Поиск

Мода без гендера: борьба за права человека или коммерциализация тренда?

Что стоит за интересом к моделям-трансгендерам и сдвоенными мужскими и женскими показами

Мода без гендера: борьба за права человека или коммерциализация тренда?

Мода — часть глобальной политической реальности, и рассматривать одно, не обращая внимания на другое, становится невозможным. Одним из самых острых вопросов в мире моды остается тема гендерной политики и того, как мы — потребители — воспринимаем людей, не помещающихся в наши удобные рамки гендерного спектра.

За этот месяц нам особенно запомнились две большие истории, связанные с новой гендерной политикой индустрии моды. Первая была связана с моделью Ханне Габи Одиль, рассказавшей в интервью USA Today о своем статусе интерсекс-человека. В нем она особенно подчеркнула отсутствие выбора для интерсекс-детей и практику «нормализующих» операций, имеющих для жизни и здоровья интерсекс-ребенка тяжелые последствия.

Some people are just the raddest, and continue to live their lives relentlessly so. Hanne Gaby Odielle has come out as intersex to the press to bring attention to the condition, the lack of consent in most executive decisions made about intersex persons during their childhoods, and how the whole thing SHOULD really be a non issue. While all of these labels are so often used to differentiate us, they really should be used to define us as the unique platforms for thought and action we all are. @hannegabysees thank you for your honesty, bravery, moxie, home-fries, everything. Forever one of the gutsiest people I’ve known -and with even more scars than I to prove it. -@giffenclarkott #lgbtqia #human #person #superhuman #comeback #strong #survivor #belgian #babe #hannegabyodiele #betterforliving

A photo posted by B E T T E R (@betterforliving) on 

Вторая история — о трансгендерной модели Хари Неф и ее успешном результате в рейтинге «Топ-модель года» по версии models.com. Весь прошлый год был успешным для Неф, а этот, по всей видимости, станет и вовсе ее триумфом: она теперь новое лицо Gucci, Кендалл Дженнер сняла ее для обложки нового LOVE, L’Oreal выпустили с ней новую рекламу своей косметики, а Вольфганг Тилльманс посвятил ей целый короткометражный фильм.

Если прибавить к этому успех реалити-шоу Strut, описывающего работу первого модельного агентства в Америке, созданного эксклюзивно для трансгендерных людей, а также успех таких трансгендерных мужчин-моделей, как Лэйт Эшли в Америке и Бен Мельцер в Германии, мы получаем абсолютно новое игровое поле для индустрии — такое, в котором гендер значит гораздо меньше, чем твои личные данные, то, что ты сам можешь дать в своей сфере деятельности.

A photo posted by BENJAMIN MELZER (@egoshooter) on 

Слияние мужских Недель с женскими на прошедшей парижской Неделе тому прекрасное доказательство: принадлежность к некоему гендерному стереотипу сейчас не в моде. Даже сам образ мужчины претерпел в 2016 году значительные изменения: мальчики на всех страницах журналов либо бритые, с наколками, как будто только что прошли «по малолетке», либо длинноволосые и асексуальные. Даже старички на показах мод не выглядят прилежными семьянинами, но больше похожи на плейбоев. Получается, что образ брутального самца, который и защитит и обеспечит, уже не работает. За Неделями мод следуют и универмаги, чьи этажи теперь традиционно разделяются по брендам, а не по половой принадлежности.

Однако дизайнеры — это одно, а система, в которой они работают, — совсем другое. Сам бизнес моды изначально не приспособлен для истинной гендерной нейтральности: в любом колледже, где изучают кройку и шитье, вас попросят выбрать либо мужской, либо женский факультет. При этом, как и в любой сфере потребления, любые идеи быстро апроприируются и превращаются в удачный маркетинг. Отличный пример — Кара Делевинь с мегафоном на показе Chanel в 2014 году: чем не коммерциализация революционных настроений?

Мода без гендера: борьба за права человека или коммерциализация тренда? (фото 1)

Сама Неф подтверждает тенденцию модного бизнеса превращать необычные или спорные новые веяния в удачный способ продать как можно больше одежды: «Если девушка-модель получает свой главный доход от могущественного дизайнера-мужчины, имеет ли значение, что она феминистка? Если она выходит на подиум в мужской одежде во время показа мужской одежды, она подрывает устаревшие гендерные стереотипы или только укрепляет их?»

По своей сути мода — индустрия личности, индивидуальности. Одежда — то, что мы используем, чтобы сбалансировать два мира — тот, что внутри нас, и тот, что нас окружает. Именно поэтому эта индустрия обладает значительным влиянием на то, как мы смотрим на себя и на других — вне зависимости от их пола, ориентации и гендера. По-настоящему эту власть индустрия сможет использовать только тогда, когда сможет начать диалог о личности человека в 2017 году без необходимости его (диалог) монетизировать. С великой властью приходит и великая ответственность, и все больше дизайнеров и моделей понимают, насколько это серьезно — взять эту ответственность на себя.

Саша Амато

Оставьте комментарий

Загрузить еще