Поиск

Новый капитализм и Uber-экономика: как мы перестали платить традиционным корпорациям

И понесли наши деньги создателям современных онлайн-сервисов

Новый капитализм и Uber-экономика: как мы перестали платить традиционным корпорациям
Uber-экономика — новая реальность и новая культура сознательного потребления. Люди все чаще задумываются, на что и как они готовы тратить свои деньги, и дело здесь не только в желании сэкономить, убеждена Елена Стафьева

Я держу в руках номер французского еженедельника Le Point, на обложке которого сооснователь Airbnb Брайан Чески со своим французским бульдогом — и рядом вынос: «Революция капитализма», над ним шапка: Uber, Airbnb, BlaBlaCar, а под ним лид: «Работники и работодатели: как заработать на Uber-экономике». При этом я еду в машине милого французского парня Сирила с BlaBlaCar вместе с еще одним французским парнем и парой — Джонни (не знаю, откуда он) и польской девушкой Мартой, с которой мы говорим о советском сознании в России и Польше. Еду в чудную французскую трехкомнатную квартиру, снятую за смешные 25 евро в сутки на Airbnb. Uber в этот раз никак не задействован — но и без него я буквально являюсь олицетворением этой самой революции капитализма и отлично научилась извлекать пользу из Uber-экономики.

Этот новый капитализм мне чрезвычайно импонирует. По совокупности он довольно заметно изменил мою жизнь. И всякий раз, когда можно обратиться именно к его структурам, я с радостью сделаю это и не буду использовать традиционные институции. Почему?

ЭТО ВОВСЕ НЕ РЕАЛЬНОСТЬ «ДЛЯ НИЩЕБРОДОВ», КАК У НАС ПОЧЕМУ-ТО МНОГИЕ СЧИТАЮТ — ХОТЯ ВОПРОС РАЗУМНОЙ ЭКОНОМИИ ТУТ ИМЕЕТ НЕ ПОСЛЕДНЕЕ ЗНАЧЕНИЕ

Это ключевой вопрос для понимания новой реальности. Это вовсе не реальность «для нищебродов», как у нас почему-то многие считают — хотя вопрос разумной экономии тут имеет не последнее значение. Ездят на попутных машинах и живут в снятых частных квартирах вовсе не только малоимущие студенты. В моем окружении так делают многие — и вовсе не только потому, что выходит дешевле. Да, часто выходит, но часто и нет: например, в случае с Airbnb обычно по той же цене можно вполне снять номер в отеле, хотя в целом комфорта за свои деньги ты получишь меньше, конечно. И хотя я не люблю Airbnb с его тотальным контролем и надрывным оптимизмом, но я скорее потрачу свои 50—60 евро там, чем в отеле. То есть резоны тут немного другие.

Вопрос не в том, что люди хотят тратить меньше, а в том, как и на что они готовы тратить свои деньги. За что они готовы платить, а за что — нет. Кому они готовы отдавать, а кому — нет. И вот в этом примерно направлении и находятся все ответы и вообще ключ к пониманию того, в чем суть нового капитализма.

Еще лет примерно 10 назад в России большинство людей вокруг только усмехались, когда заходила речь о «сознательном потреблении». Все это ассоциировалось с толерантностью и политкорректностью и ничего, кроме иронии, у интеллектуалов не вызывало. С тех пор, слава богу, много чего изменилось, и хотя свободы вокруг стало меньше, частные нравы стали значительно мягче, и иронизируют по поводу толерантности сейчас только самые интеллектуально отсталые. Сознательное потребление тоже как-то перестало вызывать усмешку: людям стало не все равно, кому отдавать свои деньги и на что эти деньги пойдут. Идеология — та или иная — вообще стала частью потребления даже в России.

Новый капитализм и Uber-экономика: как мы перестали платить традиционным корпорациям (фото 1)

И хотя обычно «сознательное потребление» принято связывать с маленькими марками косметики и одежды, содействующими населению малоблагополучных частей света своими заказами, тут случай если не идентичный, то сходный. Я лучше отдам свои деньги вот этому конкретному Пьеру из Сен-Мало или Паоло из Сиены, чем безымянному и безынтересному владельцу сети отелей средней руки. Тут еще можно вспомнить антиглобализм и борьбу с корпорациями — но так широко смотрят немного обычных потребителей. Чаще всего людям просто приятней заплатить конкретному человеку, а не клерку в окошке кассы или на ресепшене. Да, Airbnb, в сущности, тоже корпорация — но совершенно неконсервативного вида, с новыми идеями и большим гуманистическим пафосом.

Это тот уровень горизонтальных связей, когда степень сознательности в обществе такова, что его члены хотят договариваться сами о своей будничной жизни, минуя традиционные корпорации и государственные каналы такого рода. Да, люди хотят сэкономить и получить ту же услугу, но за меньшие деньги — но одновременно они хотят, чтобы у них был выбор между обычным такси и Uber, и не хотят, чтобы им навязывали жесткие рамки. Бурный рост сначала социальных сетей, а потом и сервисов нового капитализма — это как раз одна из главных социальных и экономических характеристик нового мира. Тот же Le Point довольно подробно описывает, какие экономические возможности все это дает и тем, кто нанимает (и кто готов шевелиться в десять раз быстрее и иметь куда меньшую маржу), и тем, кто нанимается (и готов куда более оперативно реагировать на вызовы времени). Я же хочу сказать, что знаю отцов семейств, которые ушли работать именно на такого рода сервисы из традиционного бизнеса — и счастливы вместе со своими семьями.

Люди хотят сэкономить и получить ту же услугу, но за меньшие деньги — но одновременно они хотят, чтобы у них был выбор между обычным такси и Uber, и не хотят, чтобы им навязывали жесткие рамки

Социальный же эффект нового капитализма чрезвычайно мощный. Собственно, это тот самый новый мир, который прямо сейчас возникает на наших глазах. И особенно это важно для России. И не только потому, что у нас нет недорогих отелей и сервисы аренды частных квартир практически единственный способ для обычных туристов путешествовать тут. И не только потому, что у нас почти полностью разрушена система регионального автобусного и железнодорожного сообщения и поиск попутчиков просто спасает. И даже не только потому, что российскому государству настолько нет дела до своих граждан, что не снилось никакому европейцу.

Если в России и есть хоть какое-то гражданское общество, то оно тут, на Airbnb и BlaBlaCar, а не в прессе, не на политических форумах и даже не в Facebook (хотя он тоже мощный инструмент устраивания всего, от сбора средств на лечение до продажи ненужных вещей). И в той степени, в которой нам доступны Uber, Airbnb, BlaBlaCar (и десятки других такого рода сервисов), мы — часть современного мира, как французы, американцы, шведы и вообще кто угодно. Мы — арендующие квартиры, покупающие места в попутных машинах и вызывающие Uber — выстраиваем ту самую систему горизонтальных связей в огромной, разрозненной стране, на основе которой может возникнуть что-то лучшее и новое. Даже новая Россия.

Елена Стафьева

18 сент. 2015, 14:15

Оставьте комментарий

загрузить еще