Поиск

Я/МЫ: журналист Денис Катаев — об общественной солидарности в 2019-м

Я/МЫ: журналист Денис Катаев — об общественной солидарности в 2019-м

По просьбе BURO. журналист «Дождя» объяснил, как российское общество буквально изобрело себя заново в 2019 году, почему теперь все — от актеров и эстрадных звезд до священников — говорят о несправедливости

Текст: Денис Катаев


В России отсутствует гражданское общество. На протяжении 20 лет правления Владимира Путина это было максимой, которую поддерживали даже самые отчаянные оптимисты. Но 2019-й сменил парадигму, а мушкетерский принцип «Один за всех и все за одного» очевидно заработал и в нашей стране, и не только в качестве кричалки на площади.

На самом деле, если присмотреться, предпосылки к этому существовали всегда, только в «тучные» нулевые было не до того, а потом все окончательно заглушили Олимпиада и Крым. Вспомнить хотя бы, как в 2013 году прямо перед выборами мэра политика Алексея Навального моментально освободили из-под ареста по делу «Кировлеса» на следующий день после того, как его сторонники стихийно вышли на Манежку. Но только теперь несправедливость коснулась буквально каждого: от журналиста до программиста, от актера до охранника, от студента до строителя.

Появившийся на последних акциях протеста девиз «Я/МЫ ВСЯ СТРАНА» как раз и выражает это состояние уникальной общественной солидарности.

Доказательством этой уже явной тенденции может служить не только самоорганизация разных сообществ, но и то, что даже ярые государственники, их верные соратники, хранители и опора режима вдруг тоже надломились и объединились вокруг защиты актера Павла Устинова, которого приговорили к 3,5 года колонии после задержания на несогласованном митинге, где он оказался случайно. Главный росгвардеец Золотов, самые рьяные пропагандисты Симоньян и Соловьев, священники из РПЦ, скандальный единорос Турчак — все вдруг как по щелчку усомнились в справедливости нашего российского суда. Каждый по-своему, не сдавая позиций, но все же автоматически солидаризировался с защитниками Павла Устинова и потребовал его немедленного освобождения. Никто при этом даже не покорчился. Представляете, что с ними будет в других декорациях?

То же самое было летом с делом журналиста Ивана Голунова, которое и открыло этот ящик Пандоры. Можно сколько угодно говорить про кулуарные переговоры, лоббистские усилия Алексея Венедиктова или той же Симоньян, пресловутую войну башен Кремля, но определенные политические решения случаются не просто так, а под давлением с улицы, как бы это ни пытались заговорить. Спусковым крючком становится все же тот самый ответ общества на вопиющую наглость и хамство карательной машины. И чем больше давления, тем существеннее и красоноречивее протест.

Сначала журналисты вступились за Ивана Голунова, а потом к ним подключились все остальные неравнодушные. На этой неделе актеры решили по зову сердца выйти к Администрации президента в защиту своего молодого коллеги Устинова, но повестка моментально расширилась, и уже через несколько часов к ним присоединились музыканты, студенты и обычные граждане, а требовать стали освобождения всех фигурантов так называемого московского дела.

То есть это уже намного шире, чем просто пресловутая цеховая солидарность. Это те самые горизонтальные связи и есть, о которых мы все так долго мечтали, а теперь они начали вырисовываться. Потому в стихийном шествии против политических репрессий на равных теперь принимает участие колонна в поддержку сестер Хачатурян, и, наоборот, на «Марше матерей» можно увидеть не только матерей и женщин. Теперь нужен только повод, чтобы прокричать Я/МЫ, а аудитория найдется. 50 тысяч человек 10 августа в центре Москвы на согласованном митинге — тому доказательство. Молчать больше никто не будет, тут Юрий Дудь прав.

А самое интересное, что главная затея — отпугнуть молодых людей от протестов и митингов с треском провалилась. Страх ушел вместе с возникшей солидарностью, выходить даже на несогласованные акции готовы все больше людей, а самое главное — тюрьма перестала быть пугалом и опасной угрозой, а стала стартовой площадкой, своеобразным кастингом новых лиц для той самой прекрасной России будущего. Романтичный и пламенный студент Вышки Егор Жуков — самый яркий арестант из «московского дела» — превратился в потенциального лидера на наших глазах. За решеткой он не скрывает улыбку и свое даже какое-то мазохисткое удовольствие от происходящих событий, ведь он уверен, что власть сама себе роет могилу, а ему создает биографию. «Больше всего я хочу поблагодарить наших власть имущих за тот громадный объем работы, который они выполняют каждый день по дискредитации самих себя. Действительно, сложно найти кого-то, кто сильнее способствует увеличению числа сторонников оппозиции, чем российская власть», — вот что сказал Жуков в Мосгорсуде, не обращая внимания на реакцию судей и прокурора.

Работа по самодискредитации власти продолжается с каждым судом и приговором. «2 процента дерьма», как назвал протестующих Владимир Соловьев, доказали российским пропагандистам и кремлевским сидельцам, кто на самом деле здесь власть, а кто — то самое дерьмо.

Оставьте комментарий