Поиск

Олимпийский дневник Марии Байбаковой

"Когда мишка задул огонь, мы рыдали в обнимку"

Олимпийский дневник Марии Байбаковой
Наш постоянный колумнист Мария Байбакова побывала на заключительных днях Олимпиады и, вернувшись из Сочи, делится своими впечатлениями о "жарких и зимних"

Когда олимпийский огонь погас, я наконец-то почувствовала то, что организаторы имели в виду под слоганом "Жаркие. Зимние. Твои". Олимпиада для меня была именно всем этим сразу, но в первую очередь она была МОЕЙ.

Раньше при упоминании Сочи передо мной всплывали детские воспоминания: образы солнца и моря с каменистым пляжем, но за последние годы этот город стал ассоциироваться с коррупцией и нескончаемой стройкой. Сочинскую Олимпиаду начал критиковать весь мир за несколько лет до того, как она началась, так что я совсем не удивилась, когда в день ее открытия аккаунт в Twitter @SochiProblems набрал больше фолловеров, чем официальный аккаунт @Sochi2014. На церемонию открытия я не поехала, но все же подобрала рейс в Москву таким образом, чтобы оказаться перед телевизором, настроенным на "Первый канал" 7 февраля ровно в 20:14. Я подошла к церемонии с предвзятостью, подпитанная фотографиями сломанных дверных ручек и двойных туалетов в отелях журналистов. И хотя пятая звезда не открылась, я все-таки была очень впечатлена увиденным. В какой-то момент я даже перестала верить своим глазам: неужели такая большая часть церемонии посвящена празднованию конструктивизма и "Красному квадрату" Малевича?

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 1)

Первые выходные мы с семьей провели перед телевизором. Я не помню конкретных соревнований. Помню только, что мы местами негодовали и сетовали на недостаточно подготовленных спортсменов, как нам с дивана казалось. Но даже при неудачах в соревнованиях Олимпиада свое дело сделала: сплотила мою семью детской страстью и духом единства. Ну и, конечно же, у нас все-таки была одна суперпобеда — золото в командном фигурном катании.

10 февраля я уехала в Лондон и забыла про Олимпиаду. Местный BBC показывал только соревнования, где участвовали британские спортсмены, да еще и не прямую трансляцию, а в записи, так что я узнавала о новостях с Олимпиады только из дневников Полины Киценко и Юлии Бордовских на родном Buro 24/7. Но тут, сидя как-то за рабочим компьютером, я увидела анонс: мужское фигурное катание начнется через 30 минут. Я безнадежно пыталась найти живую трансляцию в Интернете и наткнулась на шокирующую новость: Евгений Плющенко покидает соревнования, так и не выйдя на лед. Я еще не знала, что те слезы, которые хлынули в тот момент из моих глаз, далеко не последние в этой Олимпиаде. Я плакала одна дома, сидя за компьютером, много, долго и горько — плакала, потому что мне было больно, обидно и при этом стыдно. Самое главное, я поняла: мне было НЕ ВСЕ РАВНО. Именно в тот момент Олимпиада стала для меня не абстрактным геополитическим жестом, а чем-то очень личным, моим.

Я начала следить за происходящим по Интернету. Например, за выступлениями парного фигурного катания — его тоже не показывали на BBC, и я мониторила на sochi2014.com страничку с результатами о прогонах, где появлялись только оценки участников в реальном времени. Празднуя победу Волосожар и Транькова перед немым экраном без видео и аудио, я поняла: сколько бы ни было дел, я их обязана отложить и поехать туда.

И вот, наконец-таки, я приземлилась в Сочи в 17:00 в среду 19 февраля. Первые новости при посадке: российская хоккейная сборная проигрывает Финляндии. Я даже не стала ехать в отель — просто добежала до ближайшего телевизора, чтобы досмотреть игру. Я летела одна, а смотрела игру со всем аэропортом, со всей страной. Полицейские, охраняющие порядок, официанты, встречающий меня водитель — все замерли, приостановили дела и просто громко и горько болели.

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 2)

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 3)

Наше поражение меня в прямом смысле опустошило. Оказалось, что, ступив на землю в Адлере, я еще сильнее соединилась с судьбой Олимпиады в общем и российской команды в частности. Приехав после матча в "Гранд Отель Поляна" неподалеку от "Розы Хутор", я не могла найти себе места: мне нужно было переболеть это с кем-то вместе. Я собралась и поехала к друзьям в дом Bosco. Там мне стало легче дышать: наконец-то я попала в атмосферу, где всем крайне важно, чтобы мы побеждали, и где все понимают горькую боль друг друга после поражений.

Между тем на экране без звука шло женское фигурное катание, где наши мечты о победе рухнули вместе с Юлией Липницкой на лед и, казалось бы, разбились вдребезги. Но тут я краем глаза увидела русское имя: как, разве кроме Юли у нас кто-то еще состязается за медаль? В этот момент я и многие впервые увидели Аделину Сотникову, выступающую в красном платье, с таким незабываемым страстным взглядом. Я с детства люблю фигурное катание, но крайне мало понимаю в этом спорте, так что не удивляйтесь моему шоку, когда я обнаружила, что наша Аделина заняла промежуточное 2-е место. Вот это да!

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 4)

После такой неожиданности и вернувшейся надежды на победу я решила на следующий день смотреть продолжение уже вживую в "Айсберге". Очень символично, что первым соревнованием, которое я увидела живьем, стало женское фигурное катание, ведь этот спорт  олицетворение женственности и жесткости, мнимой хрупкости, прячущей за собой силу, настойчивость и очень тяжелую работу, те качества, что присущи современной женщине.  Когда Аделина вышла на лед, я не могла сидеть; я была в таком напряжении, что руки тряслись, как будто это я сейчас должна выступать, ощущая всю ответственность на плечах перед моей страной, перед тренерами, перед самой собой. Это было моим первым соревнованием, сразу золотым, в чем-то одновременно частным и общим. Праздновать поехали в Bosco — место встречи изменить нельзя.

От Bosco в морском порту до моего отеля в Красной Поляне полтора часа на машине. Проезжая знакомые мне с детства места ночного города, такие как отель "Жемчужина", я оценила, сколько всего удалось изменить в Сочи, оставив при этом его приморский шарм. Дороги вокруг теперь напоминают Дубай или Сингапур, а вот те старые советские фонари на набережной — ностальгически наши.

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 5)

На следующий день я поехала в горы продолжать болеть за российских спортсменок — на этот раз в биатлонной эстафете. Стадион напомнил мне о новостях, беспрерывно сменяющих Олимпиаду по телевизору — Евромайдан в Киеве. На холодном ветру развевались флаги России и Украины. Но вот она, сила спорта: болельщики сидели бок о бок, соединенные на одной трибуне общими для них чувствами — надеждой на своих и страхом неудачи. Когда первое место заняла Украина, а второе Россия, было совсем не обидно, а наоборот — даже радостно за них, наших соседей, которым в эти непростые времена нужна была эта победа —нужна больше, чем нам.

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 6)

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 7)

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 8)

С биатлона я поехала смотреть, как играет моя вторая страна (США) в хоккей с Канадой. До этого на соревнования мы ходили компанией, а тут поехали вдвоем с папой. Я вообще не представляю себе Олимпиаду без семьи: наверное, это часть нашего советского прошлого, хотя мой советский период длился только пять первых лет жизни, а потом в 1996-м я переехала жить в Америку. Мне было интересно наблюдать за своими эмоциями: притом что я прожила в Америке большую часть жизни, я не могла болеть за Team USA — мое сердце оказалось преданным только России. Но из уважения к моим американским фолловерам в Instagram, я все-таки выложила свое фото с грустным лицом после проигрыша американской команды, хотя на голове у меня была надета шапка в виде нашего белого мишки. Вечер мы с друзьями закончили громкой компанией в месте, названном в честь моего третьего дома, — в баре "Лондон".

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 9)

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 10)

Следующий день был самым ответственным днем Олимпиады для нашей сборной. Хотя все Игры мы находились где-то в конце первой десятки по зачету медалей, 22 февраля, за день до окончания, мы были на втором месте. Впереди нас красовалась только Норвегия — наш самый коварный соперник. Главным событием этого дня была мужская эстафета по биатлону. Данное соревнование играло настолько важную роль, что смотреть его пришел сам Дмитрий Медведев.

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 11)

Желание выиграть было сильным, а вот ожидание первенства, если честно, было достаточно слабым. Все болели, но мало кто верил в победу. Команда Норвегии была впереди в течение первых трех этапов, и все болельщики только думали о том, что же возьмет Россия — серебро или бронзу. Болели мы странно: не столько за наших, сколько против норвежцев, ведь переживали даже не о судьбе гонки, а о результатах всей Олимпиады. По всей видимости, это давление чувствовали не только мы одни: на последней решающей стрельбе норвежец неожиданно промазал 4 раза и ушел из битвы за медаль на дополнительный круг. Наша команда сразу же поняла, что упустить этот шанс нельзя, а я потеряла голос, потому что на последней прямой было просто невозможно не орать. На финише у всех из глаз текли ручьем слезы счастья.

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 12)

На церемонии награждения было холодно, но я все равно расстегнула куртку, чтобы показать свою русскую форму: я ведь осознала, что я русская внутри. Так как на церемонии награждали сразу медалями, а не цветами, как принято, то играл российский гимн. И тут мне стало стыдно и за себя, и за своих соотечественников: все, включая меня, пели гимн Советского Союза, а гимн Российской Федерации никто не знал. Я решила, что до конца Олимпиады обязательно выучу его слова.

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 13)

На показательные выступления но фигурному катанию я поехала одна: вся наша компания вымоталась на биатлоне и решила смотреть шоу по телевизору. А мне было нужно остаться наедине и прочувствовать весь водоворот эмоций, который меня поглотил. По-моему, я проплакала все представление — повезло, что, пока доехала с гор в Олимпийский парк, я попала только на вторую половину. Самым трогательным моментом было представление всех фигуристов вместе — как приятно было видеть столько русских участников! Они открыли наш золотой медальный счет и были счастливы, что в этот день биатлонисты вывели команду России на первое место. После этого я пошла погулять по парку одна, на прощанье — утром в воскресенье я уезжала в Москву.

Олимпийский дневник Марии Байбаковой (фото 14)

Утром, собирая вещи, я включила телевизор, чтобы на всякий случай проверить, не свергнут ли норвежцы нас с пьедестала почета в заключительный день Олимпиады во время, пожалуй, самой тяжелой гонки — 50 км. И я не верю своим глазам: наши не только удержали первенство в Олимпиаде, но и забрали все три медали! Как же это было по-русски и правильно, ведь уходить всегда надо красиво.

Сдавая перед выездом из отеля ключ, я обрадовалась звонку давней подруги: "Маша, вижу в Instagram, что ты в Красной Поляне, а я туда сейчас еду. Ты идешь на церемонию закрытия?" Я с грустью ответила, что, увы, еду в аэропорт, так как обратных билетов в Москву больше нет аж до вторника. "А если я тебе смогу организовать место на ночном рейсе Аэрофлота, ты пойдешь с нами на закрытие?" Я долго не думала: "Да! Я разворачиваю машину".

Я не могу поверить, что собиралась пропустить церемонию закрытия: это было самое зрелищное, трогательное и незабываемое большое событие, на котором я была. Гимн Российской Федерации играл дважды — раз в исполнении тысячи детей и второй раз во время награждения троих наших бегунов на дистанции 50 км. Как я себе и обещала, я его спела целиком, хотя этому был совсем не рад мой сосед, записывающий всю церемонию на видеокамеру. А когда мишка задул огонь, то мы рыдали в обнимку.

Вот так Олимпиада сделала из меня патриотку Сочи и России и впечатлила настолько, что, сидя в самолете в 3 утра, я не сомкнула глаз ни на секунду, а вместо этого решила написать для вас этот дневник.

Мария Байбакова

26 февр. 2014, 09:35

Оставьте комментарий

загрузить еще