Поиск

Кто заплатит за "Норд-Ост"?

В следующем году исполнится 10 лет со дня теракта в театральном центре на Дубровке. В течение трех страшных дней, с 23 по 26 октября 2002 года, около 900 зрителей мюзикла "Норд-Ост" удерживались в заложниках более чем 30 террористами. После штурма театрального центра, освобождения заложников и уничтожения захватчиков всем хотелось поскорее забыть пережитый ужас. Однако трагедия оставила после себя огромное количество вопросов, ответы на которые пострадавшие и семьи погибших во время теракта не могут получить и по сей день. 

Операции по освобождению заложников  это всегда действия в форс-мажорной ситуации. Когда нет времени осмыслить происходящее и нужно реагировать быстро, ошибки могут быть совершены на всех уровнях  будь это государственное решение или действия, предпринятые спецназом. Неудивительно, что даже спустя такой длительный срок  10 лет  "Норд-Ост" вызывает вопросы. И правда, почему здание, в котором проходило мероприятие такого масштаба, охранялось всего несколькими сотрудниками? Или другой вопрос: правильно ли повели себя правоохранительные органы после захвата заложников? Еще более наболевшее: неужели до сих пор нельзя отладить систему помощи родственникам погибших на базе российского законодательства, чтобы вопрос денежных компенсаций решался внутри страны, а не в Страсбурге? 

Нельзя не сказать и о весьма странных обстоятельствах. Например, по сей день неясно, как в уже оцепленное здание входили посторонние люди, переговоров с которыми террористы не требовали. Жертвами "с улицы" стали 26-летняя Ольга Романова, которая спустя несколько часов после захвата вошла в театральный центр с целью уговорить террористов отпустить заложников, и Геннадий Влах, прорвавшийся в здание, предполагая, что в заложниках находится его сын (которого там на самом деле не было).

Однако самое большое количество вопросов вызывает сам штурм здания рано утром 26 октября. Как известно, через вентиляцию в здание был пущен усыпляющий газ (в декабре 2002 года Министерство здравоохранения России официально отказалось сообщить данные о свойствах данного газа). Уже спустя полтора часа после этого спецслужбы заявили, что театральный центр находится под их полным контролем. Все террористы были уничтожены, а "спящих" заложников принялись развозить по городским больницам.

На первый взгляд операция казалась безупречной. Таковой в следующие часы после штурма ее называли даже западные СМИ (комплименты от которых Россия получает не так часто). Однако радость (если операция по освобождению заложников вообще может вызывать подобные эмоции) оказалась преждевременной. По некоторым данным, о свойствах злополучного газа не знали даже медики, оказывающие помощь пострадавшим. Через несколько часов после того, как заложники были доставлены в больницы, врачи одну за другой начали констатировать смерть пациентов. Тогдашний президент, а ныне премьер-министр и кандидат в президенты Владимир Путин заявил, что "люди погибли не в результате действия газа, а из-за ряда обстоятельств: обезвоживания, хронических заболеваний, самого факта, что им пришлось оставаться в том здании". Звучали и мнения о том, что неверно был организован вынос спящих заложников: из-за неправильного положения головы и тела у них были перекрыты дыхательные пути, что вызывало асфиксию (удушение).

Установленный факт смерти людей непосредственно от действия газа или неправильно оказанной медицинской помощи заставил родственников погибших и пострадавших обратиться в суд. Решением Тверского суда Москвы 23 января 2003 года иск о привлечении к уголовной ответственности организаторов операции по освобождению заложников не был удовлетворен. Истцы обратились в Страсбург, и европейский суд по правам человека принял решение в их пользу. В Страсбурге посчитали, что отвечавшие за проведение спасательной операции лица нарушили вторую статью Европейской конвенции, гарантирующую право на жизнь, а российские власти, помимо прочего, не обеспечили проведение эффективного расследования действий правоохранительных органов во время штурма здания. 64 истцам спустя более 9 лет после трагедии будет выплачена компенсация в  размере от 9 до 66 тысяч евро, если, конечно, Россия данное решение не обжалует.

Напомним, что 30 октября 2008 года вступило в силу постановление правительства Российской Федерации "О порядке выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда правительства РФ по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий", тем не менее вопрос размера компенсаций родственникам жертв терактов трудно назвать решенным. Да, на законодательном уровне права этих граждан закреплены, однако в России, как и во многих других странах, нет сложившейся практики и механизм передачи средств четко не прописан. Другая проблема в том, что сама по себе система правосудия в нашей стране довольно косная, суды и следственные комитеты не работают, другими словами, родственники жертв "Норд-Оста" не могли получить нужную информацию, которая сначала была тайной следствия, а потом государственной тайной. Еще печальнее осознавать это, читая статьи, посвященные трагедии 11 сентября. Ведь пострадавшим от того теракта было выплачено в общей сложности более $4 млрд. Нашим соотечественникам же приходится отправляться за правдой и компенсациями в Страсбург.

22 дек. 2011, 21:44

Оставьте комментарий

загрузить еще