Рейтинг@Mail.ru
В преддверии открытия флагманского бутика Repossi на Вандомской площади, кардинально обновленного Ремом Колхасом, Мирослава Дума встретилась с наследницей и креативным директором ювелирного дома — Гайей Репосси, чтобы поговорить о переменах, влиянии эмансипации на ювелирные тенденции, об искусстве и даже о смерти на берегу океана
Гайя Репосси стала тем самым сказочным «принцем», разбудившим Спящую красавицу — дом Repossi, которому совсем скоро исполнится 100 лет. Именно благодаря стараниям 27-летней наследницы исторический бренд вновь на коне, а минималистичные украшения в духе нового Repossi стали одной из главных тенденций современной ювелирной индустрии. Как это ей удалось и какой же именно человек стоит за всем этим успехом, выясняла основательница Buro 24/7 Мирослава Дума.

Мирослава Дума: Ювелирный дом Repossi был основан в 1920 году, и через четыре года вас ждет грандиозное событие — 100-летний юбилей. Можно ли считать новый бутик, официальное открытие которого состоится на днях, своеобразным подарком самим себе?
Гайя Репосси: Если это и подарок, то подарок «на вырост», к которому мы шли несколько лет. Это бутик совершенно нового типа, идею которого я долго вынашивала. Весной мы открыли временный магазин на улице Сент-Оноре, а теперь готовы к полноценному запуску проекта на месте исторического ателье Repossi на Вандомской площади. Адрес старый, но пространство новое, которое стало значительно больше: мы добавили целый этаж.

Repossi всегда был уважаемым брендом, но не остромодным. Поэтому так заметны те перемены, которые произошли в компании за 9 лет после твоего прихода. В марте во время презентации новой коллекции Repossi в галерее Гагосяна в Ле Бурже я увидела, с какой гордостью твой отец смотрит на то, что ты делаешь. Я тогда сказала ему: «У меня тоже есть дочь, и я надеюсь, что однажды буду гордиться ею так же, как вы сегодня Гайей». Я знаю историю дома Repossi, но мне было бы интересно услышать ее в твоей интерпретации. Как все начиналось?
Мой дедушка был художником-графиком и промышленным дизайнером. Он мог нарисовать все что угодно — от автомобилей до рекламных кампаний. Применение своим талантам и умениям он нашел и в созданном моим прадедом ювелирном доме. Мой отец хотел быть художником и тоже нашел себя в дизайне украшений. При этом он был очень увлечен классическим искусством и любил камни определенного размера, что во многом повлияло на стиль его работ, оказавшийся созвучным тенденциям 1970-х: крупные объемы, броский дизайн, черное золото. Но время не стоит на месте, и каждое следующее поколение имеет свою точку зрения на то, что красиво. Можно сказать, что я буквально уменьшаю все то, что делал мой отец, потому что предпочитаю минимализм и простоту. Дедушка, будучи графиком, также отдавал предпочтение чистым линиям и формам, так что моя работа — это возвращение Repossi к истокам. Я хочу создавать украшения, которые будут жить вместе с тем, кто их носит, и рассказывать свою историю.
В 21 год ты присоединилась к семейному делу, хотя до этого таких планов у тебя не было. С чего для тебя началась работа в Repossi?
Действительно, я считала себя слишком творческим человеком, для того чтобы заниматься бизнесом, пусть и таким артистичным. Я всегда была очень увлечена искусством, архитектурой, археологией, но в какой-то момент мне захотелось перевести свои интересы в новую плоскость, начать создавать что-то самой, и эти творческие поиски привели меня в семейный бизнес.

Помню, как присутствовала на встрече, где ты сидела напротив трех больших потенциальных партнеров...
Я тоже помню эту встречу!

