Поиск

Russia
Russia

Гендерная дискриминация в модной индустрии: что происходит сегодня

Ольга Карпуть, Татьяна Константинова, Оксана Лаврентьева и сестры Рубан о том, каково быть женщиной-CEO в фэшн-индустрии

Текст: Марина Бакиева

 

 

В обществе уже давно укоренился стереотип о том, что мода — исключительно женская профессия. И в этом есть рациональное зерно: мы чаще видим девушек-моделей на подиуме и в рекламных кампаниях, нежели парней, про женский шопоголизм примерно столько же шуток, сколько и про мужской алкоголизм, а благодаря фильмам вроде «Диор и я» мы знаем, что в именитых домах моды на 20 швей-женщин попадается один мужчина. Не стоит забывать и о том, что мода определяется ее создателями. Среди дизайнеров истории Марии Грации Кьюри в том же Dior, Сары Бертон в Alexander McQueen, Клэр Уэйт Келлер в Givenchy и уж тем более Стеллы Маккартни, выкупившей все свои акции у компании Kering в этом году (17 лет назад она продала им 50%), выглядят утешительными призами на фронте борьбы за равенство и сестринство.

 

Гендерная дискриминация в модной индустрии: что происходит сегодня (фото 1)

 

Американский журнал Glamour провел собственное расследование и выяснил, что всего 14% женщин являются CEO мировых модных брендов, учитывая, что основные потребители модной продукции и контента — женщины. Здесь не нужно быть арифметическим гением, чтобы заметить, что данная цифра очень далека от приемлемой половины. Татьяна Константинова, управляющий директор и партнер агентства R.S.V.P., заметила это и безо всякой статистики: «Работая с российскими и представительствами иностранных компаний здесь, могу сказать, что, конечно, топовые позиции заняты мужчинами. Женщины часто руководят отделами, направлениями и, достигая определенных высот, редко могут рассчитывать на должность главы предприятия. В подтверждение этому недавнее знакомство с прекрасной генеральным директором одного известного ювелирного бренда. Про эту женщину так и писали в анонсе — первая женщина в компании на этой позиции. Да, есть приятные исключения, скорее я вижу их в частном среднем и малом предпринимательстве — в тех же небольших агентствах, стартапах, местных брендах. В нашей компании из 75 человек 7 мужчин. Это не гендерное неравенство, а использование гендерных преимуществ, гендерная грамотность. Женщины — это сотрудничество, эмпатия, интуиция; мужчины — состязательность, целеустремленность. Про это немало пишут. Но у представителей обоих полов в R.S.V.P. равные шансы на рост и материальные возможности. В нашем бизнесе так много женщин, что мужчины оказываются приятным исключением на любой встрече».


Гендерная дискриминация в модной индустрии: что происходит сегодня (фото 2)   Женщины — это сотрудничество,       эмпатия, интуиция; мужчины — состязательность, целеустремленность


 

 

Работодатели охотно берут девушек на начальные позиции, но в то же время не позволяют им достичь серьезных карьерных высот. Константинова вспоминает: «Я поменяла работу юриста на пиар в фэшн-индустрии и начала свою карьеру в этой области после получения второго высшего образования с позиции ассистента. Но на этой должности окружающие люди не очень серьезно меня воспринимали. Не знаю, гендерное ли это или стереотип, распространяющийся на всех секретарей и ассистентов. Я расценивала позицию как логичный старт карьеры, а некоторые — как место, которое выбирают симпатичные молодые девушки без особых амбиций и способностей. Приходилось часто доказывать окружающим обратное, требовать уважения к себе. Вспоминаю, что мужчины любили сразу беспардонно переходить на ты. Хорошо, что это продлилось недолго».

 

 

В опросе Glamour все 100% из 535 женщин заявили, что им всегда приходилось просить о повышении, и всего 27% женщин получают рекомендации по работе без просьбы, и в то же время если стоит вопрос о назначении вице-президента компании, то есть вероятность на 20%, что выберут мужчину. Все это напоминает ситуацию, сложившуюся в общепите: считается, что уметь готовить должна женщина, в то время как подавляющее большинство шеф-поваров — мужчины. СЕО компании RusMоda, Оксана Лаврентьева говорит, что в российской модной индустрии дискриминации в целом не существует: «Я считаю, что это вообще то место, где гендерной дискриминации в принципе не может быть. Я даже не могу представить себе такую ситуацию. Если бы я нефтью занималась, то может и прочувствовала это на себе. Но мода изначально считается женским занятием, хотя там немало мужчин. Я честно считаю, что это именно та сфера, где предрассудков не может быть по определению».

 

 

Несмотря на то что в России на модной передовой есть множество известных во всем мире женщин-дизайнеров, предвзятое отношение к женщинам-предпринимательницам никуда не делось. Юлия Рубан, соосновательница бренда Ruban, говорит, что в начале карьерного пути ощущала сложности: «Мне не верили, что я могу создать бизнес и он будет приносить деньги. Относились с иронией и недоверием. Считается, что женщина эмоционально неустойчива и не может принимать правильные решения, приносящие результат. Но, могу сказать, что это самое большое заблуждение, и мои результаты это доказывают».


