Поиск

«Моя мечта исполнилась с корреляцией в минуту»: Андрей Малахов — об арт-центре «Сияние» и искусстве в Апатитах

«Моя мечта исполнилась с корреляцией в минуту»: Андрей Малахов — об арт-центре «Сияние» и искусстве в Апатитах

Светская жизнь и современное искусство благодаря телеведущему оказались в холодном климате

Текст: Ксения Китаева

Интервью: Филипп Миронов

Фото: Иван Ерофеев,
Никита Палшков,
Назар Воюшин

В выходные Андрей Малахов вывез кураторов, художников и арт-менеджеров со всей России в свой родной город Апатиты, чтобы представить проект арт-центра «Сияние» и провести дискуссию «Взаимодействие культурных институций с городом и горожанами». На второй день к ним присоединилась половина светской Москвы, чтобы отпраздновать Арт-Масленицу и посмотреть выставку «В холодном климате, с любовью» в здешней библиотеке им. Гладиной. На ней показывали работы Энди Уорхола, Дэвида Хокни, Он Кавары, Фернана Леже, Синди Шерман, Павла Отдельнова, Антона Ольшванга и других художников из малаховской коллекции.

У Малахова грандиозные планы по превращению Апатитов — промышленного города с 54 тыс. жителей в Мурманской области — в заполярную столицу современного искусства. Они стартовали с установки памятника Пушкина работы Церетели в 2017 году, продолжились рядом стрит-арт-проектов, в декабре 2020 года открылась выставка в здешней библиотеке, а на Масленицу был проведен грандиозный праздник с московскими гостями и представлена команда арт-центра «Сияние». Его возглавит Степан Бугаев, основатель студии «Точка дизайна» и сервиса Flatplan, куратор Школы дизайна НИУ ВШЭ, главным куратором будет Ольга Широкоступ, работавшая в «Гараже» и «Политехе», а построят его Михаил Князев и Анастасия Балакирева, сделавшие кафе-трапезную «Антипа».

Сразу с самолета, где роль бортпроводницы сыграла знаменитая драг-квин Заза Наполи, гости Малахова отправились на площадь Ленина на городские гулянья, оттуда — в экодеревню «Огни Имандры», по дороге посмотрели на несколько муралов, появившихся в городе благодаря телеведущему. В деревне они покатались на оленях, встретили шамана, поели пельменей и уху. Следующей остановкой стал визит на горнолыжный курорт Большой Вудъявр, где у подножия горы Айкуайвенчорр на фоне горящего чучела зимы художница Ульяна Подкорытова исполнила задушевную русскую песню, будучи одетой в костюм из деревянных лемехов — ими покрывают купола северных церквей. Самой важной частью стала экскурсия по выставке «В холодном климате, с любовью» — ее торжественно закрыли и объявили о скором открытии в Мурманске. Продолжилось приключение вечеринкой в местном Доме культуры, а завершилось на обратном рейсе, когда в иллюминаторе возникло северное сияние — самый инстаграмный момент путешествия.

По дороге от горнолыжного курорта до библиотеки BURO. удалось расспросить Андрея Малахова о его амбициях в Апатитах.


Можете рассказать какую-нибудь личную историю, которая характеризует город Апатиты?

Думаю, мое возвращение сюда и моя ностальгия по краю связаны с тем, что в детстве я был здесь очень счастлив. Счастлив даже с мечтой уехать отсюда покорять страну. Сейчас, когда я должен отвечать за людей, работу, рейтинги, семью, я понимаю, что здесь я ни за что не отвечал. Я был сыт, обут и посвящал все свое время либо учебе, либо познанию чего-то нового. А история… Я появился на свет в роддоме, расположенном в городе Кировске, но записывали место рождения по прописке, и я помню, когда мне исполнилось 16 и настало время получать паспорт, мы поехали за ним 11 января с родителями. Они подарили мне бинокль, чтобы рассматривать северное сияние, и сейчас я не понимаю, почему тогда распсиховался. Помню, они шли впереди, а я, обидевшись, шел сзади. Сейчас мне стыдно за мое поведение.

