Поиск

Так оставляют след: лучшие новые ароматы, доехавшие до Москвы

Осенний шорт-лист

Так оставляют след: лучшие новые ароматы, доехавшие до Москвы
Елена Стафьева рассказывает о лучших ароматах, которые этой осенью привезли в столицу, и объясняет, почему в описании парфюмерии самое главное — это персональное отношение

Парфюмерные обзоры — вещь довольно специальная и часто довольно нудная. Очень быстро вязнешь во всем этом перечислении "нот" и "аккордов" среди непременных метафор и аллегорий и уже совершенно не ощущаешь авторский вкус, а именно это — ярко выраженная позиция, персональное отношение — и есть самое главное в любых писаниях о прекрасном. Все описанное ниже — это не обзор новинок, это мой персональный выбор среди появившегося на нашем рынке, и он вовсе не значит, что каждый из этих ароматов я готова использовать сама. Но каждый кажется мне интересным, важным и, без всякого сомнения, заслуживающим внимания.

Так исторически сложилось, что этой осенью ароматы появлялись ансамблем, — кто-то, как, например, Chanel, представил старые ароматы в новой концентрации, кто-то, например Fueguia 1833, сделал что-то по особому поводу, а кто-то, как, например, Masque Milano, просто выпустил за год две премьеры, и они сразу доехали к нам.

Так оставляют след: лучшие новые ароматы, доехавшие до Москвы (фото 1)

Chanel: "1932", Beige, Jersey
Коллекция Les Exclusifs de Chanel, появившаяся в 2007 году, — главный маркетинговый прорыв десятилетия. Это гениальное изобретение вызвало волну подражаний, но ни у кого так и не получилось сделать так же четко, внятно и безупречно, как у Chanel, а главное — так изящно переплести все с такой отлично структурированной историей, как у дома Chanel. Коллекция начиналась с того, что примерно 20 лет назад Жак Польж восстановил исторические духи Bois des Iles, Cuir de Russie, Chanel № 22 и Gardena, именно в духах, то есть в концентрации parfum. Потом, как раз в 2007-м, они и еще шесть ароматов были выпущены в концентрации eau de toilette, затем регулярно добавлялись новые ароматы. И вот теперь, наоборот, три последние новинки — Beige, Jersey, "1932" — выпущены в концентрации parfum. Люблю такой непростой параллелизм.
Прежде всего надо сказать, что все, что делают Chanel в пространстве "эксклюзивов", — это такой открытый урок для нишевого рынка. Урок качества, стиля, маркетинга и вообще всего на свете — по ценам, сравнимым со средними на этом рынке (а "ниша" сейчас все дороже и дороже), вы получаете продукт, о котором всегда можно сказать well done.
Концентрация для ароматов имеет принципиальное значение. Часто то, что вам не нравится в виде eau de toilette, может понравиться в eau de parfum и совершенно покорить в виде parfum (или extrait, что одно и то же). Иногда бывает наоборот, и вообще бывает по-разному, но если один и тот же аромат выпускается в разнообразных концентрациях, разница между ними будет не только в количестве алкоголя. Так получилось и с этой тройкой. Каждый из них в виде eau de toilette нравился мне, но не поражал в самое сердце, и к каждому были небольшие не то чтобы претензии, но скорее вопросы. Жасмин, сирень, ирисовый корень и даже иланг-иланг и роза в цветочно-альдегидном "1932" казались мне жестковатыми и немного колючими, цветочный Beige с его мимозой и липой был чересчур молочно-медовым, лавандовый одеколон Jersey — слишком сильным, резким и прямолинейным (как, впрочем, и положено лавандовому одеколону). И вот в новых духах все эти маленькие вопросики отпали. Все волшебным образом достигло совершенной гармонии: ирис и жасмин в "1932" звонки и хрустальны, все роскошные пряные цветы в Beige утратили молочную влажность и приобрели благородную суховатую легкость, а резкость лаванды в Jersey уравновесилась свежей "медовостью" фирменной шанелевской майской розы, остротой жасмина и теплой мягкостью ванили. Если использовать винодельческие термины, все приобрело округлость. То есть просто другие пропорции тех же компонентов, и теперь все три — в категории "Хочу непременно".

Так оставляют след: лучшие новые ароматы, доехавшие до Москвы (фото 2)

Clive Christian: L for men, L for women
Новая пара L — это часть Private Collection Клайва Кристиана. Ароматы тут всегда выходят парами — мужской и женский. Уже вышли С (сам Клайв), V (его дочь Виктория), и вот теперь к нам доехал L (вероятно, нас еще ждут I и E, недостающие в Clive). Естественно было бы ожидать за этим аромат с именем еще какого-то члена семьи, но он почему-то оказался Аll about Love — именно любовь, говорит Клайв Кристиан, есть главный элемент отношений. За этой нехитрой формулой может быть что угодно. Но оказалось, что L for men и L for women — самая коммерческая пара из всей Private Collection. Женский аромат — фруктово-цветочный в начале (причем с ударением на фруктах, в данном случае красных) и щедро амбровый в конце, мужской — одеколон (то есть с цитрусами в начале) с ветивером, специями, кедром и хвойным бальзамом. И тоже, конечно, с мускусами. И тот, и другой — проверенные и вполне типичные для современного рынка композиции, но Клайв Кристиан не был бы Клайвом Кристианом, если бы только этим все и ограничилось. Этот стандарт исполнен с тем его фирменным шиком, который позволяет Clive Christian носить гордое имя "Самые Дорогие Духи в Мире" (и, кстати, да — оба аромата в концентрации pаrfum). То есть это вполне идеальный аромат для тех, кто не любит никаких экспериментов — ни в нишевом жанре "а возьмем-ка пыль, резину и серу", ни в традиционалистском жанре "такие духи были у моей бабушки/моего дедушки", — но при этом массовую парфюмерию, в том числе и люксовую, считает именно слишком массовой и безликой. Вот у таких фрукты, специи, дерево и мускусы L for men и L for women как раз пойдут на ура.

Так оставляют след: лучшие новые ароматы, доехавшие до Москвы (фото 3)

Yosh. König, Sombre Negra
Йош Хан — жизнерадостная и очень энергичная калифорнийская девушка, которая, как сейчас модно, целиком и полностью сама занимается своей парфюмерной маркой: сама придумывает концепции, сама смешивает компоненты в своей лаборатории, сама пишет формулы, сама продвигает и сама рисует радужную схему тонких энергий своим клиентам. Ее предыдущая коллекция была посвящена разным темпераментам и разному настроению, но эта пара ароматов среди всего ее легкого и довольно понятного творчества стоит совершенным особняком. Они называются M Collection, ну и привезли их к нам вместе. Сама Йош говорит, что эта пара — более насыщенная и сильная со всех точек зрения.
Итак, Sombre Negra. Сейчас уже можно говорить, что новые мятные ароматы — это тренд, они начали появляться один за другим и выглядят очень современно и интересно. И Sombre Negra — аромат черных теней и черного цвета — открывается не гигиенической и даже не кондитерской мятой. Собственно, мята как ингредиент там даже не заявлена, но отчетливо слышна в начале — очень пряная, острая и даже горькая. Мята в окружении специй (розовый и черный перец, мускатный орех, тмин, гвоздика), можжевельника, кедра, ладана и ветивера. И вот эта свежесть, острота, пряность, землистость (ирисовый корень) и бальзамичность так интересно смешаны и так ладно пригнаны друг к другу, что я, небольшая поклонница ветивера, ириса и пачулей (которые там тоже есть, но очень аккуратно упакованы), не имею никаких возражений.
Второй аромат, König (это обращение к вождю, королю, главе рода в средневековом германском эпосе), посвящен, как говорит Йош, ее другу и спутнику жизни, немцу, благодаря которому она и узнала все эти германские истории про Кенигов и Шварцвальд, Черный лес. Он еще более древесный и землистый, в нем много зелени (но не свежей и веселой, а сухой и смолистой) и есть, конечно, кожа (раз воин и король). Дерево — кипарис и разные смолистые хвойные штуки, горькая трава типа шалфея и розмарина, ветивер и амбра. Есть еще Bois des Landes ("дерево Ланд", если дословно, — база парфюмерной компании Robertet), древесная основа с ароматом французской сосны и вирджинского кедра, а также красных фруктов, яблок и смородины. То есть ветви, листья и плоды. Дымный, но без перебора горечи, древесный, но без перебора смолы.
Оба аромата, особенно König, сама Йош позиционирует как мужские, но они просто отлично ведут себя на девушках.

Так оставляют след: лучшие новые ароматы, доехавшие до Москвы (фото 4)

Fueguia 1833. Équation, Suprematisme
О Fueguia 1833 и Хулиане Беделе, придумавшем и создавшем в своей лаборатории в Буэнос-Айресе все свои 50 с лишним ароматов, я уже писала. Это один из самых ярких и интересных нишевых проектов последней пятилетки. И вот, наконец-то, его привезли к нам, открыв отдельный бутик со всей коллекцией. Специально по этому случаю Хулиан, большой эстет и вообще отлично образованный молодой человек из научной и художественной семьи, придумал два русских аромата: Équation, посвященный Циолковскому и космосу (его отец, архитектор и скульптор Жак Бедель, занимался астрофизикой в Корнелльском университете), и Suprematisme, посвященный, понятное дело, русскому авангарду и Малевичу. Не самый клишированный набор русских образов для иностранца — Россия начала прошлого века, великого времени в русской культуре и науке.
Équation, то есть "уравнение", — это очень футуристический аромат, но такой, каким виделось будущее в начале XX века, с паровозами, составами, угольным дымом, депо, сумасшедшими мечтами о космосе, ракетном топливе и уравнением реактивного движения Циолковского. Это очень сильный образ и очень интересный запах: ароматные космические углеводороды (реально существующие в космосе молекулы), запах горячего индустриального металла, дыма и сварки (Хулиан говорит, что прочитал, что именно со сваркой космонавты сравнивали запах скафандров) и морозная альдегида свежесть. Такая Россия эпохи научной и промышленной революции.
Suprematisme — это Россия той же эпохи и тоже великой революции, но уже художественной. Новое искусство, абстрактная живопись, Малевич и его "Манифест супрематизма". Хулиан говорит, что его идеей было создать цветок, но не природный, а совершенно воображаемый, абстрактный. Как Малевич использовал обычные геометрические формы, чтобы рисовать свои невероятные картины, так и тут использованы ароматные молекулы, которые есть в запахе разных цветов, чтобы, выстроив их в особом порядке, получить невероятный цветок. Самая узнаваемая из них — это гедион с запахом жасмина, но тут представленная в куда более сильном виде Paradisone (торговая марка компании Firmenich). Цветок получился действительно нефигуративным, неприродным и невообразимым, вполне в духе геометрической обсессии Малевича, но в финале на коже появляется такой мягкий, теплый и действительно очень русский аромат смородиновых листьев и вишневых веток, и напоминает он скорее о лубочном Кустодиеве и жовиальном Кончаловском, чем об умозрительном Малевиче.

Так оставляют след: лучшие новые ароматы, доехавшие до Москвы (фото 5)

Masque Milano. Tango, Russian Tea
Masque Milano — это блестящий проект. Каждый из пяти ароматов, придуманных Алессандро Брюном и Риккардо Тедески и сделанных замечательными современными парфюмерами (имена которых написаны на флаконах), — это настоящее достижение. Два последних — Tango и Russian Tea — были представлены в этом году и на удивление оперативно попали в Москву до конца года, как и сами Алессандро и Риккардо, которые только что к нам приезжали (и об этом мы напишем отдельно). Tango и Russian Tea формально не объединены в пару — они очень разные, даже противоположные.
Tango сделала новая королева нишевой парфюмерии Сесиль Зарокян — и работа над ним началась еще до того, как Сесиль стала звездой. Это, без сомнения, один из лучших ее ароматов. Понятное дело, что от аромата с названием Tango ожидаешь чего-то чувственного, насыщенного, страстного и прочего, о чем обычно пишут в таких случаях маркетологи. Но фокус и даже секрет Masque Milano в том, что, не предлагая ничего экстравагантного, оставаясь вполне традиционными в своих сценариях, Алессандро, Риккардо и их парфюмеры создают совершенно исключительные ароматы. На этот раз Сесиль сделала аромат страсти, как ее и просили, но он получился настолько интересно устроенным и настолько головокружительным, что оказался выше всяких ожиданий. Алессандро и Риккардо говорят, что Сесиль захотела использовать необычно большую дозу ванили — причем разной, и среди прочего — мадагаскарской и бурбонской. Эта обильная ваниль в Tango окружена тем, что уравновешивает ее горькую кондитерскую сладость, — жасмином самбак, пачулями, турецкой розой, бергамотом, специями (черный перец и кардамон). Эта игра с горечью и сладостью, с цветами и специями так виртуозна, что просто дух захватывает. И главное, что все это великолепие поддерживается богатой и сбалансированной базой — бобы тонка, бензоин, кожа, мускусы и амбра, так что и через два, и через пять, и даже через десять часов (а Tango необычайно стойкий) ощущается его красота. "Гипнотический аромат" — это, конечно, штамп, но тут более чем уместный.
Russian Tea — это русское чаепитие, которое составил молодой, красивый и талантливый Жюльен Раскине. "Русский чай", таким образом, был придуман двумя итальянцами и бельгийцем, живущим в Руане со своей русской женой Ириной. Отличная смесь. Получился чрезвычайно интересный и неожиданный мятный аромат (опять мята!) с малиной, деревянными щепками, дымом и даже березовым дегтем — если уж до конца развивать тему и вспомнить о сапоге, которым раздували самовар. Идея его пришла к Риккардо и Алессандро в питерском доме "Зингера", куда они зашли с мороза согреться и выпить чаю. Мята тут ни секунды не отдает зубной пастой, а малина — малиновым джемом из банки. Мята получилась скорее камфорной и прохладной, а малина обернулась свежими малиновыми листьями и сушеными ягодами. Вместе они создают очень яркий и живой аромат, в котором есть и свежесть, и сладость, и даже соленость. И эта мята в сочетании с бессмертником, кожей, ладаном, юфтью и лабданумом бодрит, прочищает мозги и помогает сконцентрироваться не хуже черного чая.

Елена Стафьева

26 нояб. 2014, 09:00

Оставьте комментарий

загрузить еще