Поиск

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы»

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы»

Продолжаем цикл о современном искусстве в России: художники объясняют свои проекты

Текст: Екатерина Савченко


Маяна Насыбуллова

— о своем проекте «Актуальный янтарь»

Возвращаемся в новом формате к циклу материалов о современных российских художниках, за которыми стоит следить. Теперь в каждом выпуске авторы будут рассказывать об одном из своих проектов, который занимает особое место в их творчестве.

 

Текст
Екатерина Савченко

Дизайнер
Аня Щемелева-Коноваленко

 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 1)
Илья Большаков, «The Village Нижний Новгород»

 


 

 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 2)

Первая героиня обновленной рубрики — молодая художница из Новосибирска Маяна Насыбуллова. «Выстрелив» после участия в Триеннале российского современного искусства музея «Гараж», Маяна покорила московскую художественную общественность своим

проектом «Ленин для души». Начавшаяся в формате интернет-мемов серия изображений и скульптурок с бюстом Ленина стала одним из самых популярных лотов первого для художницы аукциона современного искусства Vladey.

В нашем материале Маяна расскажет о другом, не менее важном для нее проекте «Актуальный янтарь», над которым она работает уже шестой год и одна из версий которого была представлена на Триеннале музея «Гараж».

 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 3)
Евгений Иванов, экспозиция Триеннале российского современного искусства, Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017

 


Идея «Актуального янтаря» выросла из моих экспериментов с эпоксидной смолой еще шесть лет назад. Я в принципе ко многому прихожу через практику — то есть часто бывает, что сначала делаешь, а уже потом осознаешь, что получилось.


У меня с детства были ремесленнические наклонности, я любила что-то мастерить руками, и мне всегда нравилось работать с объемом, с материалом. В архитектурно-художественной академии, где я училась, преподавали только очень старые дисциплины — резка по камню, дереву, металлу, которые мне как-то тяжело физически давались, не было драйва. А потом ко мне в руки попала скульптурка, отлитая из прозрачной смолы, и меня эта прозрачность цепанула. Скульптурка была сделана из полиэфирной смолы, но мне сказали, что это была эпоксидка, поэтому я и начала работать с эпоксидкой. И я совсем не жалею, что так случайно выбрала свой материал — я очень полюбила его, даже не знаю точно почему. Может быть, потому что эпоксидка похожа на мед. Или потому, что, работая с ней, ты не до конца представляешь себе результат: смола затвердевает в течение суток, и только тогда ты можешь понять, что получилось.


 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 4)
Илья Большаков, «The Village Нижний Новгород»
Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 5)
Личные фото Маяны Насыбулловой

 


Вообще эпоксидная смола — это результат серьезного химического производства, продукт нефтепереработки. Ее используют при создании самых разных вещей: лодок, мебели, светильников, досок для серфов и даже космических шаттлов. После академии я пошла работать в одну компанию, которая как раз занималась распространением промышленных химикатов, доработала до технолога и даже немножко консультировала. Там я поняла, насколько разной вообще может быть одна и та же смола, какие разные вещи из нее получаются. Есть огромное количество характеристик смолы — плотность поверхности, светопроницаемость, она может быть шероховатая, липкая, гладкая, может скользить. Наверное, это задротство, но мне интересны такие мелочи.


Замысел «Актуального янтаря» появился, когда я окончила академию и поселилась в квартире у своего друга, которую он получил в наследство от бабушки и дедушки. Это была квартира типичных советских «плюшкиных» — книги до потолка, полные хрусталя серванты, где-то были припрятаны коробочки с молниями и пуговицами и даже мешочки с тканевыми «колечками» от укороченных брюк. Вещам было по 30–40 лет, и они были для меня какими-то абсолютно космическими. Они выглядели странно, были непривычно упакованы, в них использовались какие-то другие шрифты, и все вместе это обладало очарованием другой планеты, эпохи и вообще наполнено загадочным флером. Я почувствовала себя настоящим археологом, и мне захотелось как-то передать свое ощущение находки и ее сохранения, и спонтанно ко мне пришел образ янтаря. Советские вещи из этой квартиры стали первыми артефактами, которые я «залила» в смолу. Я до сих пор включаю в инсталляцию некоторые из них в качестве ностальгического жеста.


 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 6)
Артемий Жданов
Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 7)
Артемий Жданов
Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 8)
Личные фото Маяны Насыбулловой

 


Проект начал развиваться, когда я рассказала о своей идее Славе Мизину, он был тогда главным куратором Сибирского центра современного искусства. Ему все понравилось, но он посчитал, что серия янтаря с советскими артефактами выглядела слишком декоративно и избирательно и поэтому не в полной мере передавала мою идею консервации. Мизин дал мне наводку на то, что нужно «сохранить» в смоле какие-то знаковые политические события. Под его влиянием я стала заливать такие изображения, как казнь Саддама или фото мертвого Каддафи на кровати. Я даже залила знаменитую фотографию убитого Че Гевары, на которой все его враги собрались вокруг тела, засунули пальцы в пулевые ранения и сфотографировались. В тот момент я поняла, что фотография в янтаре выглядит гораздо круче, чем какой-то объект, потому что такие знаковые изображения считываются всеми людьми в мире и имеют супермощный эффект.


Какое-то время я находилась в «мизинской» политической теме и переключилась, когда начала заливать в смолу то, что нравится мне. Сначала это были мемы. Мемы вообще очень близкая для меня и, как мне кажется, актуальная культурная единица, которая, возможно, имеет сейчас больше влияния, чем та же фотография расстрелянного Че Гевары.


 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 9)
Личные фото Маяны Насыбулловой
Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 10)
Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 11)
Евгений Иванов, экспозиция Триеннале российского современного искусства, Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2017

 


Когда я начинала проект, у меня была идея собрать из «янтарей» некую картину коллективной памяти. Я пыталась подбирать события по значимости, выстраивать их в какую-то хронологию, но потом поняла, что это совершенно тупиковый для меня путь. Во-первых, я была не в состоянии все это осилить. А во-вторых, я не могла претендовать на объективность, потому что при всем желании выбирала те события, которые ближе мне, моему воспитанию, моей географии, моей культуре. Тогда я поняла, что показываю скорее личную, чем коллективную память, и придумала сделать противопоставление — янтари с важными мировыми событиями против янтарей с моими персональными историями. В тот момент меня пригласили участвовать в Триеннале музея «Гараж», и там как раз нашлось очень удачное пространство для воплощения моей идеи. Это был довольно узкий коридор, на одной стороне которого я решила расположить коллективную память, а на другой — личную. Собрать объекты для личной памяти оказалось очень просто, потому что мне тоже свойственно «плюшкинство»: я всегда сохраняю вещи, которые связаны с важными для меня событиями.


Идет уже шестой год с тех пор, как появился «Актуальный янтарь», и за это время я наотливала, наверное, уже больше пятисот янтарей. Сейчас проект развивается в нескольких направлениях. Во-первых, какое-то время я ограничивала себя именно формой янтаря, потому что она была понятной, доступной и в ней хорошо воплощалась идея консервации. Теперь я стараюсь отойти от попытки создать псевдоприродный камень и делаю из смолы какие-то абсурдные комбинации, заливаю одно в другое. Но пока это просто серия экспериментов, непонятно, к чему она приведет.


 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 12)
Илья Большаков, «The Village Нижний Новгород»

 


Еще я хочу найти проекту помимо места в искусстве какое-то функциональное применение. Например, я делаю на заказ объекты для интерьеров — столешницы, в которых заливаю смолой какие-то знаковые для заведений вещи. Мой первый заказ случился, когда со мной связался архитектор «Pine бара» в Омске. Он увидел мою выставку и захотел сделать янтарную столешницу для барной стойки, но залить в нее шишки, как в названии бара. Ну я и залила им действительно такую pine-столешницу. Потом я сделала еще одну столешницу для бара в здании бывшей реутовской типографии. Там мы залили разные объекты, которые остались от типографии: фотографии первых советских печатников, какие-то советские монетки и значки, детали печатных машинок.


Сейчас я работаю над тем, чтобы уже имеющиеся у меня янтари и те, которые я делаю в связи с последними событиями моей жизни, превращать в ювелирные украшения. Мои янтари — это, конечно, не драгоценные камни, но внутри каждого из них есть что-то драгоценное для меня. Хочу пойти в ювелирную школу, чтобы попробовать воплотить эту идею в жизнь и понять, то это или не то.


В общем, все стало как-то странно развиваться, переходить из области современного, вроде бы совсем не практичного искусства в более бытовую сферу. Мне кажется, что это интересный путь и можно попробовать по нему пойти. Для меня это очередной эксперимент, посмотрим, к чему он приведет. Ну и вообще, я думаю, что это история длиною в жизнь, так что я никуда не тороплюсь.