С маленькими городами России принято ассоциировать депрессию. А какими они должны стать, чтобы это настроение изменилось. У вас есть какой-то конкретный образ будущего после возникновения арт-центра «Сияние»?

Это, во-первых, большое количество туристов. Я считаю, именно туризм поможет краю развиваться и жителям найти себя в новой сфере. Во-вторых, миссия центра заключается в том числе в сохранении культуры прошлого — это архитектура, советские мозаики, к которым можно добавить новые памятники или арт-объекты, которые могли бы создать целостную среду. Считаю, что центр современного искусства поможет развитию малого бизнеса, будет способствовать возникновению кафе и гостинниц и таким образом сработает теория малых дел.

Понятно, что о конкретном плане деятельности говорить рано, но чисто эскизно как вы себе представляете его жизнь? Это привозные выставки, демонстрация вашей коллекции или работа с местными художниками?

Мы уже работаем с местными художниками: Федор Мухаметшин представлен на выставке «В холодном климате, с любовью». Сегодня с возможностью искусства путешествовать, мне кажется, выставки должны быть живыми организмами: проект, представленный в Апатитах, может переехать завтра в Мурманск, дальше быть выставленным в Москве или открыться в Коми. Сам арт-центр должен расположиться в отдельном комплексе, возможно, вместе с рестораном, потому что людям после знакомства с искусством необходимо где-то вкусно поесть. Также мы думаем про резиденции художников, про ярмарку, про кинофестиваль и образовательную программу.

А есть какой-то референс подобного проекта, ведь большинство масштабных культурных центров в России развернуто в крупных городах, а в маленьких они чаще развиваются на основе художнических резиденций?

На российский опыт я не ориентировался. Когда ты начинаешь что-то большое, то в голове держишь мечту. Да, с одной стороны, наш план может показаться утопичным, с другой — был ли утопией мой приезд в Москву в 16 лет, чтобы работать переводчиком у Горбачева. Когда меня не приняли в Институт стран Азии и Африки, я перешел дорогу и поступил на факультет журналистики. Подавая туда документы, я решил, что эти люди из ИСАА еще пожалеют, что не взяли меня. Что я поступлю на журналистику и буду вести программу «Время». И вот спустя 20 лет я вел программу, которая заканчивалась за одну минуту до программы «Время». Моя мечта исполнилась, хотя и с корреляцией в одну минуту. Конечно, наш проект амбициозный, и я могу выглядеть сумасшедшим, но даже такая цель может исполниться — пускай с отличием на минуту.

В качестве архитекторов вы выбрали Михаила Князева и Анастасию Балакиреву, которые делали кафе-трапезную «Антипа» — BURO. публиковало с ними интервью. Их кафе — самый заметный проект последнего времени, который примеряет русское православие с современностью, и за этим выбором явно стоит идея. Как вы встретились и что вкладываете в сотрудничество?

Не хочу сказать, что это было нечто свыше, но я живу недалеко от кафе и иногда бываю на службах в храме св. Антипы. Никогда не замечал здание, в котором оно расположено, прежде чем увидеть проект Миши и Насти в соцсетях. Я подумал, как эти молодые ребята смогли найти такой тонкий подход к традиции и дать новый взгляд на православие. Ведь современный православный человек — он не только целыми днями молится. Православная молодежь — это добрые хорошие ребята, которые в массе своей интересные и цельные личности. Для меня как для человека, который является прихожаном РПЦ, кафе «Антипа» стало таким щелчком. Я понял, что мы можем найти общий язык с его авторами, и, когда я встретился с ними, так и случилось. Плюс мое личное расположение к тандему Миши с Настей сыграло роль, ведь часто оказывается, что тебе нравится чья-то работа, а ее автор оказывается неинтересной личностью. Или вещью в себе с отрицательной энергетикой. Здесь у нас возникло полное взаимопонимание.

