Поиск

Итоги светского карантина от анонимных телеграм-каналов

Традиционно под конец какого-то этапа в светской и медиажизни (в этот раз - завершение карантина) просим анонимных экспертов разобрать по полочкам, что же все-таки случилось в светском котле, почему и чем это закончится?

Подготовила: Лиза Отарашвили


Видео: @rudkovskayaofficial

«Небожена»

За последнее время в тусовке произошло много странного. Собчак, например, оказалась владелицей какого-то мутного крабового бизнеса, который был вроде как перепродан сбежавшим в Японию авторитетным предпринимателем по имени Олег Кан. Все очень удивились, зачем Ксюша в такое впуталась, но потом я вспомнила, какая у Ксюши «крыша», и поняла, что никуда она не впуталась, все хорошо. Это просто зятя Тимченко решили немного потроллить, чтобы не расслаблялся, не жадничал и не трогал губернатора Кожемяку.

Но тема крабов не оставила меня просто так. Известный в узких кругах организатор древнерусских вечеринок и ювелир Петр Аксенов в своем инстаграме странно намекнул на то, что он вроде как счастлив с некоей Александрой Невзоровой. Я сначала подумала, что с Александром Невзоровым, и очень обрадовалась. Подумала, что Саша всё-таки вышел из шкафа на старости лет и как любитель антиквариата и странных украшений сошёлся со своим единомышленником. Но нет. Фаворитка Аксенова — Александра Борисовна Невзорова, дочь сенатора от Камчатки, выпускница МГИМО и создательница икорного бренда «Kamchatka. Premium seafood». Мы с ней похожи: ей тоже нравятся драники со сметаной и красной икрой и она тоже закусывает щеки, когда фотографируется. Правда, я про себя не покупаю статей в Instyle и Peopletalk, но это только потому, что мне денег жалко. А вообще девушка молодец — въезжает из крабов в гламур, а Собчак реверсом. Впрочем, ко всему этому камчатскому гламуру надо относиться с опаской: всё-таки отец Саши часто оказывался в первой пятерке самых богатых членов Совета Федерации, а в прошлом году предлагал использовать труд заключенных на рыбоперерабатывающих заводах. Я не проверяла, но, возможно, на своих. Так что, когда Сашкин лосось будете покупать в «Азбуке вкуса», помяните добрым словом каторжан.

Странностей за карантин все больше, потому что люди вышли из автоматизированных процессов своей жизни и остались наедине с собой и своими близкими слишком долго. Жертвой самоизоляции стала Регина Тодоренко: обычно она строила из себя милашку-улыбашку, но тут расслабилась и выдала то, что на самом деле думает. И потом этот эффект закрепила: извинилась так, чтобы завиноватить всех вокруг (упомянув какие-то загадочные травмы из детства), а потом выложила фото с улыбкой, под которым закрыла комментарии. Впрочем, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Спасибо, что пожертвовала деньги на нужды пострадавших от домашнего насилия женщин, спасибо за фильм. Пусть все это было и неискренне, фальшиво, с придыханием и с упоминанием того, что она теперь ходит к психологу, но всё-таки хоть какая-то польза от этого есть. И многим другим по касательной тоже досталось пользы — теперь на фоне Тодоренко Настя Ивлеева выглядит просто каким-то Эйнштейном.

Почему такие глупости происходят? Да потому что люди сидят расслабленные дома, мусора в головах хоть отбавляй, а поделиться не с кем. Вот они и выходят в прямые эфиры, откуда мы узнаём, что Марат Сафин и Новак Джокович верят в тайную чипизацию и облучение вышками, что Катя Гордон и Вика Боня — это такие русские аналоги Дэвида Айка, что Никита Михалков и Дана Борисова несут примерно одно и то же, что Влад Топалов готов бить тех, кому не нравится сексистский бред, который несет его жена (в том числе и женщин). Люди разучились быть наедине с собой, и это буквально сводит их с ума. Они никак не могут привыкнуть, что их диван теперь в прямом эфире и за слова придется отвечать.

Тодоренко в первую очередь распяли, конечно же, не жертвы насилия. Жертвы ругались, но решение по ее изгнанию и лишению премии Glamour приняли те, кто ненавидит милашек-улыбашек, понаехавших с Украины и ставших успешными. Они ненавидят ее по классовым причинам, хотя сами еще пятнадцать лет назад арендовали, а не владели квартирой в Москве. Они точно долго ждали, когда она споткнётся, и вот это случилось. Ничуть не скрываясь, они праздновали победу друг у друга в комментариях — это мерзко, но это закон жизни. Падающую вазу — толкни. Безусловно жаль, что вопрос домашнего насилия не сдвинется с мёртвой точки. Пока Марат Башаров и подобные ему ходят на телек вместо того, чтобы сидеть в тюрьме, — ничего не изменится.


«Бабская курилка»

Что есть скандал? Это когда мы чего-то не ждём, а оно нас неприятно удивляет. Мы всегда знали, что Башаров кого-то бьёт, знали, что Собчак зарабатывает на мутных бизнесовых схемах (да и вообще, ей испокон веков плевать, на чем зарабатывать). А Регине Тодоренко все же удалось удивить с откровенной апологией домашнего насилия (у блогера всё-таки должна быть более коммерческая схема мышления). В ситуации с Региной нет никакого заговора — человек просто ляпнул и поплатился. А скандал ведь хорош, когда есть расследование. Тут же нет ничего такого, но пошла волна возмущения. Приятно, когда общественный резонанс появляется вследствие раскрытия некой тайны. Например, что лидер мнений, образцовая мама, жена бывшего наркозависимого и ролевая модель всех маникюрш из Гольянова пропагандирует заскорузлые патриархальные принципы, такой проактивный «Домострой». Волна возмущения — это иммунный механизм общества, когда общество увидело аморальную аномалию, запустились защитные реакции. И слава богу.

Очень хорошо, что мы стали свидетелями скандала с участием Ксении Собчак и Любови Соболь. Но не потому, что он важный или содержательный — это скорее их внутренние разборки. Хорошо то, что это скандал между двумя значимыми женщинами, у каждой из которых есть сторонники разных полов. Более того, каждая из них — политический лидер для определённых тусовок. Значение женщины медленно, но верно упрочилось, а значит, мы на пути к феминизму в отечественной политике. В ситуации Собчак с крабами, на наш взгляд, кампания против Ксюши, конечно, имеет место быть. Что любопытно, эта кампания реализуется в том числе такими дорогостоящими инструментами, как сетка «Незыгаря», хотя по содержательности она яйца выеденного не стоит. Марат Башаров не так интересен, потому что он не светский персонаж, да и он который год признается, что бьет женщин, и все об этом знают. Ну а Панин вон надругался над собаками, а всем прохладно по этому поводу.

Самое ужасное в карантине, что в светских героях не оказалось ничего героического. Может, только кроме Антоши Красовского, который в первые дни карантина, когда все погрязли в мороке хтонического ужаса и заперлись дома, пошел в ковидный улей и вещал с передовой. Более того, карантин показал всю интеллектуальную нищету нашей тусовки. Фантазии хватило на первые две недели, а сразу после форматы себя исчерпали, и все, что скрывалось, вылезло наружу. Смотреть на Гном Гномыча (при всем уважении к талантам семейства Рудковских) сил больше нет. Даже молодёжь из тиктока показала точно такую же интеллектуальную немощь.

Любопытные высказывания светских героев? Давайте прекратим доить эту дохлую корову под названием «московский глянец». Вот карантин кончится, тогда и заживем. Светские онлайн-вечеринки? Да лучше бухать со своим отражением в зеркале, чем на любой онлайн-вечеринке, и светской тоже. А смотреть на них со стороны — это вообще какое-то кукловодство. Как сказался COVID на безудержном потреблении нашего света? Перестанет ли Виктория Шелягова покупать биркины из крокодила? Начнёт ли Ольга Карпуть ходить в H& M вместо Vetements? COVID — это потребительский пост. После поста неизбежно начнётся обжираловка.


«Только никому…»

Особых изменений в светской и любой другой жизни мы не заметили. Герои остались те же, разговоры и движи — такие же. Разве что с массовыми прямыми эфирами глупость, отсутствие вкуса и воспитания стали видны всем, а не только людям из ближайшего окружения. Мы все как бы оказались в игре — прототипе сетевого будущего, в котором максимум жизненных процессов переведены в онлайн. Рейтинг медийности персоны определяет теперь количество лайков и просмотров в стриме, а каким способом к этому приходят — никому не интересно. Героем нового времени в этом контексте для нас неожиданно стал Тимати. Империя рушится, его доходы без концертов и с закрытыми салонами и ресторанами стремятся к нулю, а последние клипы провалились, поэтому из сдержанного бизнесмена и отца вдруг полез оторванный беспредельщик, прокалывающий губу в прямом эфире или сбривающий на камеру волосы. Теперь он пишет фит с Джиганом про его «хавчик». Но Дениса-то просто понесло после рождения долгожданного пацана (с кем не бывает?), поэтому всё было искренне и тру, а в случае с Тимати всё как-то вымученно, как у Бузовой.

Имиджевые потери в Сети не очень принято было раньше фиксировать, поэтому все продолжили относиться расслаблено ко всему, что делают в диджитале. Как та же Регина Тодоренко, которая бездумно повторила слова, которые обычно говорила подружке по телефону. Уж таких крутых последствий с аннулированием рекламных контрактов не ждал никто. Да что там, никто не думал, что у этих слов вообще могут быть какие-то последствия, особенно в нашей стране.

Еще из наблюдений — на второй план ушли привычные герои шоу-бизнеса: тот же щедрый ежедневный ньюсмейкер Филипп Киркоров и Дима Билан, Лобода и Лолита. В топе обсуждений и упоминаний — именно цельные (и часто скандальные) персонажи, находящиеся вне своей профессии, поддерживающие амплуа активного сетевого тролля. Яна Рудковская, например, — ни дня без строчки, а нам только успевай конспектировать: то за себя борется, то за мужа, то за сына вендетту объявляет. А чего только стоят ее видеоработы для тиктока?

Не успела улечься пыль после нападения Ксении Собчак на блогеров с их челленджами, как на неё с другой стороны упали «крабы». Там, где любой бы утонул, Ксения как рыба в воде — привычно для себя отбила любые аргументы, пусть и самые железные. Даже слухи о «на этот раз точно» беременности просто потонули в бессчетном количестве инфоповодов вокруг этой женщины. И ей, к примеру, как Виктории «стыдно не знать» Шеляговой, никто из светских львиц не кинет: «Кто ты такая, чтобы мне советовать». Медийные личности, которые потеряли значительную часть дохода из-за вируса, пытаются заработать на бесчисленных (а порой и бессмысленных) марафонах: светские львицы, отрезанные от путешествий и возможности заниматься привычным бизнесом, внезапно открывают в себе фитнес-тренеров, специалистов по фейсбилдингу и мейкап-гуру.

От скуки бесконечные теории заговоров захватили умы наших селебрити. Айза, Катя Гордон, Виктория Боня и многие другие неустанно вскрывают «архивы ЦРУ» и предупреждают народ о вреде 5G, злодеяниях Билла Гейтса, чипировании, без пяти минут людоеде Томе Хэнксе и планах масонов по захвату мира. Хорошо это или не очень, судить не беремся — развлекаться тоже как-то нужно. Если говорить о фэшн, то здесь на передовой за всех честно отдувается Светлана Бондарчук с Патриков: собирает луки, присланные локальными дизайнерами, демонстрирует их в лучшем виде, и на этом, пожалуй, всё.

Коронавирус, как известно, лишает обоняния, но не других чувств. И это прекрасно. Ресторатор Аркадий Новиков музицирует в самоизоляции на даче с почти зятем Федуком. Любовь во время чумы находит скандальная светская бэдгерл Леся Кафельникова, которую как подменили: она стала волонтером и развозит старикам наборы, постит фоточки с альпаками и цветочками, а также рассекает по Подмосковью на восстановленной «копейке» с голубоглазым блондином-водителем Владимиром Новицким, сыном российского олигарха. К тому же Леся мило комментирует посты мамы парня в инстаграме.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий