Поиск

Мари Уилкинсон: "В мире очков Cutler & Gross то же самое, что Birkin среди сумок"

Интервью с основательницей единственной марки очков haute couture

Мари Уилкинсон: "В мире очков Cutler & Gross то же самое, что Birkin среди сумок"
В числе поклонников Cutler & Gross, которые занимаются производством очков, самые авангардные модные дома, самые скрытные дизайнеры — и сэр Элтон Джон. Нам удалось встретиться с таинственной создательницей марки Мари Уилкинсон и расспросить о том, кого из звезд можно назвать "энциклопедией по солнцезащитным очкам", как выбрать свою идеальную пару и каким было самое дорогое ее произведение

Даже самым продвинутым модным экспертам придется дважды подумать, если их спросишь, кто такой Пьер-Алексис Дюма. В мире моды, как и в любом бизнесе, всегда есть люди-творцы, которые предпочитают оставаться в тени. Мистер Дюма — артистический директор Hermès, одного из главных и старейших модных домов в мире. Мари Уилкинсон — та же величина в мире очков, что и мистер Дюма — в мире prêt-à-porter. Ее марка Cutler & Gross известна только узкому кругу посвященных, и к всемирному охвату Уилкинсон не стремится: каждую пару ее очков можно назвать произведением искусства, и на создание каждой уходит не меньше четырех недель. С прессой она общается редко, но нашему модному агенту Гро Кертису удалось встретиться с создательницей Cutler & Gross и разузнать все о единственной марке очков haute couture во всем мире.

Расскажите мне в паре предложений о том, что представляет из себя на самом деле Cutler & Gross.
Возможно, достаточно будет и одного слова: роскошь. Это касается не только гламура в привычном его понимании, роскошь — в деталях, в отношении, в самых последних штрихах перед выпуском пары. Очки стоит выбирать сердцем, а не пытаться следовать трендам. Они должны соответствовать вашей личности, стать частью вашего образа, а не незначительным "дополнением". Ведь очки могут столько рассказать о своем хозяине!

Сколько времени в среднем занимает изготовление одной пары Cutler & Gross?
Верите или нет, производство одного экземпляра длится 4 недели. Для того чтобы закончить одну пару, необходимо выполнить 42 разных процесса, и все детали производятся на нашей собственной фабрике в Италии.

Мари Уилкинсон: "В мире очков Cutler & Gross то же самое, что Birkin среди сумок" (фото 1)

Мари Уилкинсон: "В мире очков Cutler & Gross то же самое, что Birkin среди сумок" (фото 2)

Выходит, Cutler & Gross можно назвать "сумкой Birkin" среди солнцезащитных очков?
Абсолютно верно. Именно поэтому мы совершенно уникальны в сфере производства очков.

У вас потрясающий архив, и целая армия знаменитостей и дизайнеров, должно быть, каждый сезон заходит к вам в гости. Кто чаще всего заглядывает в ваши архивы? Говорят, раньше Джон Гальяно был постоянным посетителем.
Ну, список довольно длинный — от Стеллы МакКартни до Тома Форда. Когда мы готовили коллаборацию, например, с Erdem, это было первое, о чем они попросили, — позволить им заглянуть в наши архивы, потому что это дает им вдохновение. Потрясающе, как плотно мы работаем с дизайнерами. А человеком, который провел у нас больше всего времени, стала Виктория Бекхэм: специально для нее мы закрыли магазин, потому что она целый день ходила среди полок, разглядывая каждую пару. Она очень образованный и любознательный человек и, пожалуй, практически стала настоящим экспертом в сфере солнцезащитных очков.

Я знаю, что долгие годы главным поклонником Cutler & Gross был Элтон Джон.
Да, он наш большой поклонник. Но он совершенно не знает, чего хочет, и всегда теряется — прямо как ребенок в конфетной лавке. Такое ощущение, что каждый визит к нам для него как будто первый и он снова невероятно рад с нами познакомиться и поработать. У Элтона самая большая из всех наших клиентов коллекция Cutler & Gross, он — настоящая ходячая энциклопедия по солнцезащитным очкам. 

из всех знаменитостей Больше всего времени у нас провела Виктория Бекхэм: специально для нее мы закрыли магазин, и она целый день ходила среди полок, разглядывая каждую пару

У вас были коллаборации с двумя самыми авангардными модными домами в мире: с Comme des Garçons и Maison Martin Margiela. Конечно, все в мире моды в восторге от Рей Кавакубо, она — человек-загадка, который никогда не говорит с прессой. Расскажите о своем опыте работы с ней.

Общаться с Рей довольно легко: вы просто должны сразу показать ей все оправы и, что особенно важно, материалы. Так она работает — ей необходимо все потрогать и прочувствовать. Эти тактильные ощущения пробуждают в ней интерес. Рей очень страстный человек, когда дело касается работы. Она говорит немного, но ее лицо и жесты очень выразительны. Рей очаровательна, она часто улыбается и легко загорается новыми идеями.

Мари Уилкинсон: "В мире очков Cutler & Gross то же самое, что Birkin среди сумок" (фото 3)

Были ли вы когда-нибудь в ситуации, когда выполнить требования заказчика просто не представлялось возможным? Или вы способны воплотить любую идею, какой бы технически сложной она ни была?
Я думаю, что ничего невозможного в нашем ателье не существует — при условии, что наше видение и заказчика совпадают.

Несмотря на то что в последнее время Cutler & Gross становится более публичной маркой, вы все еще очень нишевый, закрытый бренд — и, кажется, это тот вопрос, в котором вы не готовы идти на компромиссы. То есть вы не рассылаете знаменитостям бесплатные очки.
У нас очень прозрачная философия, производство находится под нашим строгим контролем — это почти то же самое, что иметь собственную лабораторию, что в мире оптики уникально. Поэтому каждой паре мы уделяем равное внимание. 

Ничего невозможного в нашем ателье не существует — при условии, что наше видение и заказчика совпадают

Мне всегда было интересно, как именно вы разрабатываете дизайн очков? Расскажите о процессе, о том, как это начинается. Вы сначала думаете о материалах или рисуете эскизы?
Часто мы отталкиваемся от материалов, и именно они становятся отправной точкой для работы. Но все равно необходимо переносить идеи на бумагу. Поэтому я начинаю с рисунка, а затем моя команда на компьютере создает технический эскиз модели. Нас вдохновляют люди, а не модные тенденции. Для следующей коллекции, например, мы обращаемся к 60-м, к психоделическим настроениям, к записям The Beatles. Я думала об их альбоме Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band — об Эйнштейне, Мэрилин Монро и всех остальных персонажах на его легендарной обложке.

Представители какой нации, по вашему опыту, больше всего любят очки Cutler & Gross?
Абсолютно точно японки. Они просто помешаны на очках и готовы носить даже просто оправы без линз. Россия — тоже очень интересный рынок для Cutler & Gross. Глупый стереотип, будто у русских нет чувства стиля, существовавший десятилетия, — не больше, чем просто стереотип. Сейчас русские — в числе лучше всего одетых девушек во всем мире. И, что немаловажно, они ищут чего-то особенного, им хочется обладать чем-то уникальным, что не встретишь в любом универмаге и на каждой прохожей. Они больше не следуют западной моде, а создают собственные образы, и мне это нравится.

Мари Уилкинсон: "В мире очков Cutler & Gross то же самое, что Birkin среди сумок" (фото 4)

Есть ли у вас любимая пара очков или вам нравится постоянно менять их?
Я все время меняю очки и постоянно ношу все наши новинки. Не могу представить, как кто-то ограничивается двумя-тремя парами, для меня это больше, чем зависимость от туфель. Разные очки нужны для разных занятий, для разных причесок и для разного настроения.

Как вы посоветовали бы покупателям выбирать очки?
В первую очередь, никогда не выбирайте очки, смотрясь в маленькое зеркало, — вам нужно большое, в котором можно рассмотреть всю фигуру целиком, оценить пропорции. Зимние очки должны быть более массивными, потому что объемная верхняя одежда сильно увеличивает наши тела. А летние очки могут быть крупными, но в тонкой оправе — такие очень хорошо идут в компании с влажными волосами и расслабленными образами. 

Важно выбирать очки, соответствующие вашему типу лица. Здесь главное правило — следовать естественной линии бровей, оправа должна идти точно по ней.

Помните ли вы самую дорогую созданную вами пару?
У нас был один клиент из Пекина, который непременно хотел получить очки из рога буйвола — а это один из самых редких материалов, который можно себе представить. Это было непросто, нам пришлось везти его из Африки. Но я должна сразу сказать, что мы никогда, никогда не работаем с материалами, которые можно получить только из животных, находящихся на грани исчезновения. Это против наших принципов.

Гро Кертис

27 авг. 2014, 15:00

Оставьте комментарий

загрузить еще