Поиск

Коктейльный "Духless Bar": истина в бокале

Бар за "Елисеевским"

Коктейльный "Духless Bar": истина в бокале
Собственный бар писатель Сергей Минаев назвал именем своей самой известной книги, однако никакого намека на отсутствие духа здесь нет — скорее, наоборот

Изначально планировалось создать аналог знаменитого парижского литературного Café de Flore, куда любили захаживать Эрнест Хемингуэй, Трумэн Капоте, Лоренс Даррелл, Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар. В Москве фигур такого уровня сейчас нет, так что ограничились портретами любимых писателей на стенах и цитатами из них. Вдохновляющие фразы вроде «Когда жизнь дает трещину, крутые отправляются бухать» из Брета Истона Эллиса встречаются и на костерах. Они все разные, и разглядывать их — отдельное удовольствие в те несколько минут, что приходится ждать заказа.

За стойкой орудует команда барменов в халатах, протягивающих незримую нить от библиотекарей и архивариусов к протобарменам  алхимикам и аптекарям. Руководит ей Василий Жеглов («Китайская грамота», Black Thai). На шутки о Шарапове реагирует сдержанно, зато рассказывает о деде-полковнике, который работал над знаменитым делом о скрипке Страдивари. По его материалам братья Вайнеры написали роман «Визит к Минотавру» и был снят многосерийный фильм. Так в «Духless Bar» образуется еще одна «книжная» отсылка. Помимо классики, прописанной в основной алкогольной карте, Жеглов предлагает два десятка отличных авторских коктейлей, названных именами писателей или их произведений (480 или 560 руб.). Именно их и стоит пить, потому что даже после пяти разных напитков голова остается ясной, а вечер кажется едва начавшимся.

Коктейльный "Духless Bar": истина в бокале (фото 1)

Свежий и легкий «Буковски»  вариация джин-тоника, только джин настаивают на манго, которое дает легкую медовую ноту, тоник выпаривают, чтобы усилить вкус, а шафрановый биттер дает приятную горчинку. Молочно-розовый «Мураками»  аниме-хардкор. Белый рисовый квас, сок юдзу, личи, калпис со вкусом винограда «изабелла»  вся эта мультяшная «мимимишность» в бутылке с трубочкой в красный горох, будто это детский йогурт, скрывает изрядное количество рома. «Хантер Томпсон»  один из немногих лонгдринков  окрашен в тона имбирного пряника, медового бурбона и орехов. «Машенька»  ответ Bloody Mary с грузинско-тайским акцентом. Для него Жеглов смешивает красный карри и аджику  каково?! Девочкам, впрочем, больше нравится «Бегбедер»  зеленый витаминный микс рома, лайма, нектара агавы и щавеля. Его советуют пить быстро, и если совету следовать, то кожу на голове начинает покалывать от избытка витамина С. Фирменный «Духless»  превосходный твист на негрони. Бурбон для него настаивают на бананах (их аромат и едва слышная карамельная сладость  последний писк нью-йоркской барной моды). «Все хотят лизнуть шоколадку, это Москва»,  шутят о пахнущем микстурой «Бойцовском клубе». Его смешивают из грубого ржаного виски, шоколадного биттера и вермута, а край стакана поливают шоколадом, уверяя, что последний нужно не лизать, а нюхать: аромат шоколада гармонизирует букет коктейля.

Меню закусок пока невелико, все они приспособлены для еды руками (400—550 руб.). Разноцветными стаканчиками с разным содержимым, мини-салатами в ложках, тапасами на шпажках и десертами удобно делиться с друзьями. Лучше прочего сейчас удаются селедка с хреном и свекольным желе, сочная утка с мандарином и микробургеры с говядиной и бурбоном. «Духless Bar»  заведение не для бездельников, потому открывается только в шесть вечера, а по понедельникам и вовсе закрыто. Потому что потехе час, а делу время.

Ул. Тверская, 12, стр. 2

(495) 122-20-00

Владимир Гридин

4 дек. 2015, 18:30

  • Фото: Архивы пресс-служб

Оставьте комментарий

загрузить еще