Поиск

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже

Архитектура как она есть

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже
Сегодня в Николаевском зале Зимнего дворца стартует первая в России ретроспектива Захи Хадид — знаковой для современной архитектуры фигуры. Мы посетили торжественное открытие выставки, состоявшееся накануне, и теперь знаем о работах архитектора еще больше. Рассказываем вам

Перед тем как перерезать ленточку, открывающую путь посетителей в пространство, наполненное самыми непредсказуемыми формами в области дизайна и градостроения, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и старший партнер Захи Хадид Патрик Шумахер сказали несколько слов об экспозиции. И пока Пиотровский отмечал исключительный дар женщины—архитектора, Патрик Шумахер отвечал на вопросы, предназначенные непосредственно Хадид, которая не смогла присутствовать на открытии по состоянию здоровья. Основная тема, которая интересовала присутствующих, касалась перспективы сооружения очередного архитектурного шедевра непосредственно в Петербурге. Известно, что студия Захи Хадид загружена заказами на 10 лет вперед, так что ответы были не совсем конкретными, но зато с упоминанием очевидных терминов: красота, пространство, дизайн. Все сводилось к старой теме о желании сохранить исторический вид Петербурга, не внося дисгармонии в панораму города. 

Сама выставка, где представлено около 300 макетов, чертежей, предметов дизайна, фотографий и скульптур, меняет сознание, стоит только оказаться в пространстве среди экспонатов, многие из которых можно долго разглядывать с любых ракурсов, удивляясь фантазии, непредсказуемости решений, а главное — реализации проектов как вполне функциональных строений. Уже то, что выставка подготовлена в рамках проекта «Эрмитаж 20/21», призванного собирать, изучать и экспонировать произведения XX—XXI веков, говорит о том, что здания Захи Хадид можно воспринимать непосредственно как искусство. Экспозиция вдумчиво и последовательно представляет все этапы развития Хадид как архитектора, начиная от увлечения русским супрематизмом и до восприятия формы как некоего искусственного, почти инородного тела, которое тем не менее находится в полной гармонии с окружающим ландшафтом. Перетекающие или рубленые формы зданий могут казаться прозрачными или монолитно плотными. Нависающие или парящие элементы конструкций больше похожи на идеи из научной фантастики. Именно из-за таких необычных визуальных эффектов Заха Хадид и не могла долго получить строительные заказы, несмотря на одну за другой победы на самых престижных архитектурных конкурсах.

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже (фото 1)

Лед тронулся в 1990 году: Заха получила заказ на строительство пожарной части компании-производителя дизайнерской мебели Virta. Появление здания, похожего на бомбардировщик «Стелс», стало событием в архитектурном мире. Кардинально ситуация изменилась в 1999 году, когда началось строительство Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати, США, —  Хадид стала признанным профессионалом и востребованным архитектором в разных странах.

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже (фото 2)
Ее кредо, состоящее в том, что архитектура не обслуживающая, а формообразующая дисциплина, примененное на практике, принесло Захе Хадид славу одного из самых влиятельных архитекторов нашего времени. Каждая ее работа становилась событием, будь то лыжный трамплин в Инсбруке или центральное здание завода BMW в Лейпциге. В мае 2010-го по ее проекту был построен Национальный музей искусств XXI века в Риме. Проект получил приз Стирлинга за лучшее архитектурное оформление и был назван лучшим зданием года (по версии WAF). Сегодня по ее проектам ведется строительство во многих странах мира, в том числе Нового национального стадиона в Токио, специально для Олимпийских игр 2020 года.

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже (фото 3)
С Россией Заху Хадид связывает многое. В Москве нашлось немало частных заказчиков, которые готовы были экспериментировать со своим жилым и рабочим пространством. Особенностью для самой Хадид в этом случае стали холодные зимы, которые учитывались не только как климатический аспект, но и как определенного рода настроение, которое обязательно отражается в ее архитектуре. Но главным событием остается вручение Притцкеровской премии — аналога Нобелевской в области архитектуры. Заха Хадид стала единственной женщиной, получившей эту награду. Торжественное вручение состоялось в 2004 году в Петербурге, и уже тогда была задумана выставка, которую петербуржцы и гости Северной столицы могут увидеть сейчас.


На ретроспективе представлены не только архитектурные формы: стулья и столы необычных очертаний соседствуют с туфлями, которые Леди Гага была бы счастлива получить в свой гардероб, а видеоинсталляции становятся продолжением конструкций «Поле оболочек» и «Формы оболочек». Есть здесь и картины, написанные самой Хадид в качестве разработки архитектурных идей. Первые уроки рисования ей дала мать, поэтому Хадид считает, что «именно живопись явилась тем методом, который позволил экспериментировать в области формообразования и движения, что привело к радикальному подходу в развитии нового архитектурного языка».

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже (фото 4)

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже (фото 5)
Заха Хадид родилась под счастливой звездой, а точнее — в семье преуспевающего багдадского предпринимателя и политика, получившего европейское экономическое образование. Приняв в 11 лет осознанное решение стать архитектором, она добилась статуса одного из самых известных в мире профессионалов в этой сфере, что в полной мере отражено и в открывшейся в Эрмитаже ретроспективе.

Увидеть экспозицию «Заха Хадид в Государственном Эрмитаже» можно с 27 июня по 27 сентября.

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже (фото 6)

Нереальная реальность Захи Хадид в Эрмитаже (фото 7)

Елена Вишня

27 июня 2015, 16:10

Оставьте комментарий

загрузить еще