Гендерная дискриминация в модной индустрии: что происходит сегодня (фото 3)  Это как ситуация, сложившаяся в общепите: уметь готовить должна женщина, в то время как подавляющее большинство шеф-поваров — мужчины


 

 

Проблема неравенства в оплате труда и прочие проявления дискриминации обусловлены еще и тем, что женщина может уйти в декретный отпуск, в то время как у мужчин это не принято (по крайней мере, в нашей стране). Понятно, что никто не желает лишаться ценного сотрудника на такой значительный период, но не принимать на работу только по причине страха его потерять — выход как минимум странный. По версии все того же исследования Glamour, 30% опрошенных женщин высказали опасение в том, что беременность — серьезная преграда на пути к повышению и в целом продвижению по карьерной лестнице. Половина опрошенных женщин, которые находятся на уровне вице-президента, также подтвердили это и заявили, что до достижения высокой должности им приходилось ставить на паузу желание иметь детей. Ольга Карпуть, СЕО концепт-стора «КМ20», считает, что свою половую принадлежность можно обратить и в преимущество: «На мой взгляд, гендерные роли все еще очень важны, и я должна признаться, что мне это нравится. Я никогда не чувствовала дискриминацию по полу. Только свои женские привилегии. Неважно, насколько наивно это может прозвучать, но я считаю, что „КМ20“ — команда байеров и пиара, состоящая по большей части из девушек, мы словно взываем к мужественности во всех наших дизайнерах и бизнес-партнерах, с которыми работаем. Благодаря этому нам удается делать гораздо более яркие проекты из-за вот этой „естественной“ коллаборации. Когда я обсуждаю новые проекты с марками, я не использую цифры и метры. Мы концентрируемся на отношениях между нашими командами. Я часто чувствую ответную эмпатию и желание помочь со стороны наших дизайнеров и партнеров-мужчин. И финальные результаты, по моему мнению, гораздо круче, чем если я бы я строила коммуникацию с позиции бесполого профессионала».

 

 

 

 

 

 

В других странах, может, и не настолько радужно обстоят дела, как хотелось бы людям, но эти проблемы хотя бы обсуждаются и никто на них не закрывает глаза. В России же в целом царит климат, не особенно поощряющий женскую амбициозность, а эталоном «правильной» женщины все еще считается не карьеристка, а любящая жена и мать. Эту догадку подтверждает Юлия Рубан: «В Европе и Америке эта проблема не стоит так остро, как в России. Там женщины борются за свои права, говоря об этом открыто и доказывая, что они ничем не хуже мужчин на подобных позициях. В России же обсуждать это стыдно, считается, что успех женщины — в удачном браке, быть на содержании у мужчины — круто, а работать и делать карьеру — ущербно. Но вроде ситуация исправляется, хоть и медленно. Я лично об этом мало думаю, просто делаю любимое дело и получаю результаты, которые некоторым мужчинам и не снились».

 

 

Подобную реакцию вызывают не только женщины, которые запустили свой бренд, но даже те, кто просто занимаются продажей спортивной одежды и вещей из высокотехнологичных материалов. Ольга Карпуть делится своим личным опытом: «Порой парни из стритовых магазинов сомневаются в наших способностях правильно закупать кроссовки или techwear. Но посмотрите, с кем в итоге сотрудничают все крутые бренды, делают специальные капсулы и коллекции и запускают все эти лимитированные кроссовки? С „КМ20“! С момента переезда в Столешников переулок мы запустили порядка 20 лимитированных капсульных коллекций, созданных специально для „КМ20“ такими крутыми дизайнерами, как Гоша Рубчинский, Off-White, Heron Preston, Ambush, Alyx, 032c и многими другими. И я не собираюсь останавливаться, и все самое важное впереди».


Гендерная дискриминация в модной индустрии: что происходит сегодня (фото 4)  Считается, что женщина эмоционально неустойчива и не может принимать правильные решения, приносящие результат


 

 

Фэшн-индустрия не заканчивается на дизайнерах и владелицах модных магазинов. Глянец, который с завидной регулярностью воспевает то одних, то других, сам утопает в пучине несправедливости. Издание The New York Times выяснило, что средняя почасовая ставка в издательстве Condé Nast разнится аж на 36,9%. Представители издательства объяснили это тем, что женщины чаще занимают низшие должности: на начальных позициях их работает примерно три четверти. Также в исследовании было сказано, что у сотрудниц марки Karen Millen зарплата в два раза меньше, гендерный разрыв в оплате труда у Vicotia's Secret — 19%, а у Burberry — 26%.

Что касается, например, фотографов — то здесь еще печальнее. Если, не задумываясь, вспомнить знаменитых фэшн-фотографов, то, скорее всего, в голову придут Марио Тестино, Давид ла Шапель или Патрик Демаршелье. По статистике Fashionista, за прошлый год 153 журнала использовали снимки, сделанные мужчинами, на первых страницах — это составило 86,3%, а вот Marie Claire и вовсе отличился, не пригласив для работы над съемкой ни одну женщину.

 

 

Неравные условия в оплате труда, привилегии для мужчин и отсутствие внятных критериев, необходимых для продвижения по карьерной лестнице, возникают не только в модной индустрии. Законодательство запрещает дискриминировать сотрудников по половому признаку, но, как видно, это не слишком действенный метод. Учитывая, что даже на подиумах мы последние три сезона наблюдаем эволюцию тренда на феминизм и активно идет обсуждение проблемы, есть надежда, что вскоре нам придется отстаивать права в какой-нибудь другой сфере.

 

 

Оставьте комментарий