Поиск

«В основе нашей музыки — меланхолия»: «русская народная группа» Hurts — о новом альбоме и творческом кризисе

«В основе нашей музыки — меланхолия»: «русская народная группа» Hurts — о новом альбоме и творческом кризисе

Пройдя через двухлетний перерыв и изоляцию, артисты возвращаются с новым альбомом «Faith» 4 сентября

Интервью: Татев Синдоян


Тео Хатчкрафт и Адам Андерсон начали делать музыку 15 лет назад, случайно познакомившись в манчестерском клубе. Их дебютный альбом «Happiness» стал прорывом в 2010 году, с тех пор Hurts полюбилась слушателям меланхоличностью и пронзительным электронным звучанием, а особенное место в сердце для них нашлось у россиян — группа регулярно ездит в туры по стране. Однако последние два альбома — «Surrender» и «Desire» — стали поворотными в истории группы, потому что их эмоционально более теплый стиль показался непривычным, но не менее очаровательным. Взяв паузу в творчестве, Адам и Тео решили вернуться к тому, с чего начинали, и записали пятую пластинку «Faith» — она значительно отличается от предыдущих работ и возвращает нас к ранней Hurts. BURO. спросило британцев, о чем их новый альбом и как пандемия на них повлияла.

Тео, Адам, как прошла самоизоляция?

Тео:

Это было не так уж и сложно, так как мы привыкли работать над музыкой в изоляции и не видеться ни с кем подолгу. Думаю, нам повезло, что наша жизнь не сильно изменилась из-за пандемии. Если честно, мне до сих пор очень странно ходить в кино и видеть, как люди разговаривают и обнимаются друг с другом. Кстати, я просмотрел много кинокартин за это время. Самая лучшая из тех, что я видел, — «Сказки Юга» Ричарда Келли, который поставил «Донни Дарко». Очень советую посмотреть. Мне также нравилось кататься на велосипеде по опустевшему Лондону.

Адам:

Я использовал это время для перезагрузки. Мне понравилась атмосфера домашнего спокойствия и умиротворенности. Успел пересмотреть все фильмы Стэнли Кубрика и открыть для себя такие сериалы, как «Грешница» и «Беседы с убийцей: Записи Теда Банди». Люблю такие истории про убийства.

Вас считают одними из самых стильных артистов Великобритании. Что вы носили все это время дома?

Тео:

Уж точно не костюмы! (Смеется.) Обычно я был в футболке и шортах. К тому же весной было очень жарко, поэтому хотелось носить как можно меньше одежды.

Адам:

Я все это время провел в халате. Вальяжно расхаживал в нем по дому, как Хью Хефнер. Это было весело!

О вас ничего не было слышно два года. Что произошло? И как вы справлялись с кризисом?

Адам:

Для нас этот перерыв в музыке был необходим, и мы сфокусировались на других не менее важных сферах нашей жизни. Я считаю, что найти вдохновение так же сложно, как и добыть золото. Нужно выждать правильное время, быть терпеливым

Тео:

Это были тяжелые годы, и сложнее всего в такие моменты принять это состояние, дать себе пространство для мыслей. Иногда я пытался отвлечься: занимался спортом и много гулял, чтобы привести себя в порядок и постепенно вернуться к написанию песен.

Вы создаете музыку около 15 лет, и за это время успели пройти через многое. Как вы находите компромиссы в таких стрессовых условиях?

Адам:

Несмотря на кризисные ситуации, мы всегда на одной волне, и общее понимание помогает нам проходить через трудности. У нас с Тео образовалась магическая связь, благодаря которой нам все это время удается не просто дружить, но и работать вместе.

Тео:

Я бы даже сказал, что нам не нужны компромиссы. Если для одного что-то означает «нет», значит, и для другого тоже. Когда мы начинали делать музыку, мы не были такими близкими друзьями, но наши схожие взгляды и то, как мы чувствуем музыку, нас сблизили. И теперь, когда я пишу песни один, я все равно ощущаю присутствие Адама и знаю, что бы ему понравилось, а что нет. Hurts — это только мы вдвоем, и это остается неизменным.


Когда я пишу песни один, я все равно ощущаю присутствие Адама и знаю, что бы ему понравилось, а что нет

Что вам нравится друг в друге больше и меньше всего?

Тео:

У Адама потрясающее чувство юмора. Он всегда сможет рассмешить. Правда, он иногда опаздывает, а я из тех людей, что всегда приходят раньше, поэтому я его чаще всего жду. Но я не считаю это недостатком.

Адам:

Тео тоже очень смешной! Просто он шутит не так часто, как я, и не со всеми раскрывает эту сторону. Я же с детства использую юмор в качестве защитной реакции и никогда не упущу возможности над кем-нибудь подшутить.

Давайте обсудим новый альбом «Faith» — вы говорили, что он будет похож на ваши старые работы. Почему вы решили вернуться к корням?

Тео:

Да, этот альбом по своему стилю и звучанию действительно получился чем-то между «Happiness» и «Exile». На этот раз мы хотели понять, кто мы и что нам действительно нравится в музыке, и пришли к выводу, что в основе нашего творчества лежит меланхолия. Нам было интересно заново заглянуть в нашу темную сторону и изучить ее получше. Предыдущие альбомы вышли более позитивными и светлыми, но это не значит, что мы были менее искренними. Наоборот, в тот момент мы хотели поэкспериментировать и показать слушателям другие грани группы Hurts. А теперь мы поняли, что соскучились по тому, что делали раньше. Ко всему прочему сейчас — самое подходящее время для релиза, ведь в альбоме поднимаются темы изоляции и саморефлексии, что стало актуальным для многих.


Нам было интересно заново заглянуть в нашу темную сторону и изучить ее получше

Хотя альбом был записан до пандемии, вся работа над фото- и видеоконтентом была сделана на карантине. Расскажите, как вы подготовили альбом в таких условиях?

Тео:

Это было сложно, но мы получили от процесса максимум удовольствия. Все фотографии, которые вы видели, сделаны либо на дистанции, либо одним из нас. Видео на песню «Voices» было также снято в домашних условиях, и нам пришлось использовать очень странную камеру на длинном штативе, которая то отдалялась, то приближалась к нам.

Адам:

Нам было важно проделать всю работу над презентацией альбома самим, несмотря на то что мы далеко не профессионалы и часто допускали ошибки. Мне всегда нравилась фотография, и я вдохновляюсь творчеством Хельмута Ньютона и Ангус Макбин. Лично для меня съемки во время самоизоляции стали возможностью отточить свои навыки и научиться наконец-то обрабатывать снимки.

В первых синглах c альбома поднимаются такие темы, как потеря своего я и абьюзивные отношения. Вам известно об этом из личного опыта?

Тео:

Я сам прошел через эти проблемы. Все, что вы услышите в альбоме, было написано от чистого сердца. Мы с Адамом были максимально честными, рассказывая о своих переживаниях. Но несмотря на то, что альбом вышел очень мрачным, мы всегда оставляем надежду на лучшее. Людям, в которых отзываются эти темы, я бы посоветовал прежде всего дать себе время, чтобы набраться смелости и рассказать кому-нибудь о своих трудностях. Найдя поддержку в окружающих, намного легче выйти из этого состояния и двигаться дальше.

Адам, в одном из прямых эфиров в своем инстаграм-аккаунте ты упоминал, что на написание песни «Voices» вас вдохновил звук микроволновки, который вы использовали в основе этого трека. Какие еще необычные звуки мы могли услышать в ваших работах?

Адам:

За все эти годы мы успели записать звуки японских поездов, автомобильных аварий, промышленных сирен, кофемашин и кастрюль. Из человеческих звуков мы использовали вдохи и выдохи, крики, плач и сердцебиение.

Во время работы над альбомом подмечаете ли вы песни, которые могут стать хитами? Какой трек, ставший популярным, был для вас самым неожиданным?

Тео:

Да, у меня бывают любимые песни, но они чаще всего меняются со временем. Например, когда мы выпускаем трек, и люди начинают его слушать, я сразу же воспринимаю его иначе. Если говорить о самой неожиданно известной работе, то это однозначно «Wonderful Life». У нас тогда не было ни денег, ни работы — мы просто получали удовольствие от того, что делаем, и не подозревали, что эта песня приведет нас к тому, что мы удачно выпускаем уже пятый альбом.

Вы объявили о предстоящем туре, в рамках которого выступите в шестнадцати городах России. Знаете ли вы, что вас здесь в шутку называют «русской народной группой»?

Тео:

Не знал, но иногда мне кажется, что это действительно так! Мы не раз были в России и объездили уже так много городов, что даже не верится. Нас всегда здесь очень тепло принимают и с самого начала поддерживают наше творчество, за что мы очень благодарны.

Адам:

Это приятно слышать! У нас невероятные отношения с российскими фанатами, и наша любовь, определенно, взаимная. Каждый раз, когда мы сюда приезжаем, чувствуем себя, как дома.

Тео:

Да и концерты в России одни из самых лучших, если честно.

Адам, ты несколько раз приезжал в Москву на выходные. Что тебе нравится в столице больше всего?

Адам:

Я очень полюбил московское метро. На мой взгляд, оно самое красивое и удобное из всех, где я был. А вообще, мне нравится одному гулять по улицам Москвы, когда я приезжаю. Жду с нетерпением, когда смогу снова к вам прилететь!

Тео, а что тебе запомнилось в России больше всего?

Тео:

Во время нашего последнего тура мы поехали с концертами в восточную часть страны, и я наконец-то побывал на Байкале. Всегда хотел увидеть его вживую. Помню, как там было холодно и как необычно было стоять посреди огромного замерзшего озера.


Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий