Поиск

Горячая тема: ультрафиолет и SPF-защита

Да, черт возьми, скоро в отпуск!

Горячая тема: ультрафиолет и SPF-защита
Пока вы мысленно собираете чемодан в теплые страны, мы попросили нашего бьюти-директора Алексея Савостина рассказать, в какие игры не стоит играть с солнцем

Верю — не верю

Помните эту солнечную паранойю 90-х, когда на тюбике крема от загара можно было увидеть SPF 80, 100 и даже 150? Но купив заветный крем, мы только на пляже задавались вопросом: «А что, собственно, мы приобрели?» И что только не делали российские женщины в надежде разгадать тайну трех букв и индекса SPF (Sun Protection Factor). Кто-то делил эти цифры на 2 и получал количество минут, которое можно находиться на солнце без риска для кожи. Кто-то, наоборот, в пифагоровых потугах умножал SPF на 4, в надежде вычислить долгожданные безопасные минуты под палящим солнцем. И те и другие были чудовищно неправы. Но индустрия красоты продолжала радостно отплясывать на наших страхах, а косметические компании собирали миллионные прибыли.

Получив доступ в интернет и став активными юзерами, мы поняли, что нам бессовестно врали про SPF. Фактор защиты с индексом 100% или 150% невозможен в нашей атмосфере, разве что в космосе. Начнем с того, что индекс SPF показывает, сколько ультрафиолетового излучения будет заблокировано вашим кремом и сколько достигнет поверхности кожи. Не буду грузить вас сложными вычислениями. Просто представьте, что все солнечные лучи, которые попадут на вашу кожу, — это 100%. Эти 100% разделите на тот индекс SPF, который написан на тюбике вашего крема. Например, на моем — 30. Если 100 : 30 ≈ 3,3%. Именно эти 3,3% солнечного излучения доберутся до моей кожи в отпуске, а остальные 96,7% будут заблокированы. Но даже эти 3,3% ультрафиолетовых лучей способны заставить мою кожу покраснеть. Вот почему (как я уже писал ранее) я не верю в факторы защиты с индексом 6 и 15. Разумеется, все зависит от фототипа кожи, но тем, кто утверждает, что для ровного загара его коже достаточно какого-нибудь масла с SPF 15, нужно понимать одну простую вещь: да, кожа будет увлажнена, возможно, даже загар ляжет ровнее, но при таком уровне защиты вы резко повышаете свои шансы на ожог и покраснение.

Итак, время безопасного пребывания на солнце зависит от фототипа кожи. Исходя из этого, есть еще одна версия, похожая на правду, которая крутится вокруг этих трех букв. До самого покраснения (ожог 1 степени) человек с 1-м фототипом может находиться под воздействием ультрафиолета от 0 до 1 минуты, для 2-го фототипа — от 1 до 5 минут. Соответственно, при нанесении крема с SPF 30 человек с первым фототипом может находиться на солнце до 30 минут, с SPF 10 — до 10 и так далее. Допускаю, что это так, но я все-таки склонен больше верить первой версии с процентной блокировкой.  

Горячая тема: ультрафиолет и SPF-защита (фото 1)

Солнечная коррида

Недавно моя знакомая купила крем французского производителя и стала меня уверять, что этот продукт с его уникальным составом и ювелирно подобранными ингредиентами не нужно смывать каждые 2 часа и наносить заново. Во-первых, когда ты на пляже, то не будешь каждые 2 часа бегать в номер и смывать крем. Это разве отдых? Никто так не делает, заявляла мне она. Во-вторых, в составе был диоксид цинка. И в-третьих, если крем действительно защищает только 120 минут, то почему этого не пишут на упаковках большими буквами и не предупреждают потребителя?

Если вы думаете так же, как она, знайте: вы играете в опасные игры с ультрафиолетом. Фактически, оставляя крем на коже более 2 часов, вы словно трясете красной тряпкой перед разъяренным быком. Безусловно, раз на раз не приходится. Вы можете не сгореть, а можете «получить» по полной программе. Все зависит от множества факторов. Лично я пока не знаю задокументированных экспериментов, при которых продолжительность действия крема с SPF была бы такой же эффективной, как и в течение первых двух часов после нанесения. Честно говоря, наверное, никто не знает. Поэтому производители скромно говорят о гарантированной защите исключительно в контексте 120 минут.

Почему она зацепилась за диоксид цинка? Вы все давно знаете, что индекс SPF обеспечивают 2 вида UV-фильтров. При попадании на кожу солнечные лучи воздействуют именно на них. Говоря простым языком, если технологи замешивают в ваш крем диоксид цинка (Zinc Oxide) или диоксид титана (Titanium Dioxide), то ваш продукт содержит физические фильтры защиты. Они не проникают глубоко в эпидермис и дерму, работая исключительно на поверхности. Продукты с физическими фильтрами не обладают суперприятной текстурой, не сделают вашу кожу шелковистее на ощупь, не наделят ее никакими полезными ингредиентами. «Потусуются» на поверхности, заблокируют энное количество ультрафиолета и будут спокойно ждать, когда вы их смоете и нанесете заново.

А если в лаборатории в ваш тюбик попали авобензон (avobenzone), амилоксат (amiloxate), октиноксат (octinoxate), гелиоплекс (helioplex) или другие (похожие на эти страшные слова) ингредиенты, то, скорее всего, продукт содержит химические фильтры. Они проникают в кожу, содержат уходовые компоненты и вообще молодцы. Вот почему этот вид фильтров стал весьма популярен у бьюти-компаний последние 11 лет. По старой русской традиции сейчас появится большое НО.

«ИНДУСТРИЯ КРАСОТЫ ПРОДОЛЖАЛА РАДОСТНО ОТПЛЯСЫВАТЬ НА НАШИХ СТРАХАХ, А КОСМЕТИЧЕСКИЕ КОМПАНИИ СОБИРАЛИ МИЛЛИОННЫЕ ПРИБЫЛИ»

Дело в том, что, какими бы полезными свойствами ни обладал ваш продукт с химическими фильтрами, двух часов вполне хватает, чтобы они окислились и превратились в свободные радикалы. В этот момент ваша кожа подвергается их пагубному воздействию. Словно отличница, попавшая в дурную компанию. Радикалы поражают коллаген, который составляет каркас нашей кожи и обеспечивает отсутствие морщин. Вам что, мало вреда от ультрафиолета, хотите еще и от крема получить?

Я понимаю, у большинства из нас нет времени смывать и наносить крем каждые 2 часа. В этом случае я бы рекомендовал на пляж выбирать средства с физическими фильтрами. Но проблема в том, что в настоящий момент все средства с SPF 25 и выше содержат комбинацию физических и химических фильтров. У них отличная текстура и приятные отдушки. Кремы только с одним видом фильтров уже практически не выпускаются (сюрприз!). Поэтому я считаю, любой солнцезащитный крем должен повторно наноситься каждые 2 часа и сразу после выхода из воды. Плотность текстуры зависит от преобладания физических (экранных) фильтров (чем их больше, тем плотнее крем). Не жадничайте, наносите толстым слоем и загорайте спокойно.

Косметическое средство моей знакомой содержало в себе не только физические, но и химические фильтры. Даже с виртуозно подобранным составом ингредиентов этого продукта (французы правда молодцы) ей пришлось признать необходимость смывать его через каждые 2 часа и наносить заново. C'est la vie!

Взболтать, но не смешивать

Купив защитное средство от солнца, не стоит расслабляться. Для начала убедитесь, что продукт не содержит масла (например) абрикосовых косточек. Помните, что бы ни писали косметические компании на упаковке, SPF-фактор будет сильно занижен. Вы можете получить пигментацию, красный нос или сгоревшие плечи. Крем не виноват, просто при разработке формулы в лаборатории не учли тот факт, что косточковые масла меняют коэффициент преломления света. Смешивать их с солнцезащитным кремом не стоит. Слава богу, у нас есть глаза, мы можем прочитать текст на упаковке и не голосовать рублем за бесполезную покупку. 

Горячая тема: ультрафиолет и SPF-защита (фото 2)

Прятки

Несмотря на то что глаза у меня светло-карие, я склонен думать, что являюсь обладателем скорее все-таки первого фототипа кожи, нежели второго. В отпуске я мажусь SPF-кремом с головы до пят, чтобы не сгореть. Могу ходить в одежде, закрывая все части тела, но все равно умудряюсь получить покраснение на коже. Хотя играть в прятки с солнечными лучами — не самое мудрое решение. Еще в школе на уроках биологии нам рассказывали, что выделение меланина является ответной защитной реакцией организма на ультрафиолетовое излучение. Но нам не говорили, что количество этих клеток (меланоцитов) в организме с возрастом уменьшается. С годами некоторые из них просто перестают функционировать. А оставшиеся клетки начинают вырабатывать больше пигмента.

Некоторые косметологи считают, что к концу жизни те меланоциты, что остаются в организме, способны перемещаться в зоны, которые больше всего загорали в течение всей нашей жизни. Лично я скептически отношусь к таким заявлениям, потому что они забирают надежду. Например, если я всю жизнь прячусь от солнца, а к 60 годам вдруг захочу покорить сердце своей молодой любовницы и загореть всем телом, то у меня ничего не выйдет? Без шансов? По их логике, те места, которые всю жизнь были закрыты, либо получат ожог, либо едва покроются незаметным загаром, но полноценно загореть не смогут. Я отказываюсь верить в то, что мои меланоциты куда-то там «мигрируют» внутри меня. Это уж слишком. Хотя, возможно, доля здравого смысла в этом все-таки есть.

Чтобы в будущем обойтись без старческих пигментных пятен на руках, сегодня загорать нужно дозированно, а главное, равномерно. Хочешь не хочешь, а синтез витамина D в организме обязательно должен быть. Тем более он, определенно, необходим нам — жителям большого города. Не знаю, как вы, а я в этом сезоне намерен обойтись без ожогов и соблюдать все правила для безопасного равномерного загара. К примеру, не выходить на пляж в период максимальной активности солнца, с 11:00 до 16:00, — что и вам советую. Берегите себя и помните: играя с ультрафиолетом, мы выигрываем крайне редко. 

Алексей Савостин

27 мая 2016, 08:00

Оставьте комментарий

загрузить еще