Поиск

Пандемия и Black Lives Matter против быстрой моды: неэтичному масс-маркету приходит конец?

История на примере бренда Boohoo — олицетворения британского фаст-фэшн

Текст: Грейс Кук


Какова реальная цена дешевой одежды? Мы прекрасно знаем о ее влиянии на планету. Знаем, что подход к утилизации вещей у таких брендов, как Boohoo, неправильный. Мы также знаем, что в реальности платье Boohoo, которое стоит столько же, сколько чашка кофе, не может быть изготовлено в этичных условиях. И последнее — это то, что многие сознательно упускали все эти факты из виду или не хотели их признавать. До сегодняшнего дня.

Когда в начале месяца бренд Boohoo подвергся резкой критике за откровения о том, что склад в Лестере работал в полную силу во время карантина, без какой-либо социальной дистанции и средств индивидуальной защиты, люди были возмущены. Бренд бойкотировали: цены на акции Boohoo упали на треть, и компания потеряла 1 миллиард фунтов стерлингов от своей стоимости, в то время как розничные продавцы, включая Zalando, Next и ASOS, отказались от продукции бренда. Это заставило Boohoo выпустить неискреннее заявление о том, что компания занялась расследованием ситуации; это было настолько лживо, что один из ключевых акционеров бренда, Aberdeen Standard Investments, выкупил 80 миллионов фунтов стерлингов своих акций, после того как Boohoo не смог должным образом отреагировать на обвинения.

Неэтичное поведение и современное рабство давно стали обычным делом в манчестерском ритейле. Более половины продукции Boohoo производится на территории Великобритании, и в результате расследования, проведенного в 2017 году, выяснилось, что рабочим на фабрике в Лестере платили 3,50 фунта стерлингов в час, когда минимальная заработная плата в стране составляет 8,72 фунта в час. При этом в 2019 году Boohoo зафиксировал рекордную выручку в 857 миллионов фунтов стерлингов, что на 48% больше, чем в предыдущем году. До этого месяца они получали огромную прибыль, не платя своим швейным фабрикам и, следовательно, сотрудникам должным образом. Это не только не секрет в Лестере, но правительство Великобритании и Ассоциация моды и текстиля знают об этом. Так почему же Boohoo начали бойкотировать только сейчас?

Карантин из-за пандемии коронавируса заставил людей во всем мире сидеть дома и размышлять о воздействии наших решений как на планету, так и на других людей. Мы оставались дома, чтобы выровнять кривую заболеваемости, надевали маски в магазинах, чтобы защитить наиболее уязвимых, и аплодировали, чтобы те, кто заботился о нашем здоровье, знали, что мы ценим их работу. Учитывая, что в течение дня на улице можно было находиться только час, а покупать только предметы первой необходимости, мы пересмотрели природу «обязательных вещей» — в апреле продажи одежды упали на 50%.

Затем последовало движение Black Lives Matter после убийства Джорджа Флойда в Миннеаполисе, и мы снова столкнулись с тем, насколько несправедливо общество во всем мире, где расизм не только существует, но и заложен в основе наших культур. Привилегированность белых усугубляется еще и тем фактом, что этнические сообщества подвергались большему риску заболеть коронавирусом. «Последние несколько месяцев выявили крайне неэтичное поведение брендов: от неоплаченных заказов поставщиков в Китае или Бангладеш из-за COVID-19 до неуместных действий в связи с Black Lives Matter», — говорит Орсола де Кастро, основатель некоммерческого глобального движения Fashion Revolution.

То, что низкооплачиваемые работники швейной промышленности на этих «темных фабриках», вероятно, принадлежат к этническим сообществам, а 49% населения Лестера имеют индийское, африканское и азиатское происхождение, только усугубляет проблему; рабочих незаконно принуждали работать на фабрике, чтобы шить во время локдауна, без каких-либо средств индивидуальной защиты или социального дистанцирования. Во время глобальной пандемии и крупнейшего движения за гражданские права с 1963 года Boohoo, ставящий прибыль над людьми, стал слишком тяжелой ношей для общества. Закрывать на это глаза дальше стало невозможным как для покупателей, так и для акционеров.

Это обостренное чувство социальной и расовой несправедливости привело многих покупателей к бойкоту. «Низкооплачиваемые работники — это жертвоприношение, — говорит Гарриет Ноттон, которая поклялась больше никогда и ничего не покупать у компании и ее дочерних предприятий Nasty Gal, Pretty Little Thing, Oasis, Coast и Warehouse. — Тот факт, что персонал должен был работать без масок в такой области, как Лестер, где был второй всплеск заболеваемости поражает». Город все еще находится на карантине после того, как в июне резко возросли случаи, связанные с продолжающейся работой на швейных фабриках. «Когда это происходит буквально на пороге вашего дома в Лестере, а не в отдаленных местах вроде Бангалора, эту эксплуатацию гораздо труднее игнорировать», — говорит Фрэнсис Лич, еще одна бывшая покупательница.

По словам де Кастро, именно из-за движения Black Lives Matter фаст-фэшн-бренды и впредь будут расплачиваться. Пандемия в конце концов пройдет, все вернутся к обычной жизни, но Black Lives Matter — единственное, что останется от всего этого опыта с коронавирусом. «Это движение уже стало значительным культурным явлением, послужило катализатором для дальнейшего понимания разных вещей. Оно заставляет людей учиться», — уверена де Кастро. Впервые в современной истории разные поколения одинаково активно пытаются разобраться в вопросе о расовой и социально-экономической структуре их общества. И сотрудники фабрик являются частью этого разговора.

Бедственное положение недостаточно защищенных слоев общества никогда не было более очевидным. Бойкот таких брендов, как Boohoo, которые ведут себя недопустимо, спровоцирует еще более широкое обсуждение этой темы и, возможно, тогда начнется движение вперед. Де Кастро предлагает вместо этого совершать покупки у независимых брендов и у чернокожих ритейлеров или арендовать и покупать подержанную одежду на сайтах перепродажи. Инвесторы смотрят на цифры, и вложения покупателей имеют глубокую силу. Возможность спровоцировать изменения буквально находится в наших карманах. Так тратьте же с умом!


Материал был опубликован 16 июля 2020 года на BURO. London

Оставьте комментарий