Поиск

"Когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, можешь продать": интервью с Марией Бурасовской

Владелица галерей Lumas и "Глаз"

"Когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, можешь продать": интервью с Марией Бурасовской
«По выбранному искусству о человеке и его вкусе можно сказать очень многое» — эта фраза, которую галеристка Мария Бурасовская произнесла в финале нашего с ней интервью, возникла в моей голове в секунду, когда я вошла в галерею Lumas

Уютный сдержанный интерьер и книги с потрясающими фотоработами первым делом бросились в глаза, намекнув на то, что хозяйка места — в самом хорошем смысле этого слова интеллектуалка, у которой есть чему поучиться. Так и случилось. Мы поговорили с Марией о том, как обстоят дела в мире фотографии сегодня, на что обращать внимание начинающим коллекционерам, и о том, когда fashion-фотография становится искусством.

Мария, начнем с общего вопроса: что делает фотографию искусством?

Есть фотография «прикладная» — это, к примеру, то, что мы снимаем на iPhone и для семейных альбомов, есть фотожурналистика, а есть фотография, которую художник использует в качестве проводника, так же как он использовал бы кисть или бронзу. Большинство фотографий, выставленных в галереях по всему миру,  полноценные произведения искусства, при создании которых художники просто выбрали фотокамеру. С тех пор как арт-рынок этот факт «осознал» (а произошло это не так давно, лет 50 назад), фотография вошла в мир как полноценное искусство. И такие художники, как, например, Синди Шерман или Ричард Принс, чисто формально, конечно, являются фотографами, но на арт-рынке они уже стоят рядом с современными живописцами и скульпторами. Они доказывают, что создание сильной, значимой фотографии уже давно не вопрос техники, а вопрос идеи, вложенной в снимок. Нажатие кнопки, вид камеры, пленка, не пленка  это все вторичные вопросы, которые особенно никого не интересуют.

Какой жанр сейчас на передовой?

Лично меня больше интересует концептуальная фотография. Технику фотографии освоили все, фотография давно перестала быть утилитарной историей: мы все — фотографы, хороший снимок может сделать любой, даже двухлетний ребенок. Что в таком случае может отличать всю ту массу людей, ежедневно нажимающих на кнопки, от тех, кто действительно имеет талант и является художником? Художник знает, зачем и как он сделал тот или иной снимок, все его фотографии складываются в какую-то общую картину, отражая ту или иную идею.

Я, например, как и все, постоянно фотографирую, но только один из сотен моих снимков можно назвать удачным. Делает ли это меня фотографом? Стоит ли за этим кадром какая-то идея или концепция? Вряд ли. Об этой наглядной разнице я и говорю.

"Когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, можешь продать": интервью с Марией Бурасовской (фото 1)

"Когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, можешь продать": интервью с Марией Бурасовской (фото 2)

Возможно ли стать фотохудожником без специального образования?

Конечно. Сейчас в России практически нет фотографического образования: если человек хочет стать фотографом, он может, конечно, пойти в школу Родченко и получить там второе образование, но получить степень, как на Западе, и являться действительно дипломированным фотографом — невозможно. У нас такого просто нет. На Западе же при всех крупных университетах есть фотографические отделения и у большинства фотографов  даже тех, кому сейчас 50 или 60 лет,  есть та или иная ученая степень. Правда, есть также немало примеров, когда человек без специальных знаний, как звезда британской фотографии Пол Грэм, микробиолог по образованию, сразу же стал фотографом. Грэм, к слову, никогда микробиологом и не работал.

На кого из молодых фотографов и новых имен можно обратить внимание сейчас?

