Поиск

Илья Лагутенко: "Все, что происходит с моряком в порту, остается в том самом порту"

О музыке, кино и разнице менталитетов

Илья Лагутенко: "Все, что происходит с моряком в порту, остается в том самом порту"
Музыкант о кругосветке, собственном фестивале V-Rox, знании японского рока, отношении к наградам и, разумеется, о музыке

Илья Лагутенко бывает в Москве не так уж и часто. Успевая жить сразу между тремя городами: Лос-Анджелесом, Токио и Владивостоком, — в столицу он заезжает по поводам действительно значимым. В июне таких оказалось сразу два: выступление «Мумий Тролль» на фестивале Bosco Fresh Fest и закрытие фестиваля нового кино о современной культуре Beat Film Festival, на котором показывали посвященный музыкантам фильм «SOS Матросу». О кругосветном путешествии группы, готовности к дальнейшим путешествиям, пиратских копиях, а также о том, что было, и том, что будет, мы и поговорили с Ильей Лагутенко. 

Тебя и прежде причисляли почему-то к романтикам, а после кругосветки и подавно. А романтики вечно хотят изменить мир. Ты что-нибудь изменил?
Я, наверное, меняю себя. Где-то недавно услышал такую мысль: ты существуешь, пока у тебя есть тяга к творческой самореализации. Все мои действия и есть вечная попытка самореализоваться в разных вещах. Это что-то вроде желания прожить разом несколько жизней.

Себя понятно, а мир-то ты прогибаешь?
Дело не в прогибании. Меняется не мир, меняются люди. Вокруг меня складывается определенный круг единомышленников, возвращаясь к морским терминам — команда пиратского корабля. У нее есть капитан, обладающий даром убеждения, который говорит: «Ребята, я знаю, где клад!» Хотя сам подозревает, что там может ничего и не быть. И как в любой пиратской банде, тут найдутся недовольные, которым не нужно никакого клада.

На рею их сразу!
Я проще отношусь к этому — можете выйти в следующем порту. Не хотите — не идите.

Вот тебе цитата о вашем плавании, кстати, от бывшего участника группы — Юрия Цалера (colta.ru. — Прим. ред.): «Первые три дня просто было пьянство с командиром корабля, а когда силы оставили, я пытался читать книгу. Ну а что еще там делать? Нечего... А главное — бодриться невозможно. Качка, предательски незаметная, тут же усыпляла...» А ты как-то по-другому там время проводил?
(Cмеется.) Знаешь, когда на корабле около 300 человек, у каждого найдется своя история.

Илья Лагутенко: "Все, что происходит с моряком в порту, остается в том самом порту" (фото 1)

Илья Лагутенко: "Все, что происходит с моряком в порту, остается в том самом порту" (фото 2)

Значит ты с капитаном не пьянствовал?
К сожалению, капитан очень дисциплинированный попался. Не знаю, что там и кому Юра рассказывал. Вот пример: в одном порту, где мы давали концерт, местный алкобренд предлагал стать спонсором, но с капитаном утвердить это не удалось. Все-таки это учебное судно, на борту прежде всего дисциплина. А вот когда сходили на берег, начиналось что угодно, как у любого моряка. Тут я ничего рассказывать не буду ни про других, ни про себя, потому что все, что происходит с моряком в порту, остается в том самом порту.

Само собой. Но ты свой досуг на корабле как-то более активно проводил? Качка не усыпляла?
Нет, это было для меня идеальное время, чтобы подумать и, главное, отключиться от новостей. Причем, когда мы только собирались в путь, один из спонсоров обещал интернет в любой точке океана. Но в итоге связи никакой не существовало. Я показывал матросам на антенну и говорил: «Ребята, но как же так? Где интернет?» Мне объяснили: судно это одно из немногих имеет стальную основу, поэтому сигнал полностью глушится.

Теперь цитирую тебя (Ъ. — Прим. ред.): «Весь процесс стал одной хорошей лакмусовой бумажкой для понимания, кто, кому и зачем». Что самое важное на бумажке проявилось в итоге?
Да, собственно, все ли музыканты группы «Мумий Тролль» готовы к дальнейшим путешествиям. Как видишь, не все.

Ты сказал в одном интервью, что идею анимации в «SOS матросу!» тебе подсказал Тимур Бекмамбетов. Ты со времен своего вампирского прошлого с ним общаешься?
Да, с «Ночного дозора». Понятно, что мы оба занятые люди, но нам удается изредка встречаться, причем лично: ни он, ни я не отличаемся любовью к дистанционному общению. Обсуждаем какие-то идеи, и анимация в фильме была одной из них.

