Поиск

Как мобильные приложения борются с секс-скандалами

Сексуальные скандалы в университетах и Голливуде дали жизнь новому жанру приложения для согласия на секс, пользу которого многие ставят под сомнение

Текст: Дмитрий Лебедев


Фоторедактор: Нина Расюк
Фото: jessekanda.com

 

 

В конце прошлого года на фоне разворачивающейся в соцсетях кампании #metoo из Швеции пришла новость о новом законе, который обязывает получать перед сексом обязательное вербальное согласие. Целью нововведения была объявлена борьба с сексуальным насилием, и если в предыдущем варианте закона кого-то можно было обвинить в насилии лишь при доказательстве угроз и применения силы, то по новым правилам можно будет ссылаться на отсутствие этого самого вербального согласия. В поднявшемся вокруг закона медийном шуме многие упустили из виду, что шведы, в общем-то, оказались в данной ситуации далеко не новаторами: подобные правила, известные как «yes means yes», уже довольно давно — и с той же целью — действуют, например, в калифорнийских колледжах, где, как и в США вообще, проблема с домогательствами и изнасилованиями стоит острее некуда. Другое дело, что даже авторы новых правил толком не знают, как это вербальное согласие доказать, — и именно в этот момент на сцене появляются предприимчивые разработчики специальных приложений для регистрации согласия.

Спустя считаные недели после появления новостей из Швеции неподалеку в Нидерландах местная компания LegalThings, занимающаяся цифровыми законными контрактами, представила миру проект своего приложения LegalFling (дословно - «интрижка»), которому было суждено наделать не меньше шума, чем упомянутому шведскому законопроекту. Собственно, приложение LegalFling подается именно как ответ на шведский закон и в целом изменившуюся реальность, в которой надо избегать неприятностей, касающихся нашей не всегда упорядоченной сексуальной жизни. В LegalThings решили, не мудрствуя лукаво, объединить самую актуальную в Западном мире проблему с самой актуальной технологией, так что на выходе мы получаем приложение, записывающее согласие обоих партнеров в — само собой — блокчейне. В результате получается верифицированный и зашифрованный умный контракт, который может служить юридическим документом в ситуации, когда что-то пошло не так и ситуация вышла из-под контроля.

 

 

LegalFling — это довольно простое приложение, с помощью которого можно послать через мессенджер запрос на согласие своему контакту. После партнеры устанавливают настройки — будут ли они использовать фото и видео, презервативы, имеются ли у них венерические заболевания, будет ли иметь место БДСМ — и сохраняют все это в блокчейне, главной чертой которого, как известно, является необратимость. Собственно, за счет этой необратимости основатели приложения и рассчитывают завоевать популярность: вот, смотрите, согласие подтверждено в блокчейне, какие могут быть вопросы?

Тем не менее вопросов появилось гораздо больше, чем, по-видимому, ожидали создатели LegalFling, которых уже успели объявить апологетами «культуры насилия». Дело в том, что в их — компания, к слову, полностью мужская — понимании согласие становится таким разовым и твердым «да», в то время как в реальности все может быть гораздо более сложно и расплывчато: что, если одна сторона хочет прекратить акт, в то время как другая продолжить? В компании признают эту проблему и предлагают функцию нарушения контракта, которую активировать так же просто, как и подтвердить согласие. Однако параллельно сайт LegalFling сообщает, что полностью аннулировать согласие через приложение не получится, и это нужно делать вербально, в результате мы возвращаемся к тому, с чего и начинали: как доказать в суде вербальное согласие или отказ от него?

LegalFling — далеко не первая и не единственная попытка создать и популяризировать приложения для согласия на секс. Как уже говорилось выше, в некоторых американских университетах и колледжах парадигма подтверждения согласия «yes means yes» уже является официальной, что привело к появлению ряда похожих приложений для регистрации согласия — правда, без использования блокчейна. Так, приложение SaSie, в соответствии с правилами американских колледжей, предлагает подписать цифровой контракт, подкрепленный цифровой подписью и фотографиями ваших ID. Все это присылается на почту в защищенном паролем файле, который становится де-факто легальным подтверждением правомерности секса. При этом, по словам создателей SaSie, действие e-mail-контракта можно аннулировать, однако, является ли это защитой от возможного изнасилования, вопрос крайне спорный.

Два других заметных приложения подобного рода — это WeConsent и Yes to Sex. В первом случае главную роль играет видео: потенциальные любовники записывают по отдельности на две камеры смартфона свои видеосогласия, которые затем шифруются и сохраняются на серверах — но только для доступа специальных органов в случае обвинений в изнасиловании или домогательствах. Для отмены согласия существует родственное приложение What About No — с главной изюминкой в виде видео с серьезного вида полицейским, напоминающим потенциальному сексуальному хищнику, что ему сказали твердое «нет». Yes to Sex предлагает сказать «да» в течение 25 секунд, в ходе которых можно выбрать настроение — романтичное, наэлектризованное и далее по списку, — подтвердить, что вы в достаточно трезвом для согласия состоянии и записать голосовое подтверждение своего «да». Запись вместе с датой и локацией сохраняется в зашифрованном виде на серверах Yes to Sex и, как в случае с We Consent, будет доступна исключительно в судебном порядке.

 

 

Объединяет все эти приложения как минимум тот факт, что их все подвергли нещадной критике: в диапазоне от упрощения понятия согласия (как верно заметили на TechCrunch, если согласие сводится к простой оппозиции «да или нет», то зачем для этого изобретать велосипед в виде всех этих сервисов) до невольного карт-бланша «культуре насилия», так как вайнштейнам теперь можно будет ссылаться на умные контракты, которые они могли добиться угрозами. В свое оправдание создатели сервисов заявляют, что их первичная цель — быть мотиваторами коммуникации, которая, когда дело касается секса, в наши турбулентные дни становится, по их мнению, крайне непростой. Однако все равно остается неясно, почему эту коммуникацию на тему секса необходимо обеспечивать откровенно несексуальными приложениями. Собственно, этот пункт дает почву для беспокойства людей вроде Славоя Жижека о том, что современная культура убивает страсть и желание и сводит ее к прозе умных контрактов, взращивая поколение ранимых нарциссов и окончательно превращая секс в товар.

Впрочем, на феномен приложений для согласия на секс можно посмотреть с другой стороны, а именно как на симптом проблематизации и неутихающей — и необходимой — дискуссии о том, что и как в сексуальной жизни должно быть позволено, а что — нет. А так как современное общество отличается в первую очередь какой-то непоколебимой пока верой в чудесную силу цифровых технологий, то неудивительно, что две темы вот таким вот причудливым и по большому счету абсурдным образом сочетаются: блокчейн и #metoo, добро пожаловать в 2018-й! И здесь во многом заключается главная ирония: рынок цифровых технологий позиционирует себя как панацею от ситуации, которую он во многом сам и спровоцировал. Как хорошо заметила в своей недавней колонке социолог Полина Аронсон, сегодняшняя волна разоблачений и кампания #metoo в целом возникли не на пустом месте и являются во многом следствием деградации социальной сферы, в которой современные технологии и пресловутая гиг-экономика играют одну из главных ролей — и которая ударяет прежде всего по женщинам из непривилегированных слоев. Единственным капиталом в данном случае остается капитал эротический, а единственным более-менее безопасным пространством — собственная кровать. Пытаясь выступить гарантом этой безопасности, приложения вроде LegalFling в лучшем случае превращают согласие на секс в тривиальный клик, а в худшем — воссоздают в цифровом виде высокоморальный режим контроля над нашими постелями, который в XX веке с таким трудом был разрушен.

 

 

Оставьте комментарий