Это зависит от того, чем вы интересуетесь. Понятно, что в fashion-фотографии есть свои имена. В концептуальной  свои. И потом, «молодой фотограф»  очень растяжимое понятие. Молодой по возрасту может быть совершенно немолодым по уровню. Например, южноафриканский фотограф Михаэль Суботски  сильный концептуальный фотограф, которому немного за 30, при этом он уже глобальное мировое имя. Наверное, лучший способ увидеть новые имена — посещать ярмарки или выставки. Если вы приедете на Paris Photo или Photo London, вы сможете ознакомиться с самыми различными авторами — от именитых звезд до новых самородков. 

Есть ли в Москве подобное событие?

Самое масштабное — «Фотобиеннале», которую уже много лет организует МАММ. Благодаря усилиям музея у нас появляется возможность увидеть и классиков мировой фотографии, и пока неизвестных российских фотографов. К сожалению, художники из регионов сами до нас редко доходят, прежде всего потому, что местных институций там толком нет (за исключением Петербурга, Екатеринбурга, Владивостока — городов 5 наберется, пожалуй). Я уверена, что в каждом городе нашей страны есть таланты, но как их найти — ума не приложу. Я сама для своей галереи ищу их, но это очень сложно.

"Когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, можешь продать": интервью с Марией Бурасовской (фото 3)

Как вы, работая в творческом пространстве, организовываете свой день?

2/3 дня, к сожалению, провожу в машине, поскольку у меня 3 офиса в разных частях Москвы. Если добавить к этому 2—3 сторонние встречи, то получится, что я провожу большую часть времени в дороге. В галерее Lumas люблю работать больше всего, здесь очень уютно.

Есть ли какой-то дресс-код у галериста?

Все зависит от личных предпочтений. Но по собственным наблюдениям могу сказать, что и я сама, и мои коллеги интуитивно избегаем пестрых и кричащих вещей. Я работаю с визуальным материалом, я не могу его затмевать. Когда ты выставляешь что-то тонкое, красивое, пестрить на его фоне  очень странно. Но при этом искусство свободно, оно не подразумевает униформу. Неважно, что люди в искусстве делают: создают, показывают или продают его,  запихивать их в какие-то рамки просто нельзя, а одежда  это такое же поле для самореализации.

Fashion-фотография  это искусство или реклама?

Здесь, как и в фотожурналистике, есть баланс. Так, фотожурналисты зарабатывают съемками для журналов, газет, сайтов, из них всего 1015% выбиваются за рамки изданий, начинают выставлять свои работы в галереях, продавать их. То же самое и в моде. Понятно, что когда у тебя есть имя и когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, неважно, для какого журнала, в какой стране и с какой моделью,  потом ты можешь эти фото продать. Но рассчитывать только на продажи  это самоубийство. Этого себе не может позволить ни один фэшн-фотограф.

Если говорить не о фэшн-съемках, а именно о рекламе, то там такая же ситуация. Это разные миры, между которыми можно какое-то время перепрыгивать, но на двух стульях усидеть не получится: что-то одно перевесит. Есть голландский концептуальный фотограф Эрвин Олаф, ставший известным благодаря своим рекламным съемкам для Diesel. Он взял все возможные премии, был невероятно востребованным, но в какой-то момент понял, что он  заложник рекламной фотографии, совершенно не интересует арт-мир, у него никогда толком не будет выставок и вообще ничего, кроме этих мультимиллионных рекламных контрактов. 

То же я говорю и молодым ребятам: выбирайте, что вам ближе. Если вам ближе журналистика — поезжайте, смотрите, снимайте, продавайте снимки в журналы, но не мучайте галереи и не расстраивайтесь оттого, что у вас нет выставок. Просто делайте свое дело.

"Когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, можешь продать": интервью с Марией Бурасовской (фото 4)

"Когда ты — Питер Линдберг, что бы ты ни снял, можешь продать": интервью с Марией Бурасовской (фото 5)

 

На что обращать внимание тем, кто хочет коллекционировать современное фотоискусство, но ничего не смыслит в этом?

Нужно изучить предмет: как можно больше ходить по выставкам, ездить по ярмаркам, просматривать тонны фотографий в интернете. «Насмотренность» я рекомендую всем: профессионалам, художникам, начинающим. Основной же критерий при самом выборе фотографии или картины банален: нравится  не нравится. Мои галереи продают искусство совершенно разного типа. Lumas  более интерьерное, «Глаз»  коллекционное, но везде один двигатель: понравилась работа или нет. Если работа не понравилась, человек не будет ее покупать ни для интерьера, ни в качестве инвестирования. Слушать внутренний голос нужно. Если вы увидели работу на выставке, помните ее, рассказываете о ней друзьям, стоит задуматься, изучить этого художника, понять цены и то, кто его продает.

Также всегда нужно присматриваться к молодым. С одной стороны, это менее рискованно, с другой  более азартно, потому что купить фотографию человека с именем (того же Сальгадо) просто, если есть много денег. Рост цен на него, конечно, будет стабильным, пусть и не фантастическим, ведь его работы уже стоят довольно дорого. В данном случае вы покупаете стопроцентный актив. Если это молодой художник, есть шанс, что через год вы не найдете даже его имени: он все бросит, уедет в Индию или начнет пить  такое бывает. Но если вы угадали и он звезда российской, а может, и мировой фотографии, то картинка, купленная за 300 долларов, сделает вам состояние. Ну и потом, покупать молодых  это благородно. У них никогда нет денег, и они всегда очень радуются признанию, трогательно реагируя на то, что их работа будет висеть у вас дома.

Говоря о доме: как лучше оформить его с помощью фотографии?

Я бы выделила несколько основных аспектов. Во-первых, фон фотографии очень важен. Бледно-серый цвет стен в галерее Lumas  неслучайный. Он «вымерен» мировым сообществом как наиболее сочетающийся с любой фотографией: как с цветной, так и с черно-белой. Понятно, что серые дома мало у кого есть, и я к этому не призываю, просто нужно отдавать себе отчет в том, что если сделать выбор в пользу каких-то пестрых дизайнерских обоев, то подобрать к ним искусство будет довольно сложно.

Второе  это общая ошибка: покупку искусства в интерьер люди всегда пытаются отложить на последний момент, когда все готово. Лучше все-таки не подбирать фотографию или картину к дивану. Это не всегда ведет к правильному выбору и практически всегда усложняет жизнь. Наоборот, если вы работаете над интерьером, посещение галереи будет служить для вас мощнейшим вдохновением и ресурсом для новых идей. Влюбиться в предмет искусства намного проще, чем влюбиться в диван.  И, кто знает, может, от выбранной картины или фотографии будет отталкиваться весь интерьер.

В-третьих, получить комплимент по поводу классно выбранного дивана значительно сложнее, чем по поводу уникальной работы. Она может стать не только основополагающей вещью в интерьере, а даже центром внимания. По выбранному искусству о человеке и его вкусе можно сказать очень многое.

И последнее: не бояться сочетать разные виды искусства. Если висит фотография, рядом с ней можно повесить живопись вопреки стереотипам. Эклектика в любом виде прекрасна. Называемая европейцами «санкт-петербургская развеска», когда на стене висит очень много разноформатных работ, как раз доказывает то, что на одной стене могут быть и акварель, и масло, и семейные фотографии. Главное  верить своему чутью и экспериментировать.

А что украшает ваш дом?

Я представляю собой «неприятный микс» коллекционера и галериста. Совершенно не умею продавать то, что «наколлекционировала» сама: то, что попадает ко мне в руки, затем никуда не уходит. Я пытаюсь с этим бороться, но пока безуспешно: в моей коллекции есть и фотографии Родченко, и фотографии молодых ребят, которые я у них покупаю, чтобы поддержать. Не могу сказать, что я регулярно меняю экспозицию,  руки не доходят. И потом, когда работа органично встает в интерьер, менять ее просто не поднимается рука. 

Галя Бушуева

9 июля 2016, 15:00

  • Фото: Лиза Мелина

Оставьте комментарий

загрузить еще