Поиск

Домашнее чтение: отрывок из книги Софи Кинселлы "Шопоголик среди звезд"

Шопологик перебирается в Голливуд

Домашнее чтение: отрывок из книги Софи Кинселлы "Шопоголик среди звезд"
В начале сентября издательство «Эксмо» выпускает очередную книгу о приключениях Бекки Блумвуд — ироничного шопоголика со стажем. Рассказываем, чем начинается новая история

Так, спокойствие. Только спокойствие. Я выберусь. Обязательно выберусь. Не вечно же мне здесь корчиться без надежды на освобождение... Да?
Без паники, взглянем на ситуацию со стороны. Ребра сдавило так, что не вздохнуть, левая рука завернута за спину. Да уж, разработчики этой «фиксирующей ткани» свое дело знали. Правая рука тоже торчит под нелепым углом. Стоит шевельнуться, и «фиксатор» больно впивается в запястья. Я пропала. Я бессильна. В зеркале отражается пепельно-бледное лицо. В широко распахнутых глазах отчаянье, кисти стянуты черными блестящими петлями. Кажется, какая-то из них — бретелька. А вот эта сетчатая вставка где должна быть, на талии?
Боже. И зачем я только попросила сорок второй?
— Как у вас дела? — раздается из-за шторки голос Минди, продавца-консультанта, и я вздрагиваю от неожиданности. Минди высокая, поджарая, с сухими мускулистыми бедрами — между ляжками расстояние не меньше ладони.
Небось, ежедневно взбегает на какую-нибудь гору, а про «Кит-Кат» и вовсе не слышала.
Она уже трижды интересовалась, как у меня дела, и каждый раз я взвизгивала: «Все хорошо, спасибо!» Но долго я так не продержусь. Я уже десять минут сражаюсь с этим утягивающим спортивным комбинезоном, скоро придется ее впустить.
— Удивительная ткань, правда? — нахваливает Минди. — Втрое туже обычного спандекса. Сразу целый размер теряешь.
Точно, а вместе с ним и половину объема легких.
— С бретелями разобрались? — беспокоится Минди. — Помочь вам отрегулировать?
Помочь? То есть впустить ее в примерочную? Демонстрировать свой целлюлит высокой, загорелой, спортивной калифорнийке?
— Нет-нет, все в порядке, спасибо! — верещу я сдавленным фальцетом.
— Может быть, помочь снять? Нашим покупателям бывает трудно с непривычки.
Перед глазами встает жуткая картина: я мертвой хваткой цепляюсь за прилавок, Минди, пыхтя и обливаясь потом, стаскивает с меня тугой комбинезон, думая про себя: «А я еще не верила, что все британки — коровы!»
Ни за что! Ни за какие миллионы. Выход только один. Придется купить комбинезон. Сколько бы он ни стоил.
Титаническим усилием я вскидываю обе бретели на плечи. Так, уже лучше. Теперь я похожа на курицу, перетянутую черной лайкрой вместо бечевки, но хотя бы руками можно пошевелить.

Доберусь до гостиницы, срежу эту штуку с себя маникюрными ножницами и выкину в уличный контейнер, чтобы Люк не нашел и не приставал с дурацкими вопросами типа «А что это?» или «Ты знала, что размер не твой, и все равно купила?»
Между прочим, это по его милости я оказалась в примерочной лос-анджелесского спортивного магазина. Мы переезжаем в Лос-Анджелес из-за его работы, поэтому в данный момент все силы брошены на поиски жилья. Наша цель — недвижимость. Дома. Сады. Договоры аренды. Ни на что другое времени нет. На Родео-драйв я заскочила на секундочку между просмотрами.
Ладно, вру. Я поехала на Родео-драйв вместо просмотра. Но это вынужденная необходимость. Мне действительно срочно необходима спортивная экипировка, потому что завтра я участвую в забеге. В настоящем забеге! Я!
Подхватив одежду и сумку, я на негнущихся ногах выхожу из кабинки и натыкаюсь на Минди.

— Ого! — ее восторженный тон плохо вяжется с шокированным взглядом. — Cмотритесь... — она закашливается, — превосходно. Нигде... не жмет?

— Нет, все замечательно, — натужно улыбаюсь я. — Беру!

— Хорошо, — потрясенно выговаривает Минди. — Но мне нужно просканировать...

— Я так и пойду, — бросаю я небрежно. — Зачем переодеваться десять раз? Сложите мои вещи в пакет?

— Конечно. Точно не хотите примерить сорок четвертый? — после долгой паузы все же уточняет Минди. 

— Нет! Сорок второй в самый раз! Очень удобно!
— Прекрасно, — помолчав, кивает Минди. — С вас восемьдесят три доллара, — она сканирует штрих-код на этикетке, болтающейся у меня на шее, и я тянусь за кредиткой. — Так вы спортсменка, значит?
— Завтра бегу Десятимильный марафон.
— Ничего себе! — она округляет глаза, а я скромно опускаю ресницы. Десятимильный марафон — это вам не просто забег. Это всем забегам забег. Проводится в Лос-Анджелесе ежегодно, в нем участвуют десятки звезд первой величины, и его даже показывают по каналу «Е!» И я в нем участвую!
— Как вам удалось туда попасть? — с завистью спрашивает Минди. — Я каждый год заявку подаю, и все мимо.
— Ну... — я выдерживаю паузу. — Я в команде Сейдж Сеймур.
— Ого! — у Минди отваливается челюсть, а я раздуваюсь от гордости.

