Поиск

Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире

Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире

Столкновение старого и нового в постановке Александра Молочникова, в фотографиях из Дворца на Яузе и репликах актеров

Подготовила: Вероника Павлова


Фото: пресс-служба Театра на Малой Бронной
Фото: На обложке — Алексей Вертков,
исполнитель роли Тараса Бульбы.

Спектакль «Бульба. Пир» — гран-гиньоль Александра Молочникова по очень условным мотивам повести Гоголя — олицетворение 2020 года, вместившего в себя все конфликты и накипевшую агрессию. В основу сюжета легла еще одна классическая история — рассказ о любви детей из семей с непримиримыми взглядами на жизнь, как в Ромео и Джульетте. Только разногласия у них не феодально-клановые, как во времена Шекспира, а идеологические: с одной стороны выступает шведское ультралиберальное семейство Клигенфорсов, с другой — воплощающие гоголевский патриархат Бульбы. Первые исповедуют радикальную толерантность и принятие, вторые ведут себя как воинственные религиозные фанатики.

Противоречия между героями Александра Молочникова докрашены до белого и черного, и раздор из спектакля будто выбрался наружу. В интервью он рассказывал, как их «Батька» — Тарас Бульба, вооружающий сыновей идти на войну, — срифмовался с образом Лукашенко. А в жизни сначала премьеру «Бульбы. Пир» перенесли из-за того, что Молочников заразился ковидом; параллельно в телеграме начали обсуждать, что режиссер, возможно, привез коронавирус с «Кинотавра» и не очень-то соблюдает карантин. Потом Александр Кузнецов, который в роли Андрия красовался на всех афишах, вышел из основного состава из-за иностранных съемок. Однако премьера стартует все же с его участием; в остальных показах на сцене в этой роли выступит Леонид Тележинский, среди других артистов — Игорь Миркубанов, Алексей Вертков, Татьяна Лозовая. BURO. попросило их максимально честно ответить на вопрос, что из явлений современного мира, которые принято объединять в термин «новая этика», они принимают, а что понять отказываются.

 

Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире (фото 1)
Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире (фото 2)

Татьяна Лозовая

Фрея Клигенфорс

 

В спектакле Александра Молочникова «Бульба. Пир» мы играем историю западной семьи — условно шведской, — у которой много «скелетов в шкафу» и очень сложные взаимоотношения между родителями и детьми. Сын моей героини Фреи — гей, муж — абьюзер, дочь влюбляется в казака и приводит его в дом в качестве нового члена семьи. И излишняя толерантность, свойственная нынешнему Западу, заводит эту семью в тупик, где нет однозначно правильных решений, потому что толерантность не должна выходить за рамки здравого смысла. Мне, рожденной в СССР, нравится, что в современном мире люди гораздо более свободны, чем полвека назад. Все стремятся быть самими собой и узнавать новое в других, общаясь с разными народами и путешествуя по земному шару, и это взаимное постижение делает жизнь ярче, интереснее и прогрессивнее. Меня несильно волнуют проблемы меньшинств, ЛГБТ и других маргинализированных групп, но я считаю, что все люди — разные и все имеют право на достойную жизнь в обществе, если это не противоречит основным законам морали. Мне очень импонирует открытость молодого поколения новым идеям, свободное мышление, но я не понимаю романтизацию молодежью психических расстройств.

 

Игорь Миркурбанов

Готфрид Клингфорс

Для меня большинство современных конфликтов — это не противопоставление старого и нового мира, а скорее противостояние Востока и Запада в предельных формах своих идеологических максим, где доведенный до трагического абсурда толерантный либерализм сталкивается с не менее идиотическими проявлениями почвенного, патриархального, архаичного уклада.

Поэтому для меня спектакль скорее про Запад и Восток в своих крайних, экстремистских проявлениях. В одном — либералы дошли до того, что преклоняют колени перед афроамериканцами и лишают несчастного медведя — это символ Берлинского кинофестиваля — его причиндалов. А с другой — любое движение от уклада и традиции воспринимается как побег и приговаривается к расстрелу.

Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире (фото 3)
Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире (фото 4)

Юлия Хлынина

Хелена Клигенфорс

 

Я родом из 1990-х, поэтому мое понимание мира происходит на стыке прошлого и будущего, старой и новой этики. Мне близка тема феминизма. Я росла с бабушкой и мамой и с детства придерживалась темы self-made — занимайся тем, чем хочешь, нет мужского и женского дела — есть твое или не твое. Поддерживаю девчонок, которые борются за свои права, хотят быть услышанными, принятыми и профессионально оцененными. Харассмент, домогательства и присущее нашей жизни мужское лидерство уже изрядно надоели. Движение #MeToo как обличение болезненной проблемы и привлечение внимания к ее масштабам считаю искренним и эффективным.

С местами в общественном транспорте, придерживанием дверей и вопросом, кто за кого платит, у меня просто — воспитание и образованность решают, а тема «мужчина должен» забывается как атавизм. Мне понятны движения в поддержку меньшинств и малых групп. Для меня нет понятий «большинство», «социум», «общество» — есть понятие жизни каждого, и это главная ценность в любой форме и проявлении.

 

Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире (фото 5)

Гела Месхи

Матиас Клигенфорс

 

Как я отношусь к современному миру? Я в шоке от происходящего и того, насколько интернет завоевал мозги и сердца людей, что они готовы ради славы и хайпа съесть кусок, на мой взгляд, говна — и это будет здорово и одобряемо. Сейчас у всех доминирует эго: хочу быть знаменитым, неважно как.

Также не понимаю всех этих «сообществ». Это, безусловно, хорошо, что они есть, только не вижу смысла выпячивать их; можно любить человека одного с тобой пола, но непонятно, зачем напоказ. Не понимаю, что сейчас творится в расовом и гендерном вопросах — все это мне кажется странным. Жить становится сложнее, и мне все время хочется абстрагироваться, сбежать к иным ценностям — вере, любви и людям, для общения с которыми не нужен телефон. Мир, кажется, постепенно идет ко дну. Мне бы хотелось пожить во времена Пушкина, Высоцкого, тогда была романтика и высокие ценности — этика, этикет, уважение. Надеюсь, наш спектакль даст повод задуматься и остановиться на мгновение, а не сразу же проверять соцсети.

 

Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире (фото 6)

Мария Шумакова

Хелена Клигенфорс

 

Мне симпатично, что мы можем выбирать. Все меньше рамок и обусловленностей, критериев благополучия — человек может быть в отношениях с самим собой, может строить семью, быть чайлд-фри или родить троих детей и в каждом случае быть счастливым. Но несмотря на свободу и огромный технологический прогресс, все больше людей испытывают панические атаки и пребывают в депрессии.

Мужчина и женщина сильно отличаются — об этом не стоит забывать. И тем не менее важно помнить, что мужчины и женщины должны обладать равными правами в гражданском, профессиональном и других смыслах. Только в этом меня пугают некоторые крайности, которые также присутствуют в нашем спектакле. Когда какая-то идея доходит до фанатизма, часто за этим грядет настоящая катастрофа».

 

Дарья Бондаренко

казачка/служанка

Меня больше всего беспокоит отношение людей к экологии. Мало кто думает о будущем, о том, что мы оставим после себя. Я стараюсь обращать внимание на эту проблему, занимаюсь раздельным сбором мусора, «начинаю с себя», но все равно испытываю жгучее чувство стыда перед планетой. Нас слишком много, и мы слишком безответственные. Мне не понять, почему в XXI веке еще открыты цирки с зоопарками. Печалит, что детям навязывают странные стандарты. Почему-то немодно быть скромным, любознательным, знающим. Достоинство и гордость тоже не в тренде, в целом тревожат сбитые ориентиры поколения.

Но люди, которые пытаются изменить что-то к лучшему, зачастую идут от ненависти. С агрессией навязывают собственные взгляды. Думается, что ненависть — чувство не созидательное, и из этого вряд ли что-то может получиться. Радует, что, если ты человек думающий, ищущий, у тебя есть возможности реализоваться. Нравится ритм жизни, нравятся расширенные границы.

Актеры спектакля «Бульба. Пир» едят и говорят, что они не принимают в современном мире (фото 7)

«Бульба. Пир»
Театр на М. Бронной (Дворец на Яузе)

Оставьте комментарий