 

Художница Маяна Насыбуллова: «Я запихала советскую куклу в голову сушеной рыбы» (фото 13)
Личные фото Маяны Насыбулловой

 

Интересные детали

Из серии «коллективной памяти» одним из самых трогательных мне кажется янтарь с изображением башен-близнецов. Когда я подбирала для проекта разные факты из недавней истории, меня просто ударило головой об лед, когда я поняла, что я забыла об 11 сентября. Кажется, что 9/11 уже настолько впиталось в язык, что перестало быть чем-то реально произошедшим. Но, когда я начала пересматривать в браузере все эти фотографии, для меня стали огромным шоком воспоминания о том, как все происходило. Когда по телевизору показывали врезающиеся самолеты, мы всей семьей просто сидели в обнимку и плакали. Горе было такое колоссальное, что даже несмотря на то, что все происходило на другом континенте, в стране, которая является нашим каким-то формальным противником, это было настолько мощно, что даже мне, ребенку, который не понимал, что происходит, было очень тяжело и очень страшно. Прошло каких-то смешных несколько лет, и ты уже вообще не вспоминаешь об этом, как будто этого огромного события и не было.

А из личных, если говорить о самых травматичных (раз уж я по этой теме пошла), для меня был янтарь с конвертом с кредитной картой. Будучи молодой, неопытной и горячей я сделала себе кредитную карту, по которой я, конечно, через какой-то короткий промежуток времени не могла ничего выплачивать. Все дошло до каких-то ужасных ситуаций: долгов, коллекторов и постоянного прессинга, в котором я находилась больше года точно. Это было достаточно жестко, потому что меня, как должника, все время подавляли и я очень долго даже на эмоциональном уровне не могла выйти из этого психологического ощущения постоянного беспокойства. Ударом для меня была и ситуация, запечатленная в янтаре «с кассетой, под которую мне разбили сердце», это было тоже сильно, но не так продолжительно, как кредитные долги.

Из советских янтарей у меня есть один очень личный, который не участвует в выставках. В той старой квартире я нашла две советские игрушки — таких маленьких резиновых русалочек. Когда я их залила, янтарь начал нагреваться, а русалочки — гореть прямо внутри смолы, это были мои первые эксперименты со эпоксидкой. Получились такие достаточно странные русалки с обугленными ручками. Было еще несколько игрушек, которые кажутся мне очаровательными. Например, для одного янтаря я в голову сушеной рыбы запихала советскую куклу. Вышел такой оммаж Босху через янтарь. Ну и вообще самым классным из советских объектов я считаю значок «Общества охраны памятников истории и культуры», который, получается, сам сохранился в истории, когда я его залила.

1989 — родилась в городе Серове Свердловской области; с ранних лет рисовала и лепила

2006 — 2012 гг. — учится на отделении монументально-декоративной скульптуры Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии

2012 — первые эксперименты с эпоксидной смолой; переезжает в квартиру друга, начинает проект «Актуальный янтарь»

2013 — первая персональная выставка «Очнувшийся гипс» в Сибирском центре современного искусства, Новосибирск

2014 — «Актуальный янтарь» первый раз показан в Сибирском центре современного искусства

2016 — принимает участие в I Сибирской лаборатории молодого искусства «Открытие сообщества» и выставке «Сообщники» в Красноярском культурно-историческом музейном комплексе, где обретает лучших друзей и компаньонов для любого творчества

2017 — делает первую столешницу для бара Pine; участвует с проектом «Актуальный янтарь» в первой Триеннале российского современного искусства музея «Гараж»; работа «Ленин-уточка» из серии «Ленин для души» ушла с молотка на московском аукционе Vladey за 4 200 евро при первоначальной цене 300–500 евро; в пространстве Vladey Space проходит персональная выставка Маяны «Кризис веры»; участвует в XII Красноярской музейной биеннале «Мир и мiръ»

2018 — вторая столешница в баре «Типография» в Реутове; поступление в ювелирную школу и начало экспериментов с ювелирными украшениями из янтарей

будущее — новый проект: работает над серией силиконовых слепков частей тела, обозначенных различными метками - родинками, шрамами; работает над проектом по реабилитации бывших заключенных через занятие декоративно-прикладным искусством

 


 

 

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий