Поиск

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам

Вы запросто могли забыть о том, что сегодня 1 апреля. А колумнистка BURO. Анна Попова не забыла — и подготовила подборку самых веселых романов и рассказов


Вы заметили, сколько остроумных мемов про COVID-19 появилось после объявления пандемии, хотя сама она больше напоминает чью-то очень злую шутку?

И эти мемы — не проявление легкомыслия. Психологи считают, что громче и охотнее всего мы смеемся над тем страшным и тревожным, что наше сознание пытается вытеснить. Питер Макгроу, профессор психологии и маркетинга Колорадского университета в Боулдере, например, утверждал, что смех возникает, когда потенциально опасная ситуация оказывается не настолько страшной. Например, кто-то падает со стула, вы успокаиваетесь, когда он поднимается на ноги и хохочет.

По шуткам и анекдотам можно всерьез изучать эпоху — возьмите хотя бы советские анекдоты, освещавшие все проблемы, от дефицита в магазинах и железного занавеса до жестокости и лицемерия вождей. Да и писатели того времени, например, Довлатов и Галич, шутили над совсем не смешными вещами. Но очень смешно. Вообще, именно психологическая дистанция от трагического делает его смешным.

Ироничное отношение к жизни и умение шутить проявляют не только юмористы, которым сам бог велел. Умберто Эко остроумно жонглировал ранее несочетаемыми идеями — до него никому в голову не пришло сделать Средневековье достоянием поп-культуры, а он взял и написал «Имя розы».

Философ Славой Жижек вносил элемент клоунады даже в названия своих книг, возьмем хотя бы «Все, что вы хотели знать о Лакане, но боялись спросить у Хичкока». Астрофизик Стивен Хокинг иронизировал по любому поводу, в том числе и по поводу собственного состояния — мол, никуда не выйдешь неузнанным, коляска выдает. А философ и писатель Ален де Боттон, известный своими тонкими ироничными эссе, мастерски связывает между собой совершенно неожиданные предметы, например, философию Гегеля и технологию загрузки стиральной машинки, создавая комический эффект.

Но часто мы даже не анализируем смешное, а просто улыбаемся или хохочем, не в силах логически объяснить, что именно послужило тому причиной. И это тоже смешно.

В наше время шуток стало больше — в том числе потому что выросло количество информации, которая ежедневно сваливается на человека. Поэтому самый коммуникационный символ на сегодня — смайлик, улыбка, которую мы ставим по несколько раз в день.

Пусть улыбок тоже становится больше, особенно в День смеха. И помогут в этом, как всегда, хорошие книги.


Цикл «Дневники Адриана Моула», Сью Таунсенд

«Вторник, 1 января. Выходной день в Англии, Ирландии, Шотландии и Уэльсе. Я твердо решил в Новом году: переводить слепых через дорогу. Вешать брюки на место. Вкладывать диски обратно в чехлы. Ласково обращаться с собакой. Быть добрым к бедным и невежественным…», — с этих строк начался первый из дневников и всемирная известность британской писательницы. На протяжении цикла Адриан взрослеет, превращаясь из рефлексирующего подростка в мужчину в кризисе среднего возраста. Меняются его взгляды, мир за окном, и только добрый юмор книг остается неизменным.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 1)

«Фельетоны и рассказы», И. Ильф, Е. Петров

«Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» входят, наверное, в каждый список «самых смешных в мире» книг. А ведь у Ильфа и Петрова есть и другие произведения. В том числе короткие сатирические рассказы и остроумные, зачастую даже не потерявшие актуальности фельетоны, написанные блестящим языком: буквально каждую фразу хочется перечитать, а каждый второй оборот — запомнить.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 2)

«Гордость и предубеждение», Джейн Остин

В ранней юности воспринимаешь эту книгу исключительно как роман о любви, а позже замечаешь, как остроумно она написана. Остин — воплощение того самого тонкого и изысканного английского юмора, который мы любим за его интеллигентность. Чего стоит один мистер Коллинз с его преклонением перед леди де Бер или ироничный и немногословный мистер Беннет.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 3)

«Парнас дыбом: про козлов, собак и Веверлеев», Э. С. Паперная, А. Г. Розенберг, А. М. Финкель

Сюжет вторичен, главное — узнаваемый авторский стиль. Представляете, как могли бы изложить историю попа, у которого была собака, или серенького козлика Маяковский, Волошин, Пушкин, Ахматова, Вертинский, Вознесенский? Если нет, читайте этот сборник талантливейших литературных пародий.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 4)

«Всеобщая история, обработанная „Сатириконом“», Тэффи, Осип Дымов, Аркадий Аверченко, О. Л. Д’Ор

Еще одна литературная пародия, на этот раз — на учебники мировой истории. Современной истории не будет, книга написана в 1910 году, а вот древняя, средняя и новая — в полном объеме. Чем лучше вы помните историю реальную, тем смешнее будет читать про греческих воинов и древнерусских князей.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 5)

«Рассказы», О. Генри

Сложно найти более добрую и жизнеутверждающую книгу. Каждый из коротких рассказов неизменно вызывает улыбку, а неожиданный финал — удивление и радость, ведь конец у произведений всегда хороший. Всего великий писатель создал около 600 рассказов, и в типовые сборники стандартно включают лучшие из них.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 6)

«Рассказы» М. Зощенко

Несмотря на едкую, порой даже злую сатиру, произведения классика оставляют после себя теплые чувства. Курьезные ситуации, нелепые, иногда даже недалекие, но при этом симпатичные герои и узнаваемый язык делают каждый рассказ маленьким шедевром. Кстати, читать можно не только произведения для взрослых, детские истории про Лелю и Миньку не теряют своего обаяния даже для тех, кто давно вырос.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 7)

«Компромисс», С. Довлатов

В сборнике одного из самых известных классиков прошлого века — двенадцать «компромиссов» между непростой советской реальностью и ее жизнерадостным описанием в советской же газете, где Довлатов работал корреспондентом в семидесятые.

Иронизируй это: книги, которые заставят смеяться вопреки всем коронавирусам (фото 8)

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий