Поиск

Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам»

Комиссар 6-й Московской международной биеннале молодого искусства — о будущем музеев, новых технологиях и новых формах искусства

Текст: Buro 24/7

Екатерина Кибовская:

«Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам»

Комиссар 6-й Московской международной биеннале молодого искусства — о будущем музеев, последних технологиях и новых формах искусства

Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 1)

 

8 июня открывается основная программа 6-й Московской международной биеннале молодого искусства, которая будет проходить на разных площадках Москвы до 31 июля. Комиссар биеннале и глава дирекции по специальным проектам и развитию РОСИЗО Екатерина Кибовская до этого разрабатывала концепцию парка Горького и занимала в нем должность заместителя директора, участвовала в различных инициативах в сфере культуры. Она перезапустила и обновила проект в 2016 году, а в этот раз сделала его еще более масштабным, наполненным и уникальным.

В интервью Buro 24/7 Екатерина рассказала о том, что будет происходить в рамках 6-й биеннале, как стать узнаваемым художником на Западе и кто инвестирует в российское искусство.

 

Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 2)
Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 3)

 


— Чем шестая Московская международная биеннале молодого искусства будет отличаться от предыдущей?

— Пятая биеннале была пробным шагом. После четырех выпусков мы пришли к выводу, что пятый надо обновить и перезапустить. Главное, что мы сохранили в шестой биеннале, — это то, что куратор должен быть таким же молодым, как художники. Мы окрепли, стали старше, увидели, что биеннале вызвала большой интерес, в том числе и на международном уровне: о нас были публикации в таких журналaх, как Artforum, Dazed & Confused. К шестой биеннале мы подошли основательно — экспертным советом выбирали куратора, им стала Лукреция Калабро Висконти с ее концепцией выставки «Абракадабра», и впервые в рамках обширной программы Венецианской биеннале в мае 2017 года в университете Ка' Фоскари объявили имя куратора и тему выставки. На презентации, в частности, был директор Центра Помпиду и Надим Самман, куратор предыдущей биеннале, который передал эстафетную палочку Лукреции. Раньше мы никогда этого не делали.


— Для Лукреции проект такого масштаба — дебют?

— Да, для Лукреции это первый большой проект. Она делала небольшие выставки — работала с художником Маурицио Каттеланом, Франческо Бонами — выдающимся итальянским куратором. Лукреция делала проекты в рамках собственного пространства CLOG в Турине, у нее большой опыт работы, но масштаб был гораздо меньше. Она — абсолютный бунтарь в душе, хотя и работает с институциями, а мы впервые даем ей свободу, большую площадку для высказывания. Ее выставка будет проходить на заводе «Рассвет», для всех нас это эксперимент, завод до этого был засекречен, его даже нет ни на одной карте города. Нам удалось договориться с владельцами, и мы дали Лукреции высказаться, наша задача — поддержать ее. Биеннале — это платформа для молодых художников и кураторов, которые впервые себя пробуют, это своего рода сообщество. С двумя другими кураторами — Амброй Питтони и Полем-Флавьеном Энрикес-Сарано — Лукреция создала трехдневный интенсив «Школа конца времени». Эту программу мы реализуем в рамках биеннале на 5 этаже ЦУМа с 9 по 11 июня. Там будут проходить семинары, воркшопы, дискуссии.


— Как вы узнаете о молодых художниках?

— Наша биеннале уникальна по принципу отбора, ведь обычно куратор выбирает художников из круга знакомых, мастерских, это такая экосистема, которая сама себя обеспечивает. В нашем случае это выход в открытый космос, потому что куратор часто выбирает никому не известные имена. На сайт проекта приходят заявки, мы принимаем их до определенной даты. В этом году пришло 1 500 заявок, затем Лукреция отбирала работы под свою концепцию. Как они заговорят друг с другом, как выставка сложится в мозаику — это процесс созидания куратора. Лукреция проделала огромную работу, очень большой акцент в отобранных ею работах был сделан на перформанс, она отсматривала видеозаписи, непосредственно общалась с художниками.

 

Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 4)
Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 5)
Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 6)

 


— В чем концепция «Абракадабры»?

— «Абракадабра» — только на первый взгляд нелепица, ведь в русском языке это слово означает чушь, абсурд. На самом же деле если говорить о традициях авангарда, то из любого нелепого контекста вырастают новые смыслы. Даже если мы вспомним поэзию обэриутов и Даниила Хармса или футуризма и Велимира Хлебникова, то, безусловно, увидим, что любая абракадабра несет в себе абсолютное новаторство и визионерское созидание. По принципу этой абракадабры мы вмещаем в себя как можно больше дисциплин, жанров, но глобально надеемся, что вырастут новые проекты. В принципе, это эксперимент, мы молодое искусство и, в отличие от статусных выставок, имеем право на вольности. Мы вкладываемся в будущее, наша задача — дать форму, чтобы что-то живое, еще не оформленное, начало произрастать. Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам. При этом надо понимать, что как профессионалы мы ставим перед собой задачу все это максимально качественно показывать, оставляя возможность для свободы.


— Какие формы искусства сейчас наиболее популярны?

— Главный ориентир сегодня — междисциплинарность, синтез искусств, придуманный не нами и не вчера. Пример — «Русские сезоны» Дягилева, сейчас явно прослеживается возвращение к его традициям. Очень важно, что мы как биеннале не ограничиваем себя только визуальным искусством, мы работаем как платформа, у нас представлены и визуальное искусство, и перформанс, и дополнительные программы. Мы включаем в себя пять блоков: основной проект, стратегический, специальный, параллельная и образовательная программы. Все они покрывают огромную территорию смыслов. Кроме того, междисциплинарность стала нашим ориентиром еще в прошлый раз, мы почувствовали интерес к биеннале у молодых диджеев, музыкантов, поэтов и по сравнению с пятой биеннале усилили этот вектор и максимально вовлекаем теоретиков, философов, историков. У нас широкий спектр, но нет акцента на определенную форму.


— Кто из российских художников сейчас востребован на Западе? Как им удалось пробиться?

— В апреле я побывала на выставке Ильи и Эмилии Кабаковых в Эрмитаже «В будущее возьмут не всех», и надо признать, что это наиболее известные русские имена. Мне кажется, что все-таки самые узнаваемые на Западе русские художники — это те, кто сформировал себя на руинах Советского Союза: они интересны Западу в силу того, что работают с наследием, с эпохой, которая ушла, эхом прошлого. Также это те, кто включен в большие кураторские проекты, хорошо известные на Западе. Евгений Антуфьев, например, участвовал в Manifesta в Цюрихе, а до этого в выставке куратора Массимилиано Джони в New Museum в Нью-Йорке и выставляется в Foundation Max Mara. Его знают, потому что он представлен на таких больших выставках и потому, что работает с интересными магическими символами, у него особый взгляд, который несет информацию. То есть тут играют роль и стечения обстоятельств, и уникальный дар самого художника.

 

Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 7)

 


— Кто инвестирует в современное искусство в России сегодня? Какая мотивация у инвесторов?

— Я являюсь директором по специальным проектам и развитию РОСИЗО, и мы отвечаем за премию «Инновация», в рамках которой есть номинация «За поддержку современного искусства России», ее мы каждый год вручаем меценатам. В этом году жюри выбрало фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина. Они поддерживают молодое искусство, это их сознательный выбор, никакого коммерческого интереса в этом нет. Безусловно, люди, инвестирующие в искусство России сегодня, — это либо те, у кого есть своя галерея, частная институция, музей, либо коллекционеры. Наши друзья, ярмарка Cosmoscow, собирают меценатов, которые покупают искусство, инвестируют в него. Фонд V-A-C делает потрясающие выставки и тоже видит свою миссию в просвещении, строит музей ГЭС-2 на Болотной — это пример сильного меценатского влияния. Леонид Викторович Михельсон усилиями фонда создает музей, который будет влиять на весь культурный контекст. Это образец глубокого инвестирования в искусство, и это вызывает у меня уважение.


— Какое будущее у музеев, выставок? Что должно измениться, учитывая глобальную диджитализацию во всех сферах?

— Думаю, будущее за теми, кто выступает как некий форум для высказываний. Музеи, которые будут заточены только на узкоспециальную деятельность и делать выставки по одним и тем же лекалам, потеряют посетителей. Задача музеев сейчас — быть больше чем просто выставочное пространство, открыть себя новому. Люди приходят в музеи, чтобы сбежать от повседневности или дополнить ее. Это должен быть такой синтез искусств, который образует поток информации для посетителя. Диджитал войдет в жизнь, технологии повлияют на развитие музеев, галерей и самой индустрии, но это только одна из составляющих. Мы по-прежнему приходим в музей за духовной подпиткой.


— Какой культурный маршрут по Москве вы бы посоветовали тому, кто интересуется современным искусством?

— Конечно, выставки биеннале: выставка Барбары Куэто «Ведутся революционные работы» в ММОМА на Гоголевском бульваре, выставка Жени Чайки в ГЦСИ на Зоологической улице, на «Винзаводе» будут интересные выставки, посвященные образовательным инициативам, обязательно стоит зайти в ЦУМ, где мы делаем бесплатный интенсив с семинарами и перформансами с 9 по 11 июня. Выставка «Идеальный возраст» в ММОМА в Ермолаевском переулке и в музее AZ — он впервые участвует в биеннале. И, конечно, важно посещать как можно больше небольших, но интересных галерей.

 

 

Благодарим ММОМА за помощь в организации съемки в пространстве проекта «Генеральная репетиция»

 

 

Фотограф:
Дмитрий Чёрный

Макияж и волосы:
Лидия Алиева

Текст:
Алиса Радлова

Дизайнер:
Аня Щемелева-Коноваленко

 

 

 

 

Екатерина Кибовская: «Мы как ботанический сад, в который завозят семена и дают прорасти прекрасным цветам» (фото 8)

 

 

Оставьте комментарий

Загрузить еще