Поиск

Как устроен middle market в российской модной индустрии

Как устроен middle market в российской модной индустрии

Нам помогла разобраться основательница I AM Studio Дарья Самкович

Текст: Buro 24/7


Бренд I AM Studio появился 10 лет и занял пустующую тогда на российском рынке нишу middle-up. Молодой бренд сразу стал одним из самых успешных и быстро развивающихся. Дизайнер и создательница I AM Studio Дарья Самкович рассказала как создавалась компания, с какими проблемами она столкнулась в процессе и какие амбиции у бренда сегодня.

— На что вы ориентировались, когда создавали бренд?
Какими примерами вдохновлялись?

 

— Я ориентировалась на то, что тогда, 10 лет назад, еще не было среднего сегмента — либо люкс, либо Zara. Российские дизайнеры — Ахмадуллина, Терехов и другие — создавали только подиумные коллекции, их вещи стоили очень дорого. Как раз 10 лет назад зарождалось хипстерское течение, людям нравилось все европейское, модное, актуальное, свежее... Этого очень не хватало, поэтому я выбрала такую концепцию.

 

— Вы долго искали свой авторский стиль? Как вообще
можете его охарактеризовать?

 

— I AM Studio — это не мой авторский стиль, это совокупность современных стилей модной городской интеллектуалки с особыми интересами. У нашего бренда есть свои отличительные черты, мы сосредоточены на деталях, крое, цветовой гамме. Все эти нюансы можно почувствовать, когда вы носите нашу одежду.

 

Как устроен middle market в российской модной индустрии (фото 1)

 

— С какими трудностями вы столкнулись в процессе
создания бренда?

 

— Сам процесс создания бренда был довольно быстрым — нужно было только сделать первую коллекцию, а вот становление длилось около шести лет. И тут я столкнулась с трудностями. Я начала пробовать себя в роли предпринимателя, мне пришлось всему учиться самостоятельно. В 20 лет я основала свой бренд, однако не имела абсолютно никакого опыта работы, зато у меня было огромное желание что-то делать и учиться новому. Я пыталась, пробовала, экспериментировала, и это давало свои плоды. Конечно, порой делала ошибки, но вскоре я создала для себя некий свод правил, по которым старалась работать, и ошибок становилось все меньше. Так проходил внутренний процесс становления I AM Studio. Что касается внешней стороны работы — всех этапов работы над коллекциями, — то приходилось и этому довольно долго учиться. Искать собственный стиль и определенную нишу, в которой мы хотели бы работать.

 

— В чем, по-вашему, слабые стороны российского рынка?

 

— Если мы говорим про рынок продаж, то российский рынок прекрасен. Платежеспособность есть, заинтересованность в моде и желание стильно одеваться — тоже. Конечно, как на любом рынке, здесь присутствует большая конкуренция. Есть монополисты, европейские бренды и компании, но, как показывает наш опыт, можно все равно что-то делать и продвигаться. Люди не боятся покупать новые российские бренды. У меня есть знакомая, которая хотела построить собственный бренд во Франции. Она начала продвигать его через шоурум и Instagram, но это было очень сложно. В Европе эти ниши уже давно заняты корпорациями, и, если ты хочешь создать новый бренд, это можно осуществить только благодаря огромным инвестициям, правильной PR-стратегии и благодаря идеально отлаженному производству. У предпринимателя должна быть своя четкая схема, и отклонения от нее недопустимы. В наше время в России это тоже становится все сложнее. Например, 10 лет назад можно было сшить коллекцию «на коленке», вывесить в шоурум и вот — начало положено. Сейчас некоторые начинающие дизайнеры тоже придерживаются такой стратегии, но осуществлять это стало сложнее, чем раньше. Но, в отличие от Европы, у нас это делать все еще возможно. Многие талантливые ребята за что-то берутся, придумывают собственный стиль, и мне это очень нравится.

 

Как устроен middle market в российской модной индустрии (фото 2)
Как устроен middle market в российской модной индустрии (фото 3)

— В чем преимущество вашего бренда перед
другими российскими марками?

 

— В первую очередь в том, что мы — первооткрыватели сегмента. Мы в принципе разбираемся в нем лучше, чем кто-либо, потому что есть накопленный годами опыт. Даже если в нашем сегменте появляется новый бренд, то он скорее всего приходит из люкса или масс-маркета. Поэтому опыт, который у нас есть, — наше преимущество. Во-вторых, у нас большие тиражи. То есть наши коллекции — полноценные, качественные и создаются на европейском уровне. Мы заказываем специальную фурнитуру, ткани под наши стандарты: цвета, фактуры и т.д. Мы знаем предпочтения нашего клиента, знаем особенности посадки вещей на фигурах российских женщин. Большую роль играет имидж бренда — мы уже давно на рынке и честным трудом заработали любовь и признание наших покупателей.

 

— Как оставаться интересным брендом на протяжении 10 лет?

 

— Когда ты все время диктуешь свой авторский стиль, то рискуешь оказаться вне игры, потому что сегодня людям нравится одно, завтра — другое. А мы делаем именно то, что нравится здесь, сегодня и сейчас. Мы пропускаем жизнь и тренды через свой личный фильтр, поэтому наша продукция всегда остается актуальной.

 

Как устроен middle market в российской модной индустрии (фото 4)
Как устроен middle market в российской модной индустрии (фото 5)

— Вы шопоголик? Расскажите про самую дорогую
или странную вещь в вашем гардеробе.

 

— Я могла бы назвать себя шопоголиком, но мне, к сожалению, редко что-то по-настоящему нравится — неважно, люкс это или средний сегмент. Поэтому если я чем-то загорелась, то сразу это покупаю. Самая странная вещь в гардеробе — туфли Balenciaga красного цвета с длинным носом. Они смотрятся очень необычно, особенно на моей ноге 41-го размера.

 

— А кто из дизайнеров вам нравится?

 

— Это непростой вопрос. Мне нравятся дизайнеры и компании, у которых есть свое лицо, философия, самобытность и свой клиент. С профессиональной точки зрения мне нравятся многие европейские бренды, несмотря на то что я их не ношу. Мне нравится, как в них устроена работа. Например, Zara — фантастический бренд, который использует потрясающие технологии во всем, даже во внутренней организации компании. Они могут делать коллекцию то лучше, то хуже по качеству, но в плане организации они большие молодцы. Люкс в последнее время меня расстраивает, потому что дизайнеры уже сами не знают, что хотят шить. В среднем сегменте я вижу, как многие бренды уже раскрутились, стали масштабными и не рискуют экспериментировать в коллекциях. Из-за этого они перестали быть интересными. Я сейчас стараюсь следить за какими-то новыми веяниями, к примеру, американскими и французскими. В российских марках мне импонируют бренды, у которых есть своя политика, которые хорошо ведут бизнес.

 

Как устроен middle market в российской модной индустрии (фото 6)

— Каким вы видите свой бренд через 5–10 лет?

 

— Мы планируем делать коллекции еще лучше, расширять ассортимент и выходить на западный рынок со своими магазинами. Нам хочется добиться успеха и стать серьезным брендом не только в России, но и за рубежом. Уже сейчас у нас много запросов. Думаю, мы нащупали общий мировой тренд на одежду сегмента middle-up в особом стиле и конкретном ценовом диапазоне, поэтому у нас довольно неплохие перспективы даже на мировом рынке. Мы хотим оставаться любимыми для наших клиентов и удовлетворять их потребности в классных и модных вещах.

 

Оставьте комментарий