Поиск

Безысходность Паркера: альбом «The Slow Rush» группы Tame Impala

Безысходность Паркера: альбом «The Slow Rush» группы Tame Impala

Текст: Ната Авакян


Tame Impala выпустила четвертый альбом, в который вошли опубликованные ранее синглы «Borderline», «It Might Be Time», «Posthurmous Forgiveness» и «Lost in Yesterday». BURO. самым компактным методом рассказывает, почему эту музыку нельзя не любить.

Безысходность Паркера: альбом «The Slow Rush» группы Tame Impala (фото 1)

Уже после дебютного альбома «Innerspeaker» в 2010 году сладкоголосая психоделия австралийской группы Tame Impala получила признание критиков. Широкая известность настигла группу спустя пять лет благодаря релизу «Currents». Лиричная и мастерски спродюсированная рок-музыка, которая всего лишь отталкивалась от блесток 1960-х, но звучала крайне современно, очаровала всех, в том числе Марка Ронсона, Канье Уэста, Рианну и Ракима Мейерса, с которыми посотрудничала Tame Impala. Когда в прошлом году группа стала хедлайнером главного музыкального фестиваля планеты — калифорнийской Coachella, — стало очевидно, что по этой музыке будут вспоминать 2010-е. Теперь похоже, что масштаб простирается и на следующую десятилетку.

Основатель, фронтмен и фактически единоличный управитель группы Кевин Паркер прошел путь от рок-музыканта до поп-продюсера — делал звук для Леди Гаги и Трэвиса Скотта. Большое влияние на его музыкальный стиль и вкус оказал психоделический рок конца 1960-х годов, что отчетливо слышно в рычащих гитарах и экспериментах со стереофоническим звучанием в первом альбоме «Innerspeaker». C каждым последующим релизом он будто бы осваивал новые жанры: диско, соул, электро, R& B и даже хип-хоп. Сам Паркер в интервью изданию Clash признался о своем нежелании быть привязанным к одному направлению: «В некотором смысле это своего рода благословение, потому что я не чувствую ответственности за то, чтобы быть частью какой-либо сцены или поддерживать какие-либо ценности той или иной сцены». Из всей австралийский волны, которая ассоциируется с его родным лейблом Modulor, только Tame Impala перешагнула границу хипстерских вечеринок 2010-х и мелкого шрифта в афишах фестивалей — ни Wolfmother, ни Ladyhawk, ни даже Cut Copy c этим шажком не справились. Редкостный талант Кевина как мультиинструменталиста, продюсера и сонграйтера — все песни он создает в одиночку — остается главной причиной страшно уважать творчество Tame Impala.

Безысходность Паркера: альбом «The Slow Rush» группы Tame Impala (фото 2)

В «The Slow Rush» куда меньше музыкальной ершистости и звуковой фактуры, на контрасте с которой высокий голос Паркера создавал основной эффект раннего творчества Tame Impala. Кевин все дальше уходит от психоделического попа, уводя слушателей за собой в жанровые абстракции. Музыкант не раз признавался в любви к электронной и хаус-музыке, о чем собственно свидетельствует звучание вышедшей пластинки. Кислота тут оборачивается урчанием аппарата Roland TB303 — ключевого в эйсид-хаусе. Обилие синтезаторов, акустические риффы и меланхолично-мечтательный вокал переносят в состояние фантомной ностальгии, будто попадаешь на все те музыкальные фестивали, куда хотел поехать 10 лет назад.

По настроению альбом напоминает биполярную безысходность: плохие мысли по кругу сменяются светлыми. Впрочем, присущий Паркеру болезненный психоанализ всегда оставался основой эстетики Tame Impala — как и предыдущие проекты, «The Slow Rush» будто черпает вдохновение в прошлом, будто опрокидывая его настоящая, только к воспоминаниям о 1960-х теперь еще подмешивается легкая грусть об упущенном в 2010-е. Тема времени выступает лейтмотивом всего альбома, мысли о проносящейся мимо жизни не дают покоя Кевину.

Безысходность Паркера: альбом «The Slow Rush» группы Tame Impala (фото 3)

В треке «It Might Be Time» он говорит об ушедшей молодости, с которой теряется настоящее веселье: «It ain’t as fun as you used to be». Но кажется, центральное место на пластинке занимает «Posthumous Forgiveness», где упоминается и Эбби Роуд, и телефонный разговор с Миком Джаггером, а вся песня — посвящение умершему отцу, в котором Паркер сообщает, как ему хотелось бы спеть для него все свои песни. Еще один фаворит — «Tomorrow’s Dust», в которой акварельная музыка только усиливает абстрактную безысходность Кевина в тексте. «Я был ослеплен воспоминаниями, — поет он, — как будто это кто-то другой, будто не я. И есть все шансы, что я пойму это быстро. И настанет день, когда это все пройдет».

Достаньте чернила в этом феврале, слушайте «Slow Rush» и помните: человек должен страдать соразмерно.


Tame Impala «The Slow Rush»
на Apple Music

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий