Поиск

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева

"Для нас нет запретных тем и запретных героев"

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева
Buro 24/7 берет на себя ответственную миссию — выяснить, действительно так плохи дела у телевидения, как принято считать в последние годы. За ответом на этот вопрос мы отправились к самым значимым личностям российского ТВ

С момента начала вещания в 2010 году телеканал "Дождь" привлек к себе столько внимания, сколько не удавалось и не удается привлечь по сей день некоторым старожилам российского ТВ.

Генеральный директор "Дождя" Наталья Синдеева сначала создала канал в том формате, которого в нашей стране прежде не было, а теперь прикладывает максимум усилий в борьбе за сохранение своего детища. О непростой жизни независимого ТВ в России, отношениях с федеральными каналами и принципах в вопросе подбора сотрудников Наталья Синдеева рассказала в интервью Buro 24/7.

С чего для вас началось телевидение?
Это длинная история. Во-первых, мы все росли с телевидением. Когда я была маленькая, в доме был один черно-белый телевизор, к которому мы бежали вприпрыжку, чтобы посмотреть фигурное катание или хоккей.

Первый опыт работы на ТВ у меня был в 1993 году, когда мне предложили делать совершенно новую программу на канале 2Х2. Она была посвящена ночным клубам и казино — в то время шоу-бизнес был вытеснен на эти площадки и между ними была огромная конкуренция, концерты с участием артистов уровня Леонида Агутина и Ирины Аллегровой проходили каждый день — эти площадки нуждались в рекламе и промо, так и возникла идея делать программу-афишу о ночной жизни.

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева (фото 1)

Моя основная задача заключалась в поиске денег на съемки. Я приходила в каждый клуб и рассказывала о том, какая это будет замечательная программа, какой у нее будет хронометраж и периодичность, как круто мы все покажем и расскажем, хотя даже ее пилота еще не было. Чтобы стартовать, необходимо было договориться с шестью-семью клубами, каждый из них должен был подписать контракт на шесть тысяч долларов в месяц. В случае удачного завершения переговоров с клубами мне должны были платить зарплату в размере $1000, что тогда казалось заоблачной суммой: такой доход позволил бы мне чуть ли не летать на частном самолете. Для сравнения, в тот момент я получала $300, и на эти деньги жила, снимала квартиру и даже купила старенькую машину.

"Я приходила в каждый клуб и рассказывала о том, какая это будет замечательная программа, хотя у нее не было даже пилота"

Я получила задание, сказала "окей" и на полтора месяца пропала. На программе почти поставили крест, но я вернулась с семью контрактами на $42 тысячи и необходимостью срочно снимать пилотную версию проекта. Так он запустился. Сначала я фактически выступила в нем как менеджер по продажам, а уже потом стала полноценным продюсером: занялась организацией съемок, подбором ведущих. Продолжалось все это несколько лет. В 1995 году мы открыли радио "Серебряный дождь".

На тринадцатом году жизни "Серебряного дождя" я задумалась о своем профессиональном развитии. Осмотрелась и поняла, что в современном телевидении мне — как и многим моим друзьям и знакомым — все стало абсолютно неинтересно.  Эта мысль подтолкнула меня к созданию телеканала, не похожего на другие. Для таких, как мы, — тех, кто перестал смотреть телевизор. Так и появился "Дождь".

Первое время "Дождь" был исключительно интернет-каналом. В какой момент было принято решение сделать его кабельным?
"Дождь" изначально строился как кабельно-спутниковый канал. Идею с развитием в сторону Интернета мы исключали, потому что еще несколько лет назад качество передаваемого видеосигнала в интернет-сети было очень низким. Ни один из наших консультантов не видел в этом совершенно никакой перспективы. Мы заключили договор с одним оператором и вышли в эфир. Но после двух недель вещания этот самый оператор нас отключил: без всякой причины, "по звонку" сверху. На тот момент единственной платформой, которая позволяла донести наш контент до зрителя, был Интернет. И мы начали активно развивать сайт и наше онлайн-вещание. Фактически, мы стали первым телеканалом в этой области.

Но оставаться только в Интернете мы не могли, потому что были полноценным телеканалом с большим объемом вещания и собственным производством, поэтому постепенно развивали дистрибуцию, входили в пакеты кабельных и спутниковых операторов, наращивали аудиторию. Для развития такого телеканала, как "Дождь", нужны серьезные рекламные доходы.

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева (фото 2)

Во время создания "Дождя" подглядывали за другими телеканалами?
"Дождь" строился интуитивно, на ощупь, мы пробовали разные форматы, ведущих... Мгновенно получали отклик на все, что делаем, от наших зрителей, приходили к общему мнению, что нам нужно, а что нет. В какой-то момент мы поняли, что "Дождь" — это информационный канал, и сделали на это ставку. Только когда формат "Дождя" сформировался, мы начали смотреть по сторонам, конечно, обращая внимание на главную тройку кабельных информационных каналов США: CNN, MSNBC и Fox News. Изучили их бизнес-модель, в которой 50% выручки идет от рекламы, а 50% — от дистрибуции. В России рынок платного ТВ не такой большой, как американский, но законы те же. И мы стали развивать эту модель.

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева (фото 3)

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева (фото 4)

А как происходил набор кадров?
Это также было связано с форматом, к которому мы пришли. Например, мы не думали, что нам понадобится главный редактор, но канал стал информационным и потребность в этой позиции возникла автоматически. Изначально установка была одна: не брать уже раскрученных людей с больших каналов. Нас часто критикуют за оговорки и опечатки, но мы даем возможность нашим журналистам учиться и развиваться вместе с нами. Иногда на глазах у зрителя. Все было бы "чище", возьми мы уже опытных людей, но мы решили растить своих звезд. От этого правила мы отошли лишь один раз, когда пригласили Павла Лобкова. И ни разу не пожалели. В эфире "Дождя" он заиграл новыми красками.

"Изначально установка была одна: не брать уже раскрученных журналистов с больших каналов"

В каком состоянии находится сейчас кабельное телевидение России?
Кабельный рынок растет и развивается. Что станет с ним после запуска первого и второго мультиплексов (единых цифровых пакетов телевизионных каналов —Прим. ред.) пока трудно сказать. Может быть, людям хватит того набора каналов, которые будут включать в себя мультиплексы, хотя я в этом сомневаюсь. Думаю, кабельные операторы с их широким выбором будут конкурентоспособны. Здесь стоит обратить внимание на опыт Америки, где кабельные операторы борются за эксклюзивы — возможность единолично представлять тот или иной канал. Соответственно, операторы готовы вкладывать деньги в подобные проекты. Их интересует качественный контент, который делает кабельную сеть конкурентоспособной.

Как отражает положение кабельных операторов история, произошедшая с "Дождем"?
Она показывает, что кабельные операторы так или иначе становятся заложниками политической ситуации.

Если абстрагироваться от политики и поговорить о качестве: будут ли российские операторы готовы платить каналам за качество, когда вся страна с упоением смотрит то, что сделано без вкуса и на коленке?
Рассуждая так, можно было прийти к выводу, что кабельные операторы не развиваются, но на деле мы видим обратное. Их пакеты уже сегодня включают от 100 каналов и более, и последние становятся все более качественными, так как зритель становится требовательнее.

Какими глазами федеральные каналы смотрят на "Дождь" с момента его основания?
Я думаю, что они с интересом за нами наблюдают. Иногда ругают, критикуют, признавая при этом нашу молодость, смелость и дерзость. Они видят, что мы идем на эксперименты, которые федеральные каналы не могут себе позволить, например, открытая студия или передача прямого эфира через Интернет. Мы такой молодой и дерзкий сорванец в их глазах, мне кажется. И мы можем делать то, чего они себе позволить не могут.

В 2012 году "Дождь" получил статуэтку "ТЭФИ". Как вы расценили этот жест?
Это было круто. Индустрия признала нас, что было удивительно и приятно.

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева (фото 5)

Интервью Buro 24/7: Наталья Синдеева (фото 6)

Получается, есть признание индустрии, есть Дмитрий Медведев, который приходил на "Дождь" с экскурсией, но в результате канал оказался в той ситуации, в которой оказался. Почему?
Вероятно, по совокупности причин. На сегодня мы единственный независимый канал в России, что не может не раздражать.

"Индустрия признала нас, что было удивительно и приятно"

Когда вы говорите "независимый" многие слышат "оппозиционный".
Мы не оппозиционный канал, просто наши журналисты работают так, как должны работать журналисты в любом нормальном обществе, отражая все, что происходит вокруг. Для нас нет запретных тем и запретных героев, мы показываем разные точки зрения.

Медиахолдинг "Дождь" включает в себя телеканал, печатное издание и Интернет, что позволяет отслеживать все происходящее в индустрии. Можете ли вы сказать, что печать проигрывает Интернету и начинает умирать?
Она не умрет, потому что люди, которые хотят покупать бумагу, были и будут, но их становится меньше. Однако проблемы, конечно, есть. Я, например, продолжала читать печатные СМИ, даже когда Интернет появился в нашей повседневной жизни. Но в последнее время все же полностью отказалась от газет. Падает и спрос рекламодателей на бумагу, что усложняет ее существование. Однако бешеный рост рекламы в Интернете приносит счастье большим площадкам, таким как "Яндекс", Mail.ru, ВК, а "Дождь", Buro 24/7 , "Слон" и десятки других СМИ в Сети борются за очень небольшие медийные бюджеты.

Каким вы видите ТВ в России через 10 лет?
Его невозможно представить. Еще пять лет назад никто не мог подумать, что так быстро начнет развиваться интернет-телевидение. Четыре года назад мы не предполагали, что нас будут смотреть с любого гаджета. Оказавшись в сегодняшней ситуации, мы поняли, что главное — производить контент. Если он будет качественным, то зритель всегда найдет способ его посмотреть.

Егор Андрюшин Анна Вельмакина

28 февр. 2014, 14:45

Оставьте комментарий

загрузить еще