Поиск

Как выжить в Москве после конца денег

Начинаем работать по-настоящему

Как выжить в Москве после конца денег
Похоже, жизнь в Москве в ситуации, когда кончились старые, из нулевых годов, деньги, становится бессмысленной: деньги были единственным конкурентным преимуществом неудобного, полного стрессов города. Но теперь только и начинает строиться нормальный капитализм, — считает главный редактор Timeout.ru и наш постоянный колумнист Геннадий Устиян

Споры на тему "валить — не валить" длятся давно, но у Москвы до сих пор был один железобетонный аргумент против отъезда. Мы относительно быстро и безболезненно пережили кризис 2008 года, который многих на Западе заставил урезать расходы и вообще отрезветь. Мир стал беднее, расплачиваясь за то, что долго жил не по средствам. Но тот коллапс, который происходит сейчас в России, можно сравнить только с началом 90-х, когда обесценивались деньги, распадались со скандалами страны, а старые договоренности переставали работать. Во многих отраслях есть сейчас люди, которым не заплатил ни один заказчик, потому что деньги просто внезапно стали другими. Все затаились, поснимали средства, положили их под подушку и стали ждать марта, когда якобы что-то прояснится. До марта еще долго, жить как-то нужно сейчас. Уехать и переждать тяжелые зимние месяцы, поддерживая связь с Москвой, чтобы вернуться, когда появится даже не улучшение ситуации (улучшения ждать долго, тем более что впереди каникулы, когда никто ничего не будет делать), а определенность и понимание ущерба, тоже можно, но за это время твое место под солнцем (под московским солнцем — это ирония) займут другие.

Москва после конца денег еще менее привлекательная, чем обычно. Все, на что мы жаловались раньше: климат, экология, пробки, угрюмые люди, агрессия, — более или менее уравновешивалось меркантильными соображениями. Все равно это столица русскоязычного мира и центр огромного перспективного рынка, где до последнего времени имело смысл работать. Эксперты даже говорят, что из-за падения рубля не будет волнений, потому что все равно, несмотря ни на какие кризисы и обвалы, большинство населения стало жить лучше, чем десять лет назад. Но когда исчезает ощущение перспективы, реальность и целые бизнесы лопаются, деньги тают на глазах, а вокруг люди сплошь и рядом остаются без работы — смысл жить такой жизнью теряется с каждой потерей рубля.

Но передумать можно, если, например, зайти в один из маленьких, ни на что не претендующих частных ресторанчиков в центре Москвы, которые не принадлежат никакой сети, начисто лишены московской спеси и хостес на входе, с важной миной спрашивающей: "Вас ожидают?", как будто вы пришли не съесть бизнес-ланч, а как минимум на сходку тайной секты. Именно такие заведения и есть тот самый нормальный западный капитализм, который мы не строили в предыдущие 20 лет, потому что все вокруг диктовала цена на нефть, а не здравый смысл и качество. Ресторанчик без пафоса скорее выживет, чем громоздкий дорогой ресторан, потому что в него хочется вернуться, вас обслуживает сам хозяин, обслуживание это хорошее, еда недорогая. А это самая антикризисная мера из всех возможных.

Как выжить в Москве после конца денег (фото 1)

Что касается людей, которые ходят в офис, то с планами о блестящей карьере можно распрощаться на ближайшие месяцы, если не годы, хотя и здесь все не так просто. При сокращающихся зарплатах, скажем, в издательском бизнесе (а говорят, что в некоторых домах закрыли февральские номера с минус 60% рекламных доходов, значит, и штаты или зарплаты сократят и уже сокращают вполовину) как раз появляется шанс удержаться сотрудникам с небольшой зарплатой, но чья работа особенно нужна. Я знаю свою сферу, поэтому могу говорить о ней. Журналисты давно под давлением блогов были вынуждены, с удовольствием или без, превратиться в сами-себе-издания. Если раньше журналист просто писал текст и отправлял по почте редактору, то теперь журналист — человек, который придумывает тему, пишет статью, сам делает или ищет иллюстрирующие ее фотографии, заливает на сайт, публикует, потом придумывает, как "расшерить" статью в соцсетях, потом, если он действительно гордится своей работой и хочет, чтобы ее увидело как можно больше народу, еще и занимается пиаром своей статьи, давая на нее ссылки у себя, поддерживая тему и отвечая на комментарии. То есть хороший журналист теперь делает работу не одного человека, а семерых: свою, фотографа, фоторедактора, редактора, корректора, смм-менеджера и пиар-менеджера. Это называется горизонтальная карьера — когда невозможность расти вверх и тяжелая экономическая ситуация заставляют работника осваивать профессии, которые он раньше считал не своими. У тех, кто не хочет или не может, меньше шансов без потерь пережить кризис. Я думаю, в других сферах тоже есть что-то похожее.

Это называется горизонтальная карьера — когда невозможность расти вверх и тяжелая экономическая ситуация заставляют работника осваивать профессии, которые он раньше считал не своими

Но кризис для одних означает подъем у других. Люди, не поехавшие на Новый год за границу из-за девальвации рубля или потери работы, зато пошли в кино — неделю назад последний "Хоббит" Питера Джексона занял второе место по сборам за первый уикенд за всю историю коммерческого кинопроката в России. У развлекательных телеканалов, несмотря на растущую конкуренцию с Интернетом, в ноябре не упала, а наоборот, выросла аудитория — потому что люди, опять же, остались дома. Да, люди меньше стали ходить, например, на бессмысленные мастер-классы шеф-поваров, платя за сеты большие деньги. Но есть все равно надо, и они вернутся в тот самый уютный вкусный недорогой ресторан, где их обслужит вежливый хозяин. В Москву приходит настоящий капитализм, где нужно начать все снизу и с нуля, и важно для себя понять, что во всем мире все так и начинали. Прошлое обнулилось, начинаем работать по-настоящему.

Геннадий Устиян

19 дек. 2014, 15:15

Оставьте комментарий

загрузить еще