На Родео-драйв я заскочила на секундочку между просмотрами.
Ладно, вру. Я поехала на Родео-драйв вместо просмотра

Чистая правда — я, Бекки Брендон (урожденная Блумвуд), бегу марафон в команде ярчайшей кинозвезды! Перед забегом вместе будем разминаться! У нас будут одинаковые бейсболки! Про нас напишут в «Ю-Эс уикли»!
— Вы ведь британка? — возвращает меня в действительность Минди.
— Да, но переезжаю в Лос-Анджелес. Мы с моим мужем Люком как раз подыскиваем дом. У него собственное пиар-агентство, и Сейдж Сеймур — его клиентка, — хвастаюсь я.

Глаза Минди с каждым уточнением округляются все больше.
— Значит, вы с Сейдж Сеймур подруги?
Я тереблю сумочку, не торопясь с ответом. По правде сказать, несмотря на все мои мечты, подругами нас с Сейдж Сеймур не назовешь. А если совсем начистоту, мы с ней и не встречались пока. И это просто безобразие! Люк с ней уже сто лет работает, я прилетала в Лос-Анджелес на собеседование, теперь я снова здесь, подыскиваю жилье для нас и детский сад для Минни... И где, спрашивается, Сейдж?

Когда Люк заполучил Сейдж в клиентки и наметил переезд в Голливуд, я думала, мы будем с ней видеться каждый день. Валяться в сочетающихся между собой солнечных очках на шезлонге у ее розового бассейна и вместе ходить на маникюры-педикюры. А на самом деле даже Люк ее лично почти не видит, у него круглые сутки заседания с ее менеджерами-агентами-продюсерами. Говорит, что вникает в тонкости кинобизнеса (которых там море). Это все понятно, ведь раньше он консультировал только финансовые компании и огромные конгломераты. Но зачем так открыто демонстрировать безразличие? Когда на днях я слегка приуныла, он сказал: «Господи, Бекки, мы же не для того перебираемся за океан, чтобы знакомиться со звездами». Да еще таким тоном, будто не «со звездами», а «с дождевыми червями».
У нас с Люком почти полное взаимопонимание, именно поэтому мы живем душа в душу. Есть лишь парочка малюсеньких разногласий.

1. Каталоги. (Это не «мусор». Они нужны. Мало ли когда срочно понадобится персонализированная грифельная доска на кухню с очаровательным ведерком для мела. И потом, я их читаю на ночь.)
2. Туфли. (И вовсе не глупость хранить всю обувь в «родных» коробках. Когда-нибудь она снова войдет в моду и достанется Минни. А Люк пусть чаще смотрит под ноги.)
3. Элинор, его мать. (Долгая, очень долгая история).
4. Звезды.

В конце концов, мы в Лос-Анджелесе. Тут кругом сплошные звезды. Это местное природное явление. В Лос-Анджелес приезжают ради звезд, как на Шри-Ланку — ради слонов.

Я думала, мы будем с ней видеться каждый день. Валяться в сочетающихся между собой солнечных очках на шезлонге у ее розового бассейна и вместе ходить на маникюры-педикюры
Но Люк и глазом не моргнул при виде Тома Хэнкса в вестибюле «Беверли-Уилшир». И бровью не повел на Холли Берри (ну вылитая ведь Холли Берри), сидевшую через три столика от нас в «Айви». И даже голову не повернул на идущую по противоположному тротуару Риз Уизерспун (стопроцентно Риз Уизерспун, волосы один в один того же оттенка).
А про Сейдж он отзывается как про любую другую подопечную. Какую-нибудь компанию «Форленд инвестментс». Якобы это она в нем и ценит — нежелание участвовать во всеобщем цирке. Мне же Люк заявляет, что я слишком много значения придаю голливудской мишуре. Вот тут он неправ. Почему это много? В самый раз.
Хотя в глубине души на Сейдж я тоже слегка обижена. Да, лично мы с ней не знакомы, но по телефону-то общались, когда она помогала с подготовкой вечеринки-сюрприза для Люка. (Правда, теперь у нее другой номер телефона, который Люк мне не говорит.) Могла бы уже как-то выйти на связь или пригласить меня в гости с ночевкой, например...
Ну да ладно, завтра, наконец, все устроится. Не хочу хвастать, но на Десятимильный забег я попала исключительно благодаря своей молниеносной реакции. Вчера случайно глянула через плечо Люка в его ноутбук, и тут как раз пришла общая рассылка от Арана — менеджера Сейдж. С заголовком: «Кто не успел, тот опоздал».
«Дорогие друзья!
В команде Десятимильного забега образовалось свободное место — один из бегунов выбывает из-за травмы. Есть желающие поучаствовать и поддержать Сейдж?»
Я даже опомниться не успела, как пальцы сами нажали «Ответить» и отбарабанили: «Да-да-да! С удовольствием побегу вместе с Сейдж! С наилучшими пожеланиями, Бекки Брендон».
Ну да, может быть, имело смысл сначала посоветоваться с Люком. Но ведь «кто не успел, тот опоздал». Какие тут совещания?
Оторопевший Люк только и выдохнул: «С ума сошла?» А потом завел обычную песню: да это настоящий марафон для настоящих спортсменов, да где я найду спонсора, да у меня даже кроссовок беговых, наверное, не водится. Нет бы поддержать...
Хотя насчет кроссовок он вообще-то прав.
— А вы тоже в кинобизнесе? — интересуется Минди, отдавая мне чек.
— Нет, я персональный закупщик.
— О, вот как? А в каком магазине?
— Ну... в «Далавеар».
— Да? — озадаченно хмурит лоб Минди. — Это который для...
— Пожилых. Именно, — вскидываю я подбородок. — Замечательный магазин. Интереснейший ассортимент. Жду не дождусь, когда смогу приступить!

(с) 2014 by Madhen Media Works LLP

Buro 24/7

23 авг. 2015, 17:00

Оставьте комментарий

загрузить еще