Поиск

«In The Pursuit Of Dreams»: путешествие на остров, где нет времени и не садится солнце

«In The Pursuit Of Dreams»: путешествие на остров, где нет времени и не садится солнце

Как дом Hermès представлял тему года «В погоне за мечтами»

Текст: Алиса Радлова


Каждое лето французский дом Hermès собирает друзей (журналистов, экспертов и блогеров) и устраивает незабываемый вечер — посвящение теме года. В этом году она звучит так: «In The Pursuit Of Dreams». Все, что происходило в этот раз, действительно больше напоминало сон. Как это было, рассказываем в нашем репортаже с острова, где солнце никогда не садится.

Недавно жители норвежского острова Соммарёй попросили отменить время. Обычное дело — увидеть здесь, как дети играют в футбол или взрослые красят забор в 2 часа ночи. Все дело в том, что с 18 мая по 26 июля в этой части Норвегии наступает полярный день и солнце светит все время, лишь иногда опускаясь до горизонта. Именно поэтому местом для ежегодного объявления темы Hermès выбрал город на севере Норвегии — Тромсё.

О том, куда мы поедем из Парижа, никто не знал: место держалось в строгом секрете. Меня лишь предупредили (скорее даже настояли), что надо взять теплую одежду: куртку, термобелье, удобные джинсы и специальную обувь для хайкинга, никакая другая просто не справилась бы с местными природными условиями, это я уже потом поняла. Приехав в аэропорт, мы отправились к стойке регистрации, где было написано только Mystery city. О том, куда мы прилетели, я узнала только после того, как вышла из самолета и почувствовала ни с чем не сравнимый, тот самый северный ветер.

Наша программа начиналась в 8 часов вечера в порту Тромсё под звуки деревянных духовых инструментов, на которых играло трио из Литвы. Из порта мы поехали на остров, где проходила основная программа.

Musvær

Крошечный остров Мусвер (Musvær), на котором живут только шесть человек — фермеры в шестом поколении, стал одновременно концертной площадкой и пространством для ужина. Шеф-повар и владелица ресторана Credo Хайди Бьеркан разработала меню блюд для ужина только из местных продуктов. К примеру, в качестве закуски мы пробовали яйца чайки, водоросли и сырой гребешок с сорбетом из ревеня, а на горячее всевозможные виды северной рыбы и пюре из молодого горошка. Кстати, Хайди стала первой женщиной-шеф-поваром из Норвегии, получившей мишленовскую звезду, а любовь к морю и норвежской природе ей привили прогулки на дедушкиной лодке вдоль северного моря.

Ужин

Ужин начался в полночь — в солнечном свете, дожде и двойной радуге. В своей приветственной речи художественный директор Hermès Пьер-Алексис Дюма сказал, что всегда мечтал оказаться именно в этом месте и увидеть, на что похож полярный день, а в компании друзей подобные впечатления переживаются в разы сильнее.

После ужина мы перешли на другой берег острова, где на белоснежном песке сидела девушка, напоминающая то ли русалку, то ли валькирию. Певица, композитор и мультиинструменталист Sigrun в разное время выступала с Björk, Florence and the Machine и Sigur Ròs. Ее музыка стала лучшим саундтреком к тому, что мы наблюдали. Передать все эмоции, что я в тот момент испытала, сложно. Наверное, это был самый красивый момент в моей жизни, когда не хочется ничего говорить, а только смотреть, слушать и запоминать.

Sandøya

После концерта мы снова отправились в путь. На этот раз нас ждал хайкинг на острове без машин и практически без людей — Сандойя (Sandøya). Единственный местный житель — датчанин, поселившийся здесь 40 лет назад.

И снова музыка — среди холмов, леса и мха играл французский композитор и мультиинструменталист Лу Барроу. После короткой прогулки мы вернулись на белоснежный пляж, где нас уже ждал пикник на берегу моря — с хлебом и мясом, которые мы нанизывали на веточки и жарили на костре. Саундтрек для нас делал дуэт из Чили и Германии. Они играли на ханге — инструменте, изобретенном в 2000 году на основе карибского стального барабана и индийского ударного инструмента.

Казалось, что на этом путешествие должно было закончиться, но по пути в Тромсё нас снова ждала музыка. На лодке нас убаюкивали народные песни и каанклес — литовский музыкальный инструмент, похожий на гусли.

То ли из-за отсутствия сна, то ли от переизбытка впечатлений и эмоций, это короткое и в то же время долгое путешествие осталось в воспоминаниях туманным и прохладным, как норвежские острова, но определенно очень ярким и сильным, как все, что делает Hermès.