Поиск

Почему еда стала объектом современного искусства

Искусство есть

Почему еда стала объектом современного искусства
Владимир Гридин решил разобраться, откуда взялась мода на еду в современном искусстве, а также в том, рефлексия это или традиция

Лауреат премии Кандинского 2009 года Евгений Антуфьев провел масштабное художественное исследование феномена русской культуры при помощи разных медиа и создал тотальную инсталляцию «Бессмертие навсегда». Она стала одним из специальных проектов VI Московской биеннале современного искусства и занимает весь третий этаж главного здания Московского музея современного искусства на Петровке. Ее часть — фарфоровые реплики десерта «Павлова» из меню бара «Стрелка», пекарни «Волконский», ресторана «Поехали». С их помощью художник пытается осмыслить овеществление образа великой балерины в современной культуре.
На стенде галереи «Роза Азора» во время недавней выставки Cosmoscow работы Антона Тотибадзе на темы кухни и застолья раскупались так быстро, что новые картины художнику пришлось привезти прямо из мастерской. Там же в цикле «Алфавит» выставлялся сложноустроенный трудоемкий графический лист «Еда» Ивана Языкова, от покупки которого удержало только отсутствие подходящей для него стены в квартире.

Ли Чжэньхуа (Фото: Петр Захаров)
Почему искусство стало рефлексировать на темы еды? Понятна традиция натюрморта. Древний грек Зевксис, по преданию, поражал не только людей, но и животных: виноград с его картины клевали птицы. Изображения снеди в традициях голландской живописи соответствовало, с одной стороны, статусу обеспеченного буржуа, с другой, напоминало о тщете и мимолетности всего сущего. Так натюрморт стал не только изображением фруктов, мяса, овощей, рыбы, дичи, но и ретранслятором общественных ценностей, моральных принципов.
Современному искусству мораль неинтересна. Принимая на себя роль общественного психотерапевта, современное искусство пытается добраться до корневых для художника проблем и из области «что я создаю» переходит на территорию исследования «как я создаю» и «как моя работа влияет на людей». Об этом у меня случился подробный разговор с одним из кураторов основного проекта Уральской индустриальной биеннале Ли Чжэньхуа.

Антон Тотибадзе "День рождения Самогонных дел мастера"

Антон Тотибадзе "Может лучше без девчонок?"

Прежде чем стать художником, арт-критиком и куратором, Ли работал поваром, потому легко переносит ценности современного искусства на кулинарию и обратно. Еда и современная культура, по его мнению, рефлексируют на темы эмоций и разделения чувств. Это хорошо видно в работах Риркрита Тиравании. Тайский художник прославился в 1992 году благодаря перформансу в нью-йоркской «Галерее 303». Он установил там кухню с плитой, столом и стульями и готовил для всех желающих тайский карри. Он повторял этот перформанс в разных странах так часто, что превратился в бренд — «счастливый тайский парень, который готовит». Высказывания Тиравании, конечно, не о карри и тайской кухне, а о том, что происходит между людьми. Его объекты не инсталляции, а живые человеческие эмоции, помещенные в музейный контекст. Искусствоведы назвали это «искусством взаимоотношений», а, согласитесь, ничто так не выявляет отношения в группе, как еда.

Иван Языков "Еда" из цикла "Алфавит"
Еда как наследие, еда как традиция, еда как показатель социальной иерархии и фиксатор социального расслоения, еда как настоящее, еда как будущее — под каким углом ни смотри на тарелку, ты всегда увидишь в ней эмоции и связи, потому что ни одно блюдо на свете не предполагает солипсизма. Более того, сам факт существования такой примитивной еды, как, например, английские фиш энд чипс, может стать поводом для того, чтобы с помощью артистической метафоры иначе взглянуть на общепринятые вещи. Так сделал Мичихиро Шимабуку в своем проекте Fish & Chips. Он снимал рыб в океане и их реакцию на неожиданно появляющиеся перед ними картофелины. Абсурдный юмор его видео позволил зрителям взглянуть на повседневную модель поведения, созданную пищевым стереотипом.

Евгений Антуфьев "Павлова"
Примерно то же самое делает Антуфьев, облекая сладкую «Павлову» в плоть многим неизвестной, многими забытой великой балерины. Интересно, что бренд-шеф бара «Стрелка» Режис Тригель при разработке блюда действует как художник: сначала он делает эскизы, зарисовки на бумаге и только после этого приступает к воплощению.
«Готовить или делать искусство — нет никакой разницы» — шокирующее заявление Чжэньхуа обретает смысл, если знать, как определить делателя и его дело. И повар, и художник могут находиться в одном статусе. Статусе создателя эмоций. И пока, как мне кажется, повара по способности ежедневно высекать в нас искру счастья художников обходят.

P. S. Каждый посетитель выставки Евгения Антуфьева «Бессмертие навсегда» может получить скидку 10% на «Павлову» в баре «Стрелка», а каждый посетитель бара «Стрелка», заказавший десерт, получает возможность купить билет на выставку Антуфьева по специальной цене. Чем не идеальный симбиоз искусства и еды?

Евгений Антуфьев "Павлова"

 

Владимир Гридин

24 сент. 2015, 18:15

Оставьте комментарий

загрузить еще