Поиск

История Дианы Шурыгиной и глобальная культура виктимблейминга

Как одна передача на федеральном канале выявила корень проблемы российского общества

Текст: Саша Амато

В конце января после выхода программы «Пусть говорят» об изнасиловании 17-летней Дианы Шурыгиной из Ульяновска девушка стала жертвой многочисленных оскорблений в интернете. Сторонники обвиняемого 21-летнего Сергея Семенова, осужденного и приговоренного к тюремному сроку, создали группы во «ВКонтакте» (более 76 тысяч участников) и стали оспаривать обвинения, придерживаясь теории о том, что Диана якобы была в состоянии алкогольного опьянения и сама согласилась на половой акт. Все это сопровождалось угрозами в адрес девушки и ее семьи. Первый канал развернул историю в серию из трех передач, последняя из которых вышла 21 февраля.

В это время в Америке развивалась во многом похожая история, но с иным исходом. Скандалист, борец с феминизмом, провокатор и поклонник Трампа, один из главных рупоров так называемых альтернативных правых Майло Яннопулос потерял контракт на книгу с издательством Simon & Schuster из-за найденного его оппонентами интервью, в котором Майло защищает то, что он называет «эфебофилией», то есть половые отношения взрослого мужчины и несовершеннолетнего мальчика. Майло рассказал, что подобные отношения не только помогают юношам в личностном росте, но и дают им много опыта, а также поведал о голливудских вечеринках, на которые приходят толпы мальчиков 13 лет, чтобы найти себе богатого продюсера.

Эти комментарии повлекли за собой не только отмену выхода его автобиографии, но и увольнение его из ультраправого рупора Breitbart — издания, зачастую позволявшего себе антисемитские и гомофобные высказывания. На провокатора ополчились по обе стороны баррикад. Почему же этого не произошло с ведущим шоу на Первом, открыто советовавшим Шурыгиной «меньше пить и смотреть, с кем ложишься в постель»? Почему у него не отбирают работу? Почему педерастия в открытой и противозаконной форме вызывает публичное отторжение как у левых, так и у правых, а про историю Дианы говорят, что «не все так просто»?

История Дианы Шурыгиной и глобальная культура виктимблейминга (фото 1)

Ответ кроется, по методу бритвы Оккама, на поверхности: Диана девушка, и уже лишь поэтому «сама виновата». 13-летний мальчик, по устоявшемуся в обществе мнению, не только может дать согласие на половой акт со взрослым, но и сам может кого хочешь изнасиловать — гормоны ведь бушуют, можно простить. Однако та кампания травли, которая последовала после выхода на Первом канале двух передач про Диану, показала уровень, на котором теперь принято в нашем обществе рассказывать о подобных историях. Обсуждали внешний вид девушки («типичная проститутка»), ее реакцию («когда мою знакомую насиловали, она не просто кричала, а выпрыгнула с третьего этажа»), количество выпитого алкоголя («если вас приглашают на дачу вечером, то не в шахматы играть») — словом, все, кроме самого преступного и страшного акта избиения и изнасилования.

По-своему это отличный метод работы ток-шоу, в котором обсуждается все и не дается никакого решения. Потому что, чтобы начать решать в нашем обществе эти проблемы, пришлось бы принять то, что мужчина  беззащитный 21-летний герой нации — изнасиловал коварную 16-летнюю проститутку. А это не укладывается в голове — гораздо проще поверить, что девушка решила заработать денег, это нам привычнее, это знакомое.

Вообще, очень страшно смотреть на реальность честно, поэтому общество старается как можно быстрее переработать изнасилования, убийства, издевательства в мемы, шутки, рациональные объяснения. Вот как успокаивает себя администратор анонимного имиджборда «Двач» Нариман Намазов, а вот как решили отрекламировать новую акцию в официальной группе во «ВКонтакте» Burger King.

Не надо сердиться на Наримана, SMMщика Burger King или ведущего передачи на Первом. Их (надеемся) не насиловали, не лишали воли, не брали под крыло мужчины, они сами наверняка умные, взрослые и рассудительные ребята и прекрасно понимают, что к чему. Понимают, что при случае женщина чаще всего окажется слабее, не сможет ничего доказать, а если и сможет — ее поднимут на смех и еще осудят.

История Дианы Шурыгиной и глобальная культура виктимблейминга (фото 2)

Поэтому с женщиной, как и с маленьким мальчиком, можно делать что угодно. Разрешено природой — или чем там модно оправдываться сегодня: Фрейдом, британскими учеными, РПЦ? А если девушка дала консент (согласие) перед совершением изнасилования, а наутро поняла, что была в нетрезвом состоянии (это как раз не случай Дианы, но все же) и согласие было дано под давлением, то она уже практически черная вдова, мегера и зловещая секс-террористка. Поэтому групп поддержки Семенова так много — хочется приобщиться к ощущению этой вседозволенности, присоединиться к чувству силы и победы над опасными подлыми 16-летними изнасилованными девочками, втоптать их как можно тщательнее в грязь, потому что если не втоптать — придется принять, что... Что? Что насильники повсюду. Что они среди нас. Что среди них есть педофилы. Что они есть среди наших знакомых или хотя бы среди знакомых наших знакомых. А это очень страшно, ведь это бросает вину на нас самих! Мы не усмотрели, не поймали, не донесли вовремя! А как такое может быть? Не может. Мы все хорошие. И все наши знакомые хорошие. И все хорошо. 

Только Social Justice Warriors (воинами за социальное равенство) не стоит себя называть, а то неправдоподобно выглядит. Нельзя, как Майло или Нариман, пытаться усидеть на двух стульях и говорить, что ты одновременно и за справедливость, и чтобы «хороших парней зря не сажали». Выберите одно. И смотрите на это в зеркало. Потом расскажете, что увидели.

  • Фото:
    СКРИНШОТ

Оставьте комментарий

Загрузить еще