Поиск

Less is more: о новой волне минимализма

Колонка Елены Стафьевой

Less is more: о новой волне минимализма

Все началось, конечно, не чуть больше года назад с триумфального возвращения Жиль Зандер в Jil Sander, и не год назад, с уже легендарного кутюрного показа Рафа Симонса для Christian Dior, и не восемь месяцев назад с последнего шоу Николя Гескьера для Balenciaga и даже не почти 4 года назад, когда Фиби Файло показала свою первую коллекцию для Céline. Хотя, возможно, именно тогда, потому что после показа Фиби сказала: "Я хотела высветить главное. Представить цельный и сильный концепт – этакую разновидность современного минимализма".

Less is more: о новой волне минимализма (фото 1)

Céline весна-лето 2010

Как только некое веяние времени получает название, оно тут же становится всем очевидным. Собственно, тогда, в 2009-м, сразу после кризиса, это носилось в воздухе, все ожидали какой-то реакции на разнузданный гламур тучных двухтысячных, и было примерно понятно, в какую сторону все двинется. Здесь сработал ровно тот же механизм, что и со старым минимализмом, начала 90-х, который стал реакцией на powerful women 80-х, леопард, массивное золото, разноцветный мех и прочую циническую демонстрацию богатства и власти.

Less is more: о новой волне минимализма (фото 2)

Фиби Файло

Фиби Файло доказала свою репутацию Коко Шанель нашего времени – она предложила строгий и при этом очень комфортный стиль, который тогда все разом назвали "именно тем, чего хотят современные женщины". И да – он оказался очень современным. Оказалось, что женщины не хотят обтягивать и подчеркивать, а хотят, скорее, скрывать и затушевывать, им нравится мешковатые жакеты и пальто-коконы, широкие брюки с высокой талией и прямые длинные жилеты. Тот самый тип сексуальности, в котором нет ничего гламурного, который, скорее, отстраняется, чем выставляет напоказ, в котором есть безмятежность, но нет вызова. Так Файло оказалось одним из самых важных дизайнеров нашего времени, а ее новый минимализм обозначил восходящий тренд.

Céline весна-лето 2011

А потом случился Раф Симонс и Dior – говорят, что это решение Бернар Арно принял не без влияния своей дочери Дельфин, большой поклонницы Фиби, постоянно появляющейся в вещах Céline, лоббировавшей сначала ее, а потом и Симонса. Диор – в противовес Шанель и Баленсиаге – всегда был певцом буржуазной роскоши, и это определило стиль его дома на шесть десятилетий, и получить после шика и блеска Гальяно суровую протестантскую чувственность Симонса – в этом был и вызов, и, безусловно, программное заявление.

До сих пор весь фэшн-интернет полон скорбными возгласами по поводу "настоящего Dior Гальяно" и "сиротских платьев Симонса". Симонс, как и Файло, "высветил главное", очистил, промыл и высушил классический диоровский new look. Его четкий крой, цветовые блоки, минимальная декоративность, графичность силуэтов – все сложилось в восхитительный стиль, минимумом средств добивающийся максимального эффекта. Так, попав в один из главных модных домов, новый минимализм окончательно утвердился как ведущее направление.

Less is more: о новой волне минимализма (фото 3)

Jil Sander весна-лето 2013

И то, что на место Симонса в Jil Sander вернулась сама Жиль Зандер и в свои почти 70 стала делать коллекции кристальной ясности и чистоты – так, как будто даже не вставала с места, – было очень символично. Она, создательница и главная звезда минимализма 90-х, вновь появилась на сцене именно на его новой волне и абсолютно вписалась в сегодняшний контекст.

На показах коллекций этого сезона минимализм был уже у всех – Chloé, Givenchy и, прежде всего, Balenciaga – и даже повсеместные оборки, строгие и четкие, отлично в него вписались. То, что хитовой частью последней коллекции Николя Гескьер стали именно минималистичные вещи – брючные костюмы в стиле ранних 90-х, топы геометрических форм, прямые пальто и даже жесткие юбки с воланами – окончательно закрепило тренд. Гескьер – человек, который всегда смотрит в будущее, который может оформить самые смутные поиски нового силуэта, так, что все ахнут. И то, что он завершил именно на этой ноте, закольцевав таким образом свои 15-летние поиски, это своего рода резюме новой эпохи. Очевидно, что именно Николя Гескьер показал в свое время все, что затем развилось в новый минимализм: другой тип чувственности, футуристическую сексуальность, геометрическую жесткость силуэта без дробности и мелких деталей. И вот он закончил один этап своей карьеры, доведя этот стиль до полнейшего совершенства.

Less is more: о новой волне минимализма (фото 4)

Givenchy весна-лето 2013

Less is more: о новой волне минимализма (фото 5)

Chloé весна-лето 2013

Там, откуда ушел Николя, сейчас стоит много кто – и, в том числе, его приемник в Balenciaga Александр Вонг. Его только что показанная коллекция resort – это буквально ода минимализму – как он говорит, почерпнутому из архивов Музея Баленсиаги в Гетарии, - но, безусловно, находящемуся в поле влияния последних коллекций Гескьера.

Balenciaga весна-лето 2013

Новый минимализм сейчас самый сильный и все еще восходящий тренд – но он уже становится мейнстимом, поэтому, скорее всего, если Николя Гескьер в ближайшее время вернется в моду (на что надеется все прогрессивное человечество), то он начнет откуда-нибудь с другого места. В этом точно можно не сомневаться.

Less is more: о новой волне минимализма (фото 6)

Balenciaga Resort 2014 / Дэн Флавин "Диагональ  25 мая, 1963", 1963

Что произойдет с общим фэшн-контекстом через несколько лет, судить пока сложно. Да, минимализм сейчас лучше всего отвечает текущей экономической рецессии, меняющемуся отношению к люксу вообще, снижению общего пафоса, стремлению к простоте жизненного стиля в целом. Но, вместе с тем, есть и совершенно противоположное движение, в жанре "если у них нет хлеба, пусть едят пирожные", – масштабный, пышный, избыточный стиль, как, например, у Доменико Дольче и Стефано Габбаны или Ульяны Сергеенко. Очевидно, что жизнь, качнувшись вправо, качнется влево, – и, возможно, реакцией на нынешний минимализм станет именно подобная "новая пышность".

Елена Стафьева

10 июня 2013, 17:00

Оставьте комментарий

загрузить еще