Поиск

Производство смыслов: Биеннале современного искусства в Екатеринбурге

Множественные воплощения

Производство смыслов: Биеннале современного искусства в Екатеринбурге
В Екатеринбурге до 10 ноября проходит Уральская индустриальная биеннале, заявившая о себе как о бренде региона в сфере искусства

3-я Уральская индустриальная биеннале не сравнится со своей московской кузиной ни масштабностью, ни громкостью привлеченных имен, ни влиятельностью. Однако и при скудном бюджете комиссар биеннале Алиса Прудникова сумела создать впечатляющее по напряжению интеллектуальное поле, вступить в диалог с местными властями и изменить положение современного искусства в Уральском регионе с маргинальной позиции потешника на статус позитивного созидателя смыслов.

Уральская индустриальная биеннале начинала свою историю в 2010 году с идеи художественного освоения заводских и фабричных пространств, а затем проявила интерес к архитектурному наследию конструктивизма, которым напичкан Екатеринбург. К третьей сессии организаторы синтезировали оба направления и обрели глубину дыхания. Несмотря на то что артикулируемой темой биеннале оказалась «Мобилизация», ее живым нервом стало созидание художественных смыслов на унылом фоне промышленного пейзажа, помноженного на разрушающий городской ландшафт бум точечной застройки ультрасовременными высотками.

Производство смыслов: Биеннале современного искусства в Екатеринбурге (фото 1)

Основной проект биеннале развернут в гостинице «Исеть», архитектурной доминанте замкнутого пространства «Городка чекистов». Памятник конструктивизма, квартал был построен в 1930-х как реализация лозунга «машина для жилья», а сама гостиница изначально служила общежитием для холостых чекистов. Заказчики проекта предполагали, что новому человеку нет нужды замыкаться в частном, а потому туалеты и кухни были общими, для развлечений был предусмотрен Дом культуры, а для больных — поликлиника в одном из домов квартала. Идея самоосознания себя как личности, определения границ частного и общего, персонального и социального заинтересовала кураторов основного проекта: Ли Чжэньхуа (Цюрих/Пекин) и Бильяну Чирич (Шанхай) развернули официальный постулат биеннале от масштабных общественных полотен к пространству частных переживаний, мыслей и решений. Сама возможность пройти 10 этажей не действующей последние два года гостиницы любым, а не заранее определенным маршрутом переводит неосознанный акт волеизъявления визитера в акцию искусства.

Производство смыслов: Биеннале современного искусства в Екатеринбурге (фото 2)

Проект Бильяны Чирич «Место для маневра: между абстракцией и аккумуляцией» концентрируется на человеческом теле, понятном и как пространство, и как инструмент. На этом основаны и работа Синиши Илича (Сербия), превратившего хаотичную расстановку стульев в зале для образовательной программы биеннале в мобильную инсталляцию, подчеркивающую социализацию личности, и яркие картины Светы Шуваевой, посвященные феномену толпы, и видео Полины Канис, посвященные коллективным формам социальности. Эти и другие работы полярны массиву проектов, сконцентрированных на личностном понимании мира и сопротивлении индивида господствующим стратегиям. Альфредо Джаар с работой «Три женщины», посвященной женщинам, чей вклад в общественное дело мало оценен медиа и широкой публикой, «Триптих» Юрко Коваля — три холста, сияющие золотом, медью и серебром в ответ «Троице» Рублева, «Прикоснись» Йоко Оно — инсталляция, в которой яркий свет затуманивается до полной темноты и снова превращается в свет, требует от зрителя понимания структуры времени и способна изменить его представление о нем. В общем пространстве проекта, занимающем три этажа, действует акция группы Les gens d'Uterpan (Франция). Набранные ей волонтеры передвигаются, сидят и лежат на полу коридоров гостиницы, разбивая стереотип коллективного зрительства выставки и возвращая зрителю его взгляд.

Производство смыслов: Биеннале современного искусства в Екатеринбурге (фото 3)

Глобальным ее продолжением становится проект Ли Чжэньхуа «Нет реального тела». Он описывает исчезновение художественного объекта и замещение его источником творческой энергии, в которой зритель-участник становится важнейшей частью процесса. Невидимость художественности, ее нематериальность, объемнее прочих выражает работа «Шепот света» профессионального выставочного дизайнера Чжэна Юньханя (Китай), заклеившего цветной пленкой окна коридоров трех этажей проекта. Это самое выразительное воплощение и идеи Чжэньхуа, и всей биеннале. Добивающимся конкретики объясняют, что каждый цвет символизирует в одном из древних китайских сказаний радугу, лунный свет и восход, абстракционистам довольно и созданной в самые сумрачные осенние месяцы игры света. Сам художник стоит в заставленной цветами комнате и смешивает чай и кофе, сваренные на настольной плитке. Этим он демонстрирует смешение культур Востока и Запада, и каждый волен решать, хорошо ли это смешение или нет.

Ван Ицюань (Китай), "Нафталин", 2015

Кураторы привлекли к биеннале огромный пласт художников из Китая, актуализировав взаимоотношения двух цивилизаций. Этот второй пласт смыслов, невербализованный биеннале, внятно читается в ее гиде: рационализированное описание проекта Чирич зеркалит антология стихотворений, выбранных участниками проекта Чжэньхуа в качестве эмоциональных описаний своих работ. Сама эта антология становится приглашением для публики в пространство воображения и фантазии.

Помимо основного проекта Уральская индустриальная биеннале современного искусства проводит больше 50 выставок в параллельной программе, наиболее интересной и значительной из которых выглядит экспозиция «Большой Урал» галереи современного искусства UVG. В программе спецпроектов ожидается большая выставка Третьяковской галереи, посвященная труду в советском и постсоветском пространстве. Она откроется 8 октября в залах екатеринбургского музея изобразительного искусства.

Джонатас де Андраде (Бразилия), "Тростниковый алфавит", 2014

Арт-группа "Злые" (Россия), "Зона комфорта"Светлана Шуваева (Россия), "Персонаж толпы", 2014- 2015Владимир Селезнев (Россия), "Охрана Биеннале", 2015Джомпет Кусвидананто (Индонезия), "Модель массы и взрыва", 2014

Владимир Гридин

23 сент. 2015, 17:00

Оставьте комментарий

загрузить еще