Ты тогда была убедительна в своей позиции, отвечала на самые сложные финансовые вопросы. И я впервые увидела тебя в ином ракурсе — как женщину-предпринимателя. Сейчас, когда о ком-нибудь говорят, «он творческий человек, поэтому бизнес — не его призвание», я привожу в пример тебя. Недавно дом Repossi стал частью крупнейшего модного концерна LVMH, и ты стала еще ближе к большому бизнесу. Как состоялся этот союз и какие перспективы он открывает перед брендом?
Я знакома с брендами, входящими в группу, и непосредственно с семьей Арно много лет, и наш взаимный интерес проявился не вчера. Мы разделяем общие ценности в том, что делаем, и это стало особенно значимо в тот момент, когда дом Repossi столкнулся с настоящим успехом. Предложенное LVMH партнерство стало идеальным решением, благодаря которому мы можем расширить сферу своего влияния и выйти на новые рынки. Не то чтобы мы стремились к экспансии, скорее для нас важно, чтобы о бренде и его философии узнало как можно больше людей.
На какие регионы планируете выходить в ближайшее время?
Пока мы держим все в секрете, но могу сказать, что мы планируем распространить свое влияние на Америку, усилить присутствие в Европе. Новый для нас вектор развития — Азия, где Repossi уже знают, но присутствие бренда в регионе все еще незначительно. Этот рынок очень интересный: там любят традиционные украшения, но при этом высоко ценят европейских мастеров и стараются следить за мировыми тенденциями. В Японии, например, любят специфические вещи, и мы хорошо вписываемся в местные представления о прекрасном и драгоценном.

Ты еще очень молода, но уже добилась значительных успехов. Можешь поделиться своими планами на ближайшие 5—10 лет?
Мне кажется, на уровне подсознания я знаю ответ на этот вопрос, но не могу его озвучить даже для себя самой, поэтому я просто следую своей интуиции. Мне бы хотелось подарить дому Repossi новую жизнь, провести его через увлекательные приключения и перемены. Естественная и гармоничная эволюция бренда — вот моя цель. Мы занимаемся одновременно искусством и ремеслом, и мне бы хотелось добавить к ним еще правильный эмоциональный посыл, благодаря которому разные люди смогут найти в Repossi что-то, что отзовется эхом в их душе.
«Столетиями украшения предназначались для выходов в свет и никак не соотносились со словом "работа", но сегодня все меняется»
В начале года марка представила коллекцию Agrafe, в которой впервые появились мужские украшения. Можно сказать, что это плоды твоих размышлений о равноправии полов?
Repossi — женский бренд, поэтому мы не намеревались делать что-то масштабное для мужчин. Изначально планировалось создание одной серьги для съемки в журнале Fantastic Man, в процесс работы над которой оказался вовлечен мой молодой человек Джереми. В итоге получилась линейка Agrafe, но она не мужская, а скорее унисекс. Я хотела создать что-то простое, легкое и в то же время немного грубое, мужественное. Женственность здесь — это утонченность, которая проявляется через агрессию. И мне нравится эта дуальная природа: каждое украшение выглядит сурово и в то же время изысканно.

Гендерная амбивалентность — одна из главных тенденций в моде и в социуме. Девушки уже давно носят одежду своих мужчин, а сильный пол сегодня активно осваивает женский гардероб. Как это отражается на ювелирных украшениях?
Женщины сегодня много работают и отвоевывают новые территории. Ты заметила, что с укреплением женской позиции в обществе меняется и отношение к украшениям? Женщину, усыпанную сияющими камнями, больше не воспринимают всерьез. Поэтому те, кто добивается больших высот, диктуют моду на минимализм. Столетиями украшения предназначались для выходов в свет и никак не соотносились со словом «работа», но сегодня все меняется. Даже само понятие «украшения» — теперь это не только что-то массивное и сверкающее «на вечер» и «под платье», но и вещь, которая остается с нами весь день и при любых обстоятельствах.
Сегодня мода ежеминутно требует нового: тенденций, которым нужно следовать, человека, которым нужно восхищаться, или кого-то, кого всем миром следует осуждать. Как ты справляешься с темпоритмом современной модной индустрии?
К счастью, у ювелирной индустрии собственные законы, и мы можем себе позволить быть медленнее. Пока нам удается сохранить баланс между комфортным темпом работы и растущими запросами клиентов. У нас всегда есть время на обдумывание идей. Возможно, потому что мы работаем с более ценными материалами, и цена ошибки для нас гораздо выше, чем в prêt-à-porter. И украшения устаревают не так стремительно, как одежда. Я бы сказала, что Repossi даже в каком-то смысле подгоняет других: в то время как большинство ювелирных домов выпускает по одной коллекции в год, мы выпускаем по две, а то и по четыре! Это нелегко для наших мастеров, но все они взволнованы открывающимися при этом возможностями. Если мы не будем ускоряться, у нас не будет будущего. Однако если говорить о моде в целом, то скорость изменений там уже чрезмерна.

Архитектура, мода и искусство неразрывно связаны между собой, и многие идеи плавно курсируют из одной области в другую. Откуда берешь вдохновение ты?
Моя первая и главная страсть — искусство. Я со всех сторон окружена художниками — с одним из них я даже живу. И мой отец, который очень сильно на меня влияет, также принадлежит миру искусства. Вторая моя страсть — путешествия. Приезжая в новую страну, я обращаю внимание на то, как одеты женщины и какие украшения они носят. Например, в Индии или Африке женщины украшают себя очень обильно, и это многое говорит о культуре и обычаях народа. При этом мы вступили в эпоху, когда украшениям не хватает индивидуальности, из-за чего в какой-то момент модным становится полное их отсутствие. Как нам, ювелирам, на это реагировать? Что мы должны считать сегодня роскошью? Нужны ли людям украшения? Являются ли они все еще способом выразить себя? Ответы на эти вопросы очень важны для моей работы.
Твои украшения — это симбиоз искусства, архитектуры и ювелирного дела. Такое единство различных стихий является частью ДНК бренда. Как ты сама определяешь то, чем занимаешься?
Я не считаю то, чем мы занимаемся, искусством с большой буквы, хотя, безусловно, все наши изделия обладают идеей, смысловой глубиной и рассказывают уникальные истории. В первую очередь мы — ремесленники. Да, у нас есть свои ноу-хау и традиции, которым мы из поколения в поколение следуем. Но мы не называем себя художниками. Та презентация у Гагосяна была попыткой создать особое пространство для демонстрации украшений, в котором проводит время современная женщина.

Расскажи, пожалуйста, про точки соприкосновения с архитектурой. Неслучайно ведь вы выбрали для реконструкции своего флагманского бутика именно Рема Колхаса, одного из главных мыслителей среди архитекторов.
Совместно с Ремом мы не только бутик отремонтировали, но и приготовили небольшой совместный проект. Когда он впервые увидел кольцо, которое стало результатом нашего взаимодействия, то воскликнул: «Да это же настоящая архитектура!» С инженерной точки зрения проектирование украшений отличается от проектирования зданий разве что размерами. Мы не просто рисуем что-то как художники, а просчитываем каждый миллиметр, и это действительно роднит ювелиров с архитекторами. Но мы обычно создаем вещи комплектами: колье, браслет и серьги — и можем их тиражировать, тогда как работы архитекторов самостоятельны и единичны.
Идеальная клиентка Repossi, какая она?
Она не боится перемен и смело пробует новое. При создании наших украшений мы используем множество кодов, например коды древних племен Африки. Это универсальные коды, являющиеся частью нашей коллективной памяти. И клиентка Repossi достаточно чувствительна и интеллектуальна, чтобы прочесть и понять все те истории, которые мы закладываем в наши украшения.

На ком бы ты хотела увидеть свои украшения?
Благодаря своей работе я встретила множество интересных людей. Например, фотографа Синди Шерман — она моя хорошая подруга и давняя клиентка Repossi. А сейчас я работаю с архитектором Ремом Колхасом, но, увы, он пока не может носить наши украшения. (Смеется.) В моей жизни присутствуют самые потрясающие люди — и это то, о чем я мечтала: работать вместе с теми, кто вдохновляет.
«Я не считаю то, чем мы занимаемся, искусством с большой буквы, хотя, безусловно, все наши изделия обладают идеей, смысловой глубиной и рассказывают уникальные истории. В первую очередь мы — ремесленники»
Гайя Репосси ответила Buro 24/7 на вопросы из знаменитого опросника Марселя Пруста.
В чем заключается абсолютное счастье?
В простоте.

