Поиск

Эксклюзив Buro24/7: интервью с Рошалем

Всемирно известный врач Леонид Рошаль ответил на вопросы Бюро 24/7

Эксклюзив Buro24/7: интервью с Рошалем

В наше время, когда каждый в первую очередь отстаивает свои интересы, осталось не так много людей, которые избирают помощь ближнему делом своей жизни. На фоне всеобщего эгоизма примером для подражания, безусловно, является всемирно известный врач Леонид Рошаль. Даже спустя долгие годы работы детским хирургом, он говорит, что лично переживает боль своих пациентов. Более того, Леонид Михайлович является активным общественным деятелем, принимая непосредственное участие в развитии здравоохранения России.

Эксклюзив Buro24/7: интервью с Рошалем (фото 1)

Специально для Buro 24/7 Леонид Рошаль ответил на несколько вопросов, рассказав о том, как выбрал профессию хирурга и в чем видит основные проблемы медицины в России.

Леонид Михайлович, почему среди всех направлений в медицине Вы выбрали именно детскую хирургию?

Я с детства хотел быть хирургом. Понял, что мое сердце должно быть отдано детям. Таким образом, симбиоз желания быть хирургом и моего желания помогать детям явился результатом моей специальности — детский хирург.

Как, по-вашему, врач должен иметь холодное сердце и разум или очень лично воспринимать все проблемы своего пациента?

Если врач не понимает боли пациента, он должен уходить из медицины.

Эксклюзив Buro24/7: интервью с Рошалем (фото 2)

Скажите, что Вы чувствовали, когда вели переговоры с террористами, держащими заложников в "Норд-Осте"?

Ничего. Я выполнял профессиональную работу. У меня была цель. Я пытался ее достигнуть и достиг. Террористы разрешили мне приносить медикаменты и сопутствующие материалы заложникам. Они всем были обеспечены, с одной стороны, а с другой — я говорил о необходимости освобождения всех больных и детей. Меня обманули, отпустив только 8 детей. Бараев обманул.

Как вам кажется, молодежь в России сегодня принимает достаточное участие в жизни своей страны? Хотя бы на примере студентов-медиков.

Мне очень трудно сказать. Я вообще не могу отождествлять молодежь, которую ходит к нам в колледжи со всей молодежью России. Потому что у меня есть ощущение, что это лишь небольшая ее часть. В целом, как мне кажется, молодежь сейчас охвачена апатией и отсутствием желания заниматься как политическими вопросами, так и переустройством страны. Многие из них решают свои частные вопросы. Вероятно, потому, что сегодня отсутствуют мощные идеи. Вот поколение, поднимавшее целину и строившее Транссибирскую магистраль, могло себя проявить. Нужна национальная идея!

Эксклюзив Buro24/7: интервью с Рошалем (фото 3)

Операция в Пакистане

Вспоминая Вашу речь на Первом Всероссийском Форуме медицинских работников в апреле этого года, создается впечатление, что медицина в России находится в крайне плачевном состоянии. Это действительно так?

Сегодня медицина гораздо лучше, чем была в середине 90-х годов. Мы пережили страшные годы без финансовой поддержки и помощи государства. Сегодня, без сомнения, гораздо лучше, чем было тогда. И заработная плата сейчас есть, хотя тогда мы получали копейки. Сегодня есть прекрасно оборудованные клиники, больницы и институты. Но есть и институты и больницы, которые нуждаются в укреплении. Есть кадровые вопросы, которые нужно решать. Правительству надо сказать спасибо за то, что оно делает, в частности, за проект "Здоровье". Сейчас мы восстанавливаемся после мирового коллапса. Направленные на здравоохранение 460 млрд. рублей — это немалые деньги, но они не решат всех проблем. Нужна планомерная и упорная работа. Должна быть концепция развития здравоохранения, которой нет до сих пор.

В чем конкретно Вы расходитесь с Министерством здравоохранения?

Министр Голикова утверждает, что концепция есть. Она имеет в виду тот документ, который Минздрав подал три года назад, когда ему сказали, что это "надо". Нам потом сказали, что мы будем работать над реальной концепцией, но этого не произошло. Главное расхождение, пожалуй, заключается в том, что сегодняшние законы принимаются с обсуждением, но с обсуждением в кругу единомышленников Минздрава — людьми, которые напрямую зависят от этого министерства. А общественные профессиональные ассоциации отстранены от этого вопроса, хотя это те люди, — практикующие специалисты, — кто может свободно говорить, высказывать свою точку зрения. Отсутствие контакта Минздрава с гражданским обществом и профессиональными сообществами медиков является главной ошибкой. Отсюда рождаются законы, которые рождают критику и подрывают авторитет правительства, в том числе.

Как сейчас складываются ваши отношения с Владимиром Путиным?

Я хочу сказать, что именно при Путине возникла программа "Здоровье", после того, когда мы рассказали ему истинное состояние здравоохранения. Когда при мне бывший министр здравоохранения, теперь великий посол, говорил, что деньги не нужны, а мы сказали обратное, и он (Путин) нас, гражданское общество, послушал. Это очень приятно, что сейчас он тоже услышал нашу боль. Я понимаю ту массу вопросов, которую надо решать премьеру и президенту при ограниченном бюджете. И как удовлетворить всех? Это сложно. Но здравоохранение, как и образование — это особые направления. Они — как зеркало, отражающее состояние социума. Мы считаем, что здравоохранение недофинансировано в два раза. Мы говорим об этом открыто и Путину тоже. И он слышит, мне кажется. Он был одним из тех, кто услышал нас в том, чтобы не торопиться с принятием во втором чтении еще сырого закона, месяц тому назад. Он услышал, и это хорошо. И Народный фронт позволяет донести до руководства истинное положение дел, без прикрас, позволяя ставить очень острые и иногда неприятные вопросы.

Вы именно поэтому вступили в Народный фронт?

Абсолютно. И чтобы внести определенные коррективы в программу Народного фронта и здравоохранения. Народный фронт сейчас позволил не торопиться с принятием решения и организовать дискуссионные площадки, где могут выступить все, включая тех, кто не согласен. Минздрав очень не любит и боится несогласных. Но мы всегда говорим, что несогласных надо слушать. Они же не выступают против конституции или свержения строя, они обсуждают профессиональные вопросы. Нужно открыть эту площадку для обсуждения профессиональных вопросов. От этого зависит многое, в здравоохранении тем более. Народ у нас умный, его надо слушать.

Мы, кстати, обратились и к Интернет-сообществу. Я открыл свой блог в "Живом журнале" и аккаунт в Тwitter. Я уверен, что наши коллеги и пользователи с активной гражданской позицией посодействуют эффективному обсуждению жизненно важного законопроекта для нашей страны. Буду благодарен за любую помощь в распространении информации о нашей инициативе. (http://leonid-roshal.livejournal.com/ http://twitter.com/Leonid_Roshal прим. Buro 24/7).

Сколько в процентном соотношении людей из медицинского сообщества поддерживает Вас, а сколько — Минздрав?

Я такой статистикой не занимался, честно. Но мне говорили, что в Интернете, когда пошла бурная реакция, то тысячи поддерживали нас и единицы — Минздрав.

Эксклюзив Buro24/7: интервью с Рошалем (фото 4)

С кем Вы обсуждаете вопросы, связанные с медициной, и как они воспринимаются?

Ну во-первых, я мало что выдумываю. Я отражаю мнение медицинского сообщества, советуюсь прежде всего с ними. И потом пытаюсь через СМИ и при личных встречах доносить до руководства страны. На встречах с президентом Медведевым и с Путиным я излагал суть наших сомнений и предложений. Мы находим у них понимание!

Благодарим Вас, Леонид Михайлович! Удачи Вам!

Спасибо Вам!

Текст: Мирослава Дума

21 июля 2011, 15:40

Оставьте комментарий

загрузить еще