Поиск

Что происходит с классикой в современной культуре

Платья французской императрицы на подиумах, итальянские дома в Подмосковье, классический подход к абстракции

Что происходит с классикой в современной культуре

Работа с наследием прошлых поколений очень характерна для современной культуры. Встречаются как буквальные цитаты классического искусства, так и его тотальное переосмысление. Для европейской культуры классика — это греческие и римские традиции, а также искусство старых мастеров — выдающихся западноевропейских художников, которые работали до начала XVIII века. Без этой базы настоящее Европы представить себе невозможно.

Мы выяснили, как современные модельеры, архитекторы и художники понимают неоклассику и работают с культурным наследием прошлого.  

 

Где примерить платье как у жены Наполеона Бонапарта

Струящиеся туники, подобные античным, время от времени появляются в коллекциях таких дизайнеров, как Alexander McQueen и Dolce & Gabbana. Когда такие силуэты вошли в моду и как их адаптируют современные модельеры?  

Античностью начали увлекаться в Англии и Франции на рубеже XVIII и XIX веков. Сначала модницы повторяли образы греческих и римских богинь, знакомые им по древним статуям. Они носили полупрозрачные белые хитоны — простые, без декора. После Французской революции греческую и римскую моду начали трактовать более свободно. Самый яркий пример — это стиль императрицы Жозефины Богарне, жены Бонапарта. Она предпочитала свободные платья с короткими рукавами, завышенной линией талии и струящимися юбками. К середине XIX века о простоте забыли. Туники шили из более тяжелых тканей и нагружали их кружевами, оборками.

Современные дизайнеры цитируют неоклассические силуэты нарядов императрицы Жозефины. В выборе материалов — полная свобода. В коллекциях есть платья из плотных тканей благородных цветов. Бывают и более роскошные варианты: из полупрозрачных тканей, со сложными вышивками и украшениями. Последние зачастую повторяют формы древнегреческих ювелирных изделий, а вот вышитые орнаменты не имеют ничего общего ни с античностью, ни с неоклассикой.

 

Как принц Уэльский научил архитекторов строить правильно

Главным популяризатором неоклассической архитектуры в мире считают Чарльза, принца Уэльского. Ещё в 1980-х он начал выступать с официальными заявлениями о том, что модернистская архитектура никуда не годится, а за классикой — будущее. Принц Чарльз не ограничился высказываниями для прессы: он написал книгу с говорящим названием «Мой взгляд на архитектуру Великобритании», основал фонд для поддержки архитекторов-неоклассиков и стал куратором первой образовательной программы по классическому строительству в мире.

Вот основные принципы неоклассического городского планирования, которые принц Чарльз описал в журнале The Architectural Review. Строители не имеют права менять природный ландшафт. Новые сооружения должны вписываться в естественный пейзаж. Архитектура — это язык, у которого есть четкие правила. Их сформулировал ещё Витрувий в Древнем Риме. Это принципы красоты, пользы и прочности. В строительстве необходимо учитывать традиционные пропорции. Архитектор только адаптирует их, чтобы новое сооружение было соразмерно соседним постройкам. Это и есть гармония. Её можно добиться, если уделять внимание деталям — от ордера до дверной ручки. К тому же принц Чарльз раскритиковал такие материалы, как алюминий, бетон, сталь. Их применяют повсеместно, поэтому дома во всех странах так похожи друг на друга. Чтобы избежать этого обезличивания городов, стоит ориентироваться на строительные материалы и архитектурные стили, которые актуальны для конкретного региона. И вообще от «панелек» и «стекляшек» стоит отказаться. Они выглядят очень изолированно, в то время как невысокие дома с террасами помогают сформировать городские сообщества.

Кстати, принц Чарльз уже воплотил свой идеальный архитектурный проект. В соответствии с этими принципами отстроили целый город Паундбери в английском графстве Дорсет. 

С принцем Чарльзом солидарны и российские архитекторы. Сейчас в Подмосковье строят жилой UP-квартал «Римский». Это целый городок из малоэтажных домов в итальянском стиле. Они напоминают постройки Рима XVI–XVIII веков, но не цитируют их напрямую. В застройке квартала сочетаются разноэтажные дома, их фасады не похожи друг на друга. Планировка квартала тоже римская. Это значит, что у комплекса несколько площадей-центров, вокруг которых кипит жизнь. Улицы идут лучами и связывают открытые площади между собой.

UP-квартал «Римский» хорошо сочетается с исторической застройкой Подмосковья. Ведь долгие годы она состояла исключительно из малоэтажных домов. К сожалению, этот образ начал разрушаться пару десятилетий назад, когда в Подмосковье начали строить панельные высотки.

 

Кто помирил классику с абстракцией

Среди великого множества подходов к классике, которые разработали современные художники, вряд ли можно выделить ведущий. Самые яркие творческие методы — индивидуальны. Они редко обретают последователей, потому что обращение к чужим приемам могут заклеймить как подражание. Эти подходы не стоит сравнивать между собой: они слишком своеобразны.

Один из наиболее любопытных подходов к классике в середине XX века предложила Хелен Линдберг, художник-сюрреалист из Южной Калифорнии. Она основала течение субъективный классицизм — американский ответ европейскому сюрреализму. Его последователи не полагались на бессознательное, наоборот, их подход был очень рациональным. Они рассчитывали положение, цвет, форму каждого объекта на картинах и четко определяли их функции, чтобы все элементы вели зрителя к главной мысли автора. Так Хелен Линдберг понимала «классический подход» к живописи и применяла его к своим геометрическим абстракциям.  

У живописца Джейка Шарбаха интерес к классике проявился иначе. Он восхищается искусством прошлого, ведь его основная понятийная категория — красота. Чего не скажешь об актуальном искусстве. Классика составляет контраст с современной культурой, которая для художника уродлива и ужасна. Впрочем, зритель может сравнить сам: Джейк Шарбах сталкивает фрагменты известных произведений искусства со сценами из современной жизни. Так разбитый BMW оказался на знаменитом полотне Рубенса «Избиение младенцев», а Венера Джорджоне заснула на автомобильных шинах.


Материал подготовлен при поддержке UP-квартала «Римский»

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Елена Котелова

  • Фото: Stephane Cardinale / Corbis, Karl Prouse / Catwalking, Pool BASSIGNAC / BENAINOUS — Gettyimages.com; Wikimedia Commons

Оставьте комментарий

Загрузить еще