Каков твой самый сильный страх?
Ничего не бояться. Мне кажется, это возможно лишь в момент полного отсутствия чувств, то есть с окончанием жизни.

Какую черту ты больше всего не любишь в собственном характере?
Чрезмерное упрямство. Я быстро загораюсь идеей и уже не отпускаю ее.

Какие качества ты не переносишь в других?
Мне всегда сложно судить о других. Знаю только, что никогда не нужно ожидать от людей слишком многого.

Кем из ныне живущих людей ты восхищаешься?
Своим отцом.

Какая твоя главная причуда?
Я бы сказала, что я слишком много отдыхаю.

Каково нынешнее состояние твоего духа?
Я взволнована переменами.

Какую добродетель ты считаешь переоцененной?
Чрезмерную вежливость, которая не позволяет сказать все то, что стоит сказать в конкретной беседе.

В каком случае ты можешь соврать?
Чтобы не сделать кому-то больно.

Что тебе не нравится в своей внешности?
Ох, не знаю... Нос?

Кто из живущих людей тебе особенно неприятен?
Любой невежественный человек.

Какое качество ты больше всего ценишь в мужчинах?
Терпение.

А какое мужское качество, наоборот, не переносишь?
Нетерпение.

Какое качество ты больше всего ценишь в женщинах?
Способность делать несколько дел одновременно.

Что в женщинах тебе не нравится?
Нестабильность.

Когда и где ты была наиболее счастлива?
Я очень счастлива сейчас!

Каким талантом ты хотела бы обладать?
Мне бы хотелось быть лучшим художником, чем я есть, и владеть письменным словом. Я немного пишу, но это кошмар!

Что ты считаешь своим главным достижением?
Я всегда иду вперед и работаю, не боясь провалов.

Если бы после смерти ты могла переродиться в другого человека, животное, растение или вещь, кем или чем бы ты предпочла стать?
Птицей. Чтобы иметь возможность быть там, где хочется.

Где бы ты хотела жить?
Я всегда говорила, что когда стану взрослой, добьюсь успеха в бизнесе и обзаведусь детьми, то поселюсь в доме на берегу океана. И вся моя большая семья будет собираться там на Рождество. Это что-то вроде стратегии на будущее для меня.

Какой самой ценной вещью ты обладаешь?
Мое главное сокровище — кулон, который подарил дедушка. Он создал его давно и хранил для себя, а потом выгравировал на нем мои инициалы и подарил.

Любимая книга?
«Печальные тропики» Клода Леви-Стросса. Это антропологический и философский роман, рассказ о странах третьего мира, попытка спрогнозировать их будущее.

Твое любимое занятие?
Рисовать и путешествовать.

Что ты больше всего ценишь в своих друзьях?
Поддержку, которую получаю от них.

Кто твои герои в реальной жизни?
Я считаю способность к переменам принципиальной для любого человека. Поэтому высоко ценю тех, кто не боится меняться и менять мир вокруг себя.

У тебя есть любимые имена?
В свое время я изучала антропологию и археологию, поэтому имена мне нравятся специфические. Например, Прометей, Антигона, Андромеда, Александр. Когда я их слышу, я начинаю мечтать...

Что вызывает в тебе самые сильные отрицательные эмоции?
Жадность.

О чем ты больше всего сожалеешь?
О том, что недостаточно доверяла своему воображению и своей интуиции.

О чем мечтаешь?
Найти в жизни баланс.

Как бы ты хотела умереть?
Стоя на берегу океана.

Твой девиз в жизни?
Не бояться перемен.
Фотограф - Ko Inho