяли еще один ватман, черный, потом стекло и постепенно начали снимать лучше, заметив, что чем круче кадр, тем больше лайков, фидбека и подписчиков. Так мы стали снимать интереснее и красивее. Плюс сами десерты начали делать так, чтобы удивить.

Теперь у меня своя фотостудия 100 квадратов, где стоит фото- и видеооборудование, светильники, фотоаппараты, штативы, фоны — целый цех.

Расскажите про свои фантастические формы и работу с 3D-принтерами.

В данный момент новые формы для десертов — моя основная задача. Я использую 3D-принтер (у меня их два) и мечтаю о машине под названием Waterjet, которая струей холодной воды под большим напором вырезает из шоколада — да и вообще из чего угодно — различные фигуры. Эта штука стоит несколько десятков тысяч евро, очень дорого, поэтому для повседневных задач мы используем фрезеровочный станок, но фрезер «тянет» шоколад, греет его, ломает, а та машина режет ровно. Есть еще принтеры, которые классно печатают шоколадом, получается идеально ровная печать.

Как на вас повлияла советская кондитерская школа?

Да никак! На самом деле, я не делаю традиционных тортов, вот ни разу в жизни не пекла «Наполеон», не делала «Картошку». Я не фанат. Если чего-то очень хочется, то могу пойти купить кусочек «Киевского торта» или «Наполеона».

Наблюдаете ли вы за работой коллег? Знаете Рената Агзамова, которого называют любимым кондитером Филиппа Киркорова?

Да, безусловно, я на многих подписана и вижу, что ребята делают. Конкретно про Рената: он уже не просто кондитер, мне кажется, а бизнесмен, который выстроил империю. Вряд ли он сам сейчас что-то печет. Даже я могу неделями не печь, несмотря на то, что у меня всего четыре сотрудника и я сама все время нахожусь на кухне. Когда бизнес принимает такие масштабы, это уже больше менеджмент, чем кондитерское искусство. Безусловно, работы классные. Делала бы я такое, заказала бы себе такое? Большой вопрос. В этом и есть плюс, что в кондитерской истории много различных направлений: кто-то делает массовые торты, кто-то — пирожные и кексы, кто-то — торты-дворцы, мороженое, круассаны. Всем хватает места.

Видео из инстаграма Рената Агзамова

Чем вы особенно гордитесь?

Горжусь грейпфрутовым десертом, который я создала для кафе «Жемчуга», средства от продажи которого пречисляются в фонд Натальи Водяновой «Обнаженные сердца». Я очень люблю грейпфрут. Когда-то давно я была на мастер-классе, кажется, у Мартина Диеза, у него был торт с грейпфрутом. Я ничего подобного до этого не пробовала! Потом по его мотивам я прорабатывала дома свои варианты, и в результате у меня появилось два рецепта: один с лаймом и базиликом, второй с грейпфрутом. Они очень похожи по текстуре, но разные по вкусу. Идеей было сделать что-то воздушное, нежное, с легчайшим бисквитом и муссом, и при этом, чтобы десерт был и сладкий, и кислый. Грейпфрутовый — как раз такой, но я бы сказала, что он на ценителя.

Представьте, что вы можете оставить лишь один десерт в мире, какой вы выберете?

Десерт моей мамы — «пальчики». Как эклеры с заварным тестом, сметаной, сахаром и какао. Для меня это не просто вкусный, но еще и очень ассоциативно важный десерт.

Рецепт «маминых пальчиков»
от Динары Касько

Нужно взять любое заварное тесто, испечь произвольной формы эклеры. Затем смешать сметану с сахаром в таком количестве, которое вам нравится. Охлажденные эклеры искупать в чаше со сметаной с сахаром, выложить горкой, сверху залить остатками сметаны и посыпать сахарной пудрой.

Попробовать десерты Динары Красько можно в кафе «Жемчуга»
в «Депо»
Лесная, 20, стр. 3

Оставьте комментарий