Сколько песен ты написал на борту?
Ты застал меня врасплох этим вопросом. В фильме точно звучит пара написанных на «Седове» песен. Мы сначала хотели, конечно, озвучить фильм только той музыкой, что написали в плавании. Но произошла такая штука: когда, делая монтаж, отсматриваешь материал уже в 100-тысячный раз, перестаешь вдруг в какой-то момент понимать, что вообще происходит, куда двигаться дальше. Поэтому мы отдали пленку человеку, который не знал о нашем путешествии, вряд ли слышал группу «Мумий Тролль», более того, я его никогда в жизни не видел! И он стал монтировать по-своему, используя другие наши песни. И вдруг я понял, что это имеет смысл. Потому что делает фильм общедоступным, интересным более широкому кругу. Но, возвращаясь к твоему вопросу, штук 15 на борту было точно написано.

Что делать тем людям, которые не попали на премьеру «SOS Матросу» на закрытии Beat Film Festival? Не боишься, что скоро в сети появятся пиратские копии?
Да я уже ничего не боюсь. То, как распространяются сегодня фильмы, — отдельная история. Когда мы только начинали съемки, ситуация в стране — экономическая и политическая — была другой. Вопрос проката можно было решить гораздо проще, хотя бы по странам СНГ. У нас были предварительные договоренности, которые сейчас не стоят уже ничего. Но мы точно покажем фильм на нашем фестивале во Владивостоке V-ROX.

Илья Лагутенко: "Все, что происходит с моряком в порту, остается в том самом порту" (фото 3)

Кстати, в этом году девиз твоего фестиваля звучит так: «Люди. Искусство. Космос». Да еще и проходить все будет в районе улицы Пограничная. Это какой-то намек на пограничные состояния? У тебя они бывают?
(Cмеется.) Это историческое название улицы, не я его придумал! Кстати, на той же улице и «Мумий Тролль Music Bar» находится, так что, видно, мы в вечном пограничном состоянии.

Тебе недавно присвоили звание почетного гражданина Владивостока.
Да, было такое. 

А года за три до этого вручили медаль «За заслуги перед Владивостоком». Народного еще не предлагали?
(Смеется.) Нет, ничего не предлагали. Видимо, во Владивостоке меня лучше понимают все-таки.

Ты вообще чувствуешь себя уже солидным человеком?
Я очень скромно отношусь к знакам отличия. И не думаю, что они имеют отношение к солидности. Интересно только, что время идет и оказывается, что быть таким фантазером, как я, еще и почетно.

Всякий раз, когда тебя в интервью спрашивают про альбом «Морская», которому исполнилось 20 лет, ты словно удивляешься, что все им до сих пор интересуются. Ты какую-то другую свою работу считаешь более важной?
После 20(!) лет время все расставило по местам. И понятно, что «Морская» имеет такой важный смысл именно для поколения, которое выросло в 90-е. А для меня не то что более важным, но интересным стал саундтрек к фильму «Похитители книг». Вначале я и не думал делать из него альбом, но он неожиданно получился, во многом благодаря режиссеру Леониду Рыбакову.

Ты сейчас живешь между тремя городами: Владивостоком, Токио и Лос-Анджелесом. Как это выглядит в реальности? Встаешь утром в Токио, за окном дождь, и ты такой: так, пора лететь в Лос-Анджелес?
Нет, это не зависит от погоды или моей блажи. Все это связано с моими нынешними проектами, среди которых не только музыка «Мумий Тролль», хотя группа тут главное связующее звено. У меня есть, например, мультипликационный проект.

Так-так-так...
Об этом мы поговорим как-нибудь потом. Я пока просто намекнул. Скажем так, это мультсериал для детей дошкольного возраста.

Который называется...
Никак пока не называется. А еще у меня есть фестивальная история, которая началась с V-ROX. Его формат — музыка локальных групп и чуть-чуть кино — оказался манящим для международных промоутеров. Мне предложили адаптировать его для Токио. Сейчас я много времени провожу в переговорах с японскими компаниями, и это непросто. Русский с китайцем, поверь мне, могут договориться гораздо быстрее. И это притом, что я вырос во Владивостоке, я знаю японский рок. Хотя как раз это и помогает в преодолении разницы менталитетов.

Ты сказал в одном интервью, что твои дочери, Валентина-Вероника и Летиция, открывают тебе новые музыкальные имена. Что из последнего они тебе открыли?
Ох, как же его... Диджей Snake, есть такой? Вот его открыли.

Работу «SOS матросу!», ставшую фильмом закрытия фестиваля Beat Film Festival, можно будет увидеть в кинотеатрах с августа.

Викентий Мафин Дмитрий Шумов

30 июня 2016, 09:30

Оставьте комментарий

загрузить еще