Современное искусство принято считать пространством конфликта, местом, где не боятся задавать сложные вопросы. Часто публика не понимает и не принимает его, со стороны властей есть недоверие. Темы, с которыми работает современное искусство, сложные, а у нас к тому же есть ряд запретительных законов. Есть ли этот сюжет в Мурманской области, и если есть, то как вы его собираетесь преодолевать?

Для меня также очевидно, что аудитория нашего арт-центра должна пройти определенный этап подготовки ко встрече с искусством. Ты не можешь начать кормить людей молекулярной кухней, если они просто голодны и не прошли какой-то путь становления, не выработали навыки восприятия. Поэтому да, некоторые выставки должны быть простыми. Например, ребята из Нижнего Новгорода из филиала ГЦСИ в Арсенале рассказывали, что часто обращаются к фотографии, потому что это более понятная форма. В нашем случае это также могут быть групповые выставки со сложными работами, обрамленными каким-то количеством доступных вещей. Знакомство Апатитов с современным искусством я начинал со стрит-арта, с муралов, ведь это то, что видно всем, и, во-вторых, жители сами могут проголосовать, нравится им это или нет. Ну а потом мы знаем множество примеров, когда такое искусство сперва вызывает вопросы, а потом ты живешь с ним и понимаешь, насколько оно хорошо вписывается в город и заставляет тебя расти.

«Моя мечта исполнилась с корреляцией в минуту»: Андрей Малахов — об арт-центре «Сияние» и искусстве в Апатитах (фото 22)
Андрей Малахов и Наталья Шкулева

Мы привыкли к тому, что культурные центры финансируют фонды, основанные олигархами. Проект в Апатитах вы финансируете сами — рассчитываете ли вы на поддержку компаний, которые работают в Мурманской области?

Пока эту историю финансирую я сам, но мы, безусловно, надеемся на патронов. Базирующиеся здесь компании также заинтересованы в промоушене места как центра туризма, чтобы здешние горнолыжные курорты могли конкурировать с Сочи и Шерегешем. Современное искусство может обеспечить путь к тому, чтобы люди выбирали Кировск. Поэтому да, мы находимся в диалоге, а с компанией «Фосагро» эта коммуникация строится на общей базе церкви, потому что ей управляет очень верующая семья, и церковь — это такой общий фундамент.

Есть ли у вас какой-то план по использованию вашего медийного ресурса с целью продвижения арт-центра «Сияние»? Вы много рассказываете о нем в инстаграме, но Россия все-таки живет телевидением, а вы — суперизвестный человек из телевизора. Таня Столяр из «Антиглянца» сказала мне, что ее бы не простила бабушка, если бы она не поехала в путешествие с Малаховым. Можно долго фантазировать, как могла бы измениться жизнь вашей аудитории из регионов России, если бы они узнали, каким бывает и как функционирует современное искусство. Может у вас есть какие-то идеи по использованию этого ресурса?

Я осознаю, что мне 49 лет, и в следующем году мне 50, и даже Опра Уинфри выдержала только 20 лет ежедневного ток-шоу в этом ритме. С другой стороны, я понимаю, как карьеры телеведущих заканчиваются в тот же день, когда они уходят из кадра, как тебя забывают. Арт-центр, возможно, станет следующим плацдармом для меня, это подготовка отдушины для будущего, попытка диверсифицировать деятельность. И второе: используя свой ресурс, я привлекаю в Апатиты совершенно разных людей, которые, как написала та же Столяр, никогда бы не оказались вместе в одном самолете. Мне кажется, главная наша задача сейчас, чтобы они запомнили слово «Апатиты», что этот город существует, а уже дальше мы уже будем раскручивать это место в России и